Пользовательский поиск

Книга Сладкозвучный серебряный блюз. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - 47

Кол-во голосов: 0

47

– Добей эту мерзость! – выпалил Морли и тут же повторил приказ на языке гроллей.

Марша принялся колотить бьющееся в конвульсиях создание, пока оно не затихло.

– Валентин, вылезай!

В ответ – снова шипение. Я поднял повыше камень Люцифера, чтобы разглядеть, кем это так интересуется Морли.

И сразу многое стало на свои места.

Я узнал это лицо: Валентин Перманос.

Шесть лет назад главный подручный короля преступного мира некий Валентин Перманос и его брат Клемент исчезли, прихватив с собой половину состояния шефа. Ходили слухи, что братья скрылись в Фулл-Харборе. Морли мог бы, наверное, рассказать все подробно, но я пока был вполне удовлетворен тем, что узнал.

– Приступим, Гаррет. – Морли взялся обеими руками за рог.

Валентин Перманос начал расталкивать одного из покоящихся владык.

Его лицо было искажено ужасом. Говорят, что скорость, с которой прогрессирует болезнь, сильно зависит от воли жертвы. У Валентина процесс зашел значительно дальше, чем у его брата. Он активно желал превратиться в одного из них.

Я припомнил слухи о том, что в то время, когда Валентин грабанул босса, он уже медленно умирал от какой-то болезни.

Морли с силой вогнал рог точно в сердце ближайшего к нему вампира. Я последовал его примеру… Он расправился с третьим. Я сравнял счет.

Изрыгнув крепкое ругательство, Морли приказал:

– Дожанго! Кинь мне другой рог!

– Это же сто марок, Морли! Чем плох тот, что у тебя, по правде говоря?

– Он застрял в ребрах гнуси! Швыряй новый, тебе говорят!

Я двинулся к следующей жертве. Дрожь в теле прекратилась. После этого останется всего шестеро. Перевал преодолен. Главные трудности позади, еще несколько минут – и мы можем уходить.

Я изо всех сил ударил вниз рогом.

Внезапно тот, которого тряс Валентин, прыгнул на меня.

Я отклонился в сторону. Стрела из арбалета Дожанго рассекла чудовищу лицо. Морли вонзил в него рог. Потолок был так низок, что гроллям приходилось стоять на коленях. И все же Дорис изловчился ткнуть монстра в брюхо своей дубиной. Я заметил на груди вампира подвеску с крупным рубином и схватил Морли за плечо, не дав ему ударить.

– Ко мне все! Живо! – закричал я, отступая. – Это сам Владыка по крови. Хватайтесь за меня! Все прикоснитесь ко мне!

В меня вцепились руки моих соратников.

– Закройте глаза!

Нащупав в рукаве помятый и пропитанный потом клочок бумаги, я быстро разорвал его пополам, ожидая, что в любой момент в меня вонзятся клыки и когти.

Я открыл глаза.

Они все уже восстали из своих гробов. Руки поднесены к вискам, пасти разинуты в беззвучном вопле. Вампиры раскачивались взад-вперед – разум оставил их.

– Две минуты! – проорал я. – Меньше двух минут на то, чтобы покончить с ними!

Признаться, я несколько приуменьшил отпущенное нам время, потому что не полностью доверял магическим силам Старой Ведьмы. И еще мне показалось, что Владыка по крови не был полностью выведен из строя.

Это была отвратительная, грязная работа, которой я не могу гордиться, хотя мы уничтожали «их». Мы отбрасывали тела назад, а гролли своими дубинами добивали вампиров, превращая их головы в бесформенное месиво. Победа завоевывалась нелегко. Несмотря на временное безумие, они чувствовали, когда их атаковали. Я получил не меньше дюжины неглубоких царапин, которые позже следовало тщательно обработать и перевязать. Морли чуть было не перегрызли горло, потому что он из странного благородства оставлял Владыку по крови для меня.

Дубинки гроллей вовремя разбили череп древнего чудовища.

Дожанго вел репортаж о происходящем в большой пещере: толпа слуг решила наконец вмешаться в схватку. Морли был занят тем, что выковыривал из щели своего пленника. Я приказал гроллям повернуть назад, отшвырнув одновременно в сторону Кейен и ее парня, чтобы их ненароком не забили зеленые братишки.

Услышав резкий вопль, я оглянулся.

Морли уже выдергивал рог единорога из груди Клемента.

– А это было вовсе не обязательно, – оскалился я и взглянул на Кейен. Интересно, пойдет ли она теперь со мной? Она опустилась рядом с Клементом и взяла его руку в свои ладони. Я посмотрел на лаз, запустил руку в заплечный мешок и швырнул несколько зажигательных бомб мимо гроллей. Вспышка света отбросила слуг по крови назад.

– Уходим! – приказал я. Оглянувшись, я увидел, что Морли уже двинулся, волоча за собой пленника. Кейен неохотно поднималась на ноги, с лицом холодным, как смерть, рядом с которой она только что находилась. Но Дожанго…

– Чтоб ты сдох, Дожанго! Чем, черт побери, ты занялся?

– Гаррет! Это же подлинный камень-кровавик, принадлежащий Владыке по крови. Знаешь, сколько он может стоить? Ты только взгляни на паразита. Ему же не меньше трех-четырех тысяч лет.

Три-четыре тысячи лет. Столько времени это чудовище охотилось на людей. Надеюсь, ему подыщут особое место в преисподней, где полыхает самое жаркое пламя.

Я прополз через лаз вслед за гроллями, разбросал остаток зажигательных бомб и кинул в толпу парочку осветительных патронов. Общий вопль снова усилился. Я опустился на колено, держа меч наготове, а гролли принялись размахивать дубинами с невиданной яростью.

На мое плечо опустилась рука. Я обернулся и взглянул в печальные, нежные и даже прощающие глаза.

Морли, держа одной рукой мешок и пленника, начал швырять зажигательные бомбы. Я слышал удары тетивы арбалета Дожанго.

– Что это ты сотворил, Гаррет?

– Потом.

– Я нюхом чую колдовство. И много еще осталось у тебя в рукаве?

– Освобождаем пленников и уходим.

Жители подземелья, чуть отступив, начали группироваться у входа в туннель, ведущий к свету. Они не хотели сдаваться. Остановив нас, они смогут сохранить свой образ жизни. Обитатели тьмы станут ждать, пока один из рожденных по крови не возмужает и не станет столь могущественным, что превратится в нового Владыку.

Из темноты вылетела стрела и отскочила от плеча Марши. Кто-то добрался до оставленного нами у входа оружия. То, что для толстой шкуры гролля было пустяком, могло принести смерть остальным.

– Двигайтесь! Ты, Дожанго, первым!

Роза и Тинни завывали не хуже, чем тысяча дерущихся котов. Мы пробились к клеткам. Большинство пленников были бледны, как и их хозяева. Ночное племя высасывает у жертв кровь медленно, не так, как паук. Я удивился, что они все еще живы.

– Привет, Плоскомордый, – произнес я, не обращая внимания на женщин. – Ты все такой же принципиальный и упрямый? Я не хочу оставлять тебя здесь.

Надо отдать должное Плоскомордому. У него не очень много мозгов, но с юмором все в порядке. Он даже ухитрился ухмыльнуться.

– Все в порядке, Гаррет. Я – безработный. Уволен, потому что не смог вытащить нас из этого дерьма.

Судя по количеству ран на теле, Плоскомордый сделал все, что мог. Он посинел от холода. А я даже не замечал арктического мороза, настолько был возбужден.

– Значит, ты свободен для работы. Считай, что получил от меня задаток.

– Заметано, Гаррет.

– Ну а как вы, Васко? Все еще полагаете, что сможете разбогатеть, остановив меня? Взгляните сюда. Это – девица Денни. Сколько времени, по-вашему, она могла бы продержаться? Год? Да и то, если бы вам повезло. Все ваши друзья умерли не за понюшку табаку.

– Не надо проповедей, Гаррет. Я сам схороню своих мертвецов.

Он заскрипел зубами.

– А как насчет тебя, Позвоночник?

– Я никогда не ссорился с тобой, Гаррет. И сейчас не намерен.

– Отлично.

Оставались еще два карентийских солдата. Но они были в таком отвратном состоянии, что я решил не тратить времени и не стал спрашивать, не учинят ли они мне пакость.

Тем временем Морли мило болтал с дамами. Они расположились в отдельных клетках. Роза уже обещала ему луну с неба, если он вытащит ее отсюда. Она говорила «меня», а не «нас». Любящая, заботливая, семейственная Роза! Тинни старалась держаться с достоинством, насколько позволяли обстоятельства. Я решил, что в будущем (если оно наступит) к этой крошке стоит приглядеться повнимательнее.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru