Пользовательский поиск

Книга Верблюжий клуб. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава шестьдесят шестая

Кол-во голосов: 0

Глава шестьдесят шестая

Оглядевшись по сторонам, Стоун и Робин увидели, что оказались в помещении, бывшем точной копией знаменитой аллеи Хогана в Квонтико, где агенты ФБР тренируются в соответствии со сценариями реальной жизни. Секретная служба тоже имела копию аллеи Хогана в своем учебном центре в Бетсвилле. В обширном зале высились макеты зданий, стояла телефонная будка. Вдоль улицы тянулись тротуары, перекресток был оборудован светофором. На улице был запаркован старый черный седан со спущенными и подгнившими шинами. Стоуну и Робину показалось, что они попали в машину времени.

На улице стояли манекены – двое мужчин, три женщины и несколько детишек. Краска на их лицах выцвела, и это придавало им жутковатый вид, но фигуры по-прежнему выглядели весьма реально. Робин заметил, что у них у всех в головах имеются пулевые отверстия.

Стоун повел Робина в обход одного из зданий. С тыльной стороны сооружения находилась деревянная лестница, ведущая к площадкам у каждого из прорезанных в передней стене окон.

– Здесь мы тренировались в снайперской стрельбе, – пояснил Стоун.

– Кого вы учились убивать?

– Тебе лучше этого не знать, – сухо произнес Стоун и приложил палец к губам.

Робин услышал приближающиеся шаги. Стоун молча показал на окно. Они тихо поднялись по ступеням и осторожно выглянули.

В помещение вошли три корейца. Они двигались слаженно, как очень хорошо подготовленный и сработавшийся отряд. Каждый поочередно прикрывал перемещение двух других.

Пальцы Робина и Стоуна лежали на спусковых крючках пистолетов. Стоун чуть подался вперед, приготовившись к стрельбе. Однако их положение осложнялось тем, что корейцы были вооружены автоматами «МР-5». Если Робин и Стоун с одного выстрела уложат двоих, останется еще один, которому будет известно их местонахождение. И даже два пистолета не могут составить конкуренцию находящемуся в умелых руках автомату.

– Великий Боже! – прошептал Робин.

Один из корейцев рухнул на пол с торчащей из шеи рукояткой ножа. Двое других мгновенно открыли огонь в том направлении, откуда прилетел нож. После этого наступила тишина, и корейцы, сделав короткую перебежку, укрылись за автомобилем.

Теперь они оказались спиной к членам Верблюжьего клуба, и их без труда можно было взять на мушку. Робин вопросительно взглянул на Стоуна, но тот отрицательно покачал головой. Прежде чем каким-то образом ввязаться в дело, он хотел посмотреть, как будут развиваться события.

Один из корейцев вытащил из кармана какой-то предмет. Граната? Кореец выдернул чеку и бросил туда, где, как он полагал, находился метнувший нож.

Хоть граната летела не в их направлении, Стоун схватил Робина и прижал его к деревянному полу площадки.

Грохот от взрыва в сравнительно небольшом пространстве казался ужасным. Когда шум стих, а дым слегка рассеялся, Стоун и Робин выглянули в окно. Корейцы двинулись вперед. На их месте Стоун немного бы выждал, пока дым хоть немного рассеется.

Через миг из душной мглы возник человек, с ног до головы облаченный в черное. Человек передвигался так быстро и энергично, что казалось, будто на него не распространяется закон всемирного тяготения. Два кривых меча в его руках были похожи на сверкающие крылья.

Ударами своего оружия он выбил автоматы из рук корейцев. Когда те потянулись к кобурам пистолетов, мечи перерубили их ремни, кобуры упали на пол, и человек в черном ногой отбросил их в сторону. Серия ударов практически слилась в одно плавное движение.

Затем человек встал между нападавшими, откинул с головы черный капюшон и положил кривые, в виде полумесяца, мечи на пол.

Том Хемингуэй внимательно посмотрел на своих противников и заговорил с ними по-корейски.

– Что он сказал?

– «Сдавайтесь или умрете», – ответил Стоун, завороженный развертывающейся перед его взором картиной.

– Думаешь, они сдадутся? – прошептал Робин.

– Нет. Это парни из Северной Кореи – их способность переносить боль и страдания выходит за рамки понимания обычных людей.

Стоун взглянул на Хемингуэя.

«Да, им сейчас потребуются все их способности переносить страдания».

Корейцы заняли боевую позицию тхеквондо. Один сделал короткое движение ногой, на которое Хемингуэй даже не счел нужным отреагировать. Он снова заговорил с ними по-корейски. Противники отрицательно покачали головами, а один даже попытался нанести удар ногой. Хемингуэй схватил его за щиколотку и с разворотом швырнул себе за спину. И снова произнес несколько слов по-корейски.

Робин бросил на Стоуна вопросительный взгляд, и тот перевел:

– «Я очень сожалею, что мне приходится это делать».

Стоун и Робин еще не успели перевести дыхание, как Том Хемингуэй пошел в атаку. Он без труда пробил хилую защиту, и его удар пришелся корейцу точно в грудь. Удар оказался настолько быстрым, что трудно было уловить взглядом. Следующим был сокрушительный удар ногой в голову второго нападавшего.

Даже со своего места Стоун и Робин слышали, как хрустнула его шея.

Оставшийся в живых кореец бросился бежать через улицу в сторону автомобиля. Хемингуэй кинулся за ним. Когда кореец обернулся, Том, увидев в его руке нож, прыгнул. Кореец успел метнуть оружие, и клинок распорол Тому руку, но его это не остановило. Удар ногой в челюсть – и кореец грохнулся спиной на автомобиль. Хемингуэй неторопливо осмотрел свою рану и снова обратил внимание на врага.

– Боюсь, зрелище будет не из приятных, – заметил Стоун.

Хемингуэй покончил с противником одним ударом. Стоуну никогда не доводилось видеть удара такой силы, нанесенного человеком. Это походило скорее на удар медведя-гризли.

Хемингуэй не позволил корейцу упасть. Прижав его к машине, он продолжал наносить удары свободной рукой – в голову, в грудь, в живот. И бил с такой силой, что дверца машины оказалась помятой. Робин и Стоун увидели это уже после того, как превратившееся в мешок тело корейца сползло на пол.

Хемингуэй отступил назад, вздохнул и задержал взгляд поочередно на каждом из трех покойников. Когда он наклонился, чтобы поднять мечи, Стоун поднял пистолет и прицелился ему в затылок. Неожиданно Хемингуэй напрягся, выпрямился и посмотрел туда, где скрывались Стоун и Робин.

Видеть их Хемингуэй не мог, но Стоун не сомневался: он знает о присутствии в помещении других людей.

Хемингуэй стоял, очевидно, ожидая пули, но Стоун опустил пистолет. Хемингуэй выждал еще несколько секунд и исчез.

Полностью утратив ориентировку, Джеки мчалась, сама не зная куда. В конце концов она остановилась и огляделась. Кажется, она в лабиринте.

– Алекс? – крикнула Симпсон.

– Джеки! – услышала она в ответ. И побежала на голос.

– Джеки, они где-то здесь, будь внимательна.

Симпсон мгновенно остановилась, упала на колени и прислушалась. Вначале она слышала лишь свое дыхание, затем до нее долетел звук шагов, шагов очень осторожных. Она отползла назад по коридору, подальше от источника звука, и подняла пистолет, готовясь выстрелить.

– Джеки?

– Я здесь, – откликнулась она.

Из-за угла появилась голова Алекса, и вскоре он уже был рядом с ней.

– Что с вами случилось? – спросила она, глядя на его брюки.

– Не спрашивайте, – ответил он, пытаясь соскрести со штанин вонючий ил. – И если вы когда-нибудь осмелитесь сказать, что мне не хватает терпения, я вас поколочу. Мимо меня там пробежали два парня. Вы их, случайно, не встречали?

Джеки отрицательно покачала головой.

– И как же нам отсюда выбраться?

– Очень просто. Надо лишь смотреть в пол.

– Что?

Алекс не ответил. Агент секретной службы прошел по коридору и остановился в том месте, где коридор пересекался с другим. Затем он опустился на колени и, уставившись в пол, спросил:

– Что скажешь на это?

Симпсон подбежала к нему и тоже опустилась на колени.

– Видишь? – Он указал на едва заметное пятнышко, скрытое в углублении пола.

104
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru