Пользовательский поиск

Книга Верблюжий клуб. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава тридцать пятая

Кол-во голосов: 0

– Кому ты звонишь? – поинтересовался Стоун.

– Никому. В моем мобильнике есть диктофон. Я должен позже позвонить Частити и включил функцию напоминания. Тот аппарат, который я отдал тебе, обладает теми же возможностями. Кроме того, он и фотокамера.

Милтон произнес в трубку несколько слов и убрал аппарат.

– Итак, как зовут этого человека? – спросил Стоун.

– Тайлер Рейнке. Живет неподалеку от Пурсевилля. У меня есть его точный адрес.

– Я знаю это место? Удалось узнать, где он работает?

– Я влез во все, во что было можно, но ничего не нашел. А влезть, как тебе известно, я могу во множество мест.

– Это может означать, что он трудится в НРЦ. Думаю, что даже ты туда влезть не можешь.

– При желании и это возможно.

– А о Джеки Симпсон ты что-нибудь узнал?

– Довольно много. Вот тебе распечатка. – Он передал Стоуну небольшую папку.

Стоун открыл ее. Алекс прав, подумал он, уставившись на распечатанную на лазерном принтере фотографию женщины. Характер ее и в самом деле проявляется в чертах лица. Был в папке и ее домашний адрес. Джеки Симпсон жила неподалеку от вашингтонского офиса секретной службы. На работу она скорее всего ходит пешком, подумал Стоун. Закрыв папку, он спрятал ее в свой рюкзак и объявил Милтону, что предсмертная записка попала в руки НРЦ, не забыв при этом упомянуть, что на ней могли остаться отпечатки его пальцев.

– Я знал, что мне не следовало к ней прикасаться! – глубоко вздохнув, произнес Милтон.

– Как ты считаешь, твоя персона все еще фигурирует в базе данных Национального института здоровья?

– Скорее всего да. Кроме того, секретная служба брала мои отпечатки, когда я послал это глупое письмо относительно Рейгана. Тогда я был страшно разозлен тем, что были урезаны статьи бюджета, направленные на поддержание психического здоровья.

– Я хотел провести собрание сегодня вечером у Калеба, но, боюсь, теперь это небезопасно.

– Где же мы тогда встретимся?

В этот момент у Стоуна зазвонил телефон. Это был Робин. Судя по голосу – в сильном волнении.

– Встретился я тут с одним своим старым дружком – мы вместе дрались во Вьетнаме, потом поступили в военную разведку. До меня дошли слухи, что из разведки он ушел, вот я и решил посидеть с ним, выпить и по возможности узнать новости. Он сказал мне, что НРЦ довел всех до белого каления своим требованием передать файлы на террористов в центр. Даже база данных ЦРУ подверглась чистке. Грей понимает, что если будет контролировать информацию, то будет контролировать все.

– Выходит, все разведывательные службы должны делиться сведениями с НРЦ?

– Точно. И НРЦ знает, чем занимаются все остальные.

– Но согласно закону, Робин, НРЦ обязан контролировать другие ведомства.

– Кого интересуют твои законы?! Неужели ты думаешь, что ЦРУ станет сообщать всю правду?

– Нет, не думаю, – ответил Стоун. – Передача правдивой информации контрпродуктивна и вдобавок не имеет исторических прецедентов. Шпионы всегда врут.

– Мы встречаемся сегодня у Калеба? – спросил Робин.

– Я не уверен, что Калеб… – Конец фразы повис в воздухе. – Калеб… – протянул он.

– Оливер! Ты все еще там?

– С тобой все в порядке, Оливер? – в свою очередь, участливо поинтересовался Милтон.

– Робин, где ты сейчас? – торопливо спросил Стоун.

– В своей жалкой развалюхе. А что?

– Не мог бы ты прихватить меня на «Юнион-стейшн» и отвезти в мое хранилище?

– Конечно, могу. Но ты не ответил на мой вопрос. Мы собираемся сегодня у Калеба или нет?

– Нет. Мы встретимся здесь, на «Юнион-стейшн».

– «Юнион-стейшн»? – переспросил Робин. – Не самое уединенное место!

– Я же не сказал, что мы проведем там собрание.

– Что-то ты говоришь загадками… – проворчал Робин.

– Все объясню позже. А пока забирай меня отсюда, и как можно быстрее. Буду ждать тебя у главного входа!

И Стоун закрыл телефон.

– А зачем тебе в хранилище? – спросил Милтон.

– Мне надо там взять кое-что. Нечто такое, что, возможно, прольет свет на кое-какие факты.

Глава тридцать пятая

– Похоже, никого нет дома, – сказал Тайлер Рейнке; они с Петерсом следили за жилищем Милтона, не выходя из машин. Заглянув в досье Милтона Фарба, Рейнке сухо продолжил: – Угроза подсыпать яду в любимое драже президента Рейгана скверно отражается на карьере! Может быть, потому они и не пошли в полицию?

– Какая разница! Я всего лишь хочу узнать, почему они той ночью оказались на острове Рузвельта, – хмуро отозвался Петерс.

– Я предлагаю немного выждать, а затем порыться в его норе. Если парень прячется, то в его доме мы сможем найти указания на то, где он может быть.

– А тем временем давай еще раз махнем в Джорджтаун, – предложил Петерс. – Возможно, той ночью кто-нибудь что-нибудь видел…

– И заодно будет совсем не вредно еще разок осмотреть лодку, – добавил Рейнке.

Капитан Джек поправил шляпу, погладил желтую розу на лацкане пиджака и с удовольствием оглядел свою новую собственность. Обширный гараж имел три просторных рабочих станции. Однако два рабочих места были свободны и лишь один автомобиль проходил полное «техническое обслуживание». Из смотровой ямы в полу появился иранец Ахмед и вытер ладонью лоб.

– Как дела? – спросил Капитан Джек.

– Все идет по плану. Вы говорили с женщиной?

– Эта деталь стоит на нужном месте и готова к действию. Но больше никогда не задавай подобных вопросов, Ахмед, – произнес Капитан Джек ледяным тоном.

Иранец коротко кивнул и исчез в своей яме. Через пару секунд помещение гаража заполнил шум электроинструментов. Капитан Джек вышел на солнечный свет.

Ахмед выждал еще несколько минут, затем выбрался из ямы, подошел к верстаку и извлек из-под промасленной одежды длинный нож, заранее припрятанный им среди инструментов. После этого он открыл заднюю дверцу автомобиля и спрятал под коврик нож.

А Капитан Джек влез в свой «ауди» и двинулся к дому напротив больницы Милосердия. Один из афганцев впустил его в квартиру.

– Оружие здесь? – спросил он.

– Как вы сказали, мы переносили его по частям в фирменных бумажных пакетах местного супермаркета.

– Покажи!

Афганец подвел его к большому телевизору в углу комнаты. Вместе они отодвинули телевизор в сторону, и афганец при помощи отвертки поднял ковер, обнажив мягкую подложку и пол. Доски пола в этом месте были заменены листом фанеры. Под фанерой Капитан Джек увидел две снайперские винтовки с мощными оптическими прицелами.

– Я слышал об «М-50», – заметил Капитан Джек, – но пользоваться ими мне не доводилось.

– Калибр винтовки двадцать один миллиметр, а прицел имеет цифровую оптику. Патрон снабжен анализатором внешней среды и тепловым локатором. Оружие обладает способностью нейтрализовывать непроизвольное подергивание мышц.

– Мне такие хитрые приборы никогда не требовались, – деловым тоном произнес Капитан Джек.

– Кроме того, винтовка покрыта камуфлексом и после нажатия вот этой кнопки сливается по цвету с окружающей средой. Ствол изготовлен методом нанотехнологий, и угол отклонения на расстоянии тысячи метров составляет одну стотысячную минуты. Все это, конечно, перебор, но делу не вредит. У нас есть пара «МР-5» и примерно две тысячи патронов к ним.

Когда-то Капитан Джек совершил непростительную ошибку, введя барометрическое давление после поправки на высоту и использовав при этом данные бюро погоды. Снайпер должен вводить фактическое давление безотносительно к поправке на высоту. Это и было основной ошибкой, поскольку плотность холодного воздуха выше, чем теплого, и звук распространяется медленнее. Последнее особенно важно, если используешь сверхзвуковые боеприпасы. Поэтому объект не был убит, а получил лишь ранение, что совершенно недопустимо, когда речь идет о жизни главы государства.

– А где боевое обеспечение? – спросил Капитан Джек.

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru