Пользовательский поиск

Книга Сладкозвучный серебряный блюз. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - 25

Кол-во голосов: 0

– В том, где судья задаст вам вопрос, почему два исследователя из Танфера не могут изучать документы, к которым имеет доступ любой уличный бродяга Фулл-Харбора.

Он прошел к полкам, чтобы поставить на место папку. Двухунцевый смотрел на меня, но казалось, не видит ничего, кроме грозящей катастрофы. Нет существа более незащищенного, чем мелкий чиновник, наслаждавшийся в течение многих лет своей синекурой. Он так долго ничего не делал, что вообще разучился что-либо делать. Потеря места была бы для него смертельна.

– Ты готов? – спросил Морли, вернувшись.

– Жду тебя.

– В таком случае идем. До завтра, приятель.

Чиновник отрешенно смотрел нам вслед. Судя по нему, яд наших слов уже возымел действие.

Ненависть и жажда власти руководят поступками лжецов, которые утверждают, что служат народу.

25

– Как я выступил? – с самодовольной ухмылкой спросил Морли, распахивая дверь на улицу.

– Неплохо. Если и переборщил, то самую малость.

Он хотел поспорить, но я его опередил:

– Узнал что-нибудь?

– Ничего, если не считать, что мадам Кронк продала дом вскоре после появления надписи на обелиске. Собственность была приобретена типом с немыслимым именем Зек Зак по разумной рыночной цене. Когда-нибудь слышал о таком?

– Нет.

– А ты что выяснил?

– Только то, что городское управление отвратительно следит за рождениями и смертями своих сограждан.

– О… Если так поступают с выдающимися семействами вроде Кронков, то как же обращаются с простыми людьми?

Я пожал плечами:

– Придется перевернуть камни, чтобы напасть на след. Интересно, где тот клоун, что увел наш экипаж?

– В ближайшей тошниловке. Пропивает чаевые.

– Мы уже большие мальчики и можем сами забрать коляску. Думаю, справимся.

Пришлось свернуть в проход между зданием мэрии и тюрьмой. Там было на удивление чисто, но ввиду позднего часа мрачновато.

– Мы могли бы подкупить судью, чтобы он поддержал наше заявление, – предложил Морли.

– Боюсь, старик Тейт взбунтуется, если мы предъявим к оплате эти расходы.

Что-то очень большое шагнуло из тени стены футах в двенадцати от нас. Смутный силуэт в скудном вечернем свете.

– Сзади! – бросил Морли, а сам, издав боевой клич, ринулся вперед.

Я повернулся, резко пригнувшись. Вовремя. Дубинка рассекла воздух там, где только что была моя голова. Я пнул парня в корень его фантазий, а когда он молитвенно склонился, врезал по щеке. За ним оказался еще один, удивленный еще больше меня. Я прыгнул, захватил его руку и попробовал ударить коленом. Он пытался вытащить нож, с неподдельным ужасом глядя через мое плечо.

Я понял, что Морли вот-вот закончит свою работу.

Мой противник старался достать меня коленом, я пытался ударить коленом его. Пока мы так танцевали, парень решил, что лучше закончить бал. Вырвавшись из моих рук, он припустился прочь.

Я был удовлетворен и оглянулся.

Противник Морли валялся в нокауте. Сам Морли привалился к стене, сложившись пополам. Его выворачивало наизнанку. Похоже, ему достался достойный противник.

Мой первый враг бился в конвульсиях, издавая булькающие звуки.

– Что ты с ним сделал? – прохрипел Морли.

– Пнул ногой.

– Может, он подавился языком? – предположил Морли, осторожно опускаясь на одно колено.

Тип у моих ног дернулся в последний раз и затих навсегда.

Морли провел кончиками пальцев по щеке трупа. Царапина от моего перстня. Весьма зловещего цвета.

Я посмотрел на свою руку. Морли тоже. Капсула с ядом на одном из перстней вскрылась от удара.

– Надо от него избавляться, – сказал Морли.

– И быстро. Пока никто сюда не забрел.

– Я приведу коляску. Оттащи-ка их обоих в сторонку, чтобы ненароком не переехать.

С этими словами он поспешил за экипажем.

Интересно, увижу ли я его снова? В этой ситуации он должен бы не оглядываясь дуть прямо в порт.

Морли вернулся, но прошло, как мне показалось, часов двадцать. Он закрепил постромки и вскарабкался в коляску.

– Поднимай его сюда.

Я поднял. Морли потянул. Когда труп оказался наверху, Морли посадил его спиной к месту возницы.

– Его же увидят.

– Твое дело править лошадьми. Его я беру на себя. Не впервой.

На этот раз мне пришлось изрядно поработать вожжами. Обычно, когда лошади в упряжи, между нами устанавливается вооруженное перемирие. Но сейчас представители дьявольского племени не могли упустить благоприятный момент и перешли к открытым военным действиям.

– Возьми поводья! – взмолился я.

– Я останусь здесь, а ты пошевеливайся, пока нас никто не застукал. Мы – тройка подгулявших городских парней. Не спеши, но езжай побыстрее.

– Так не спешить или побыстрее? – саркастически поинтересовался я, прекрасно понимая, что он имеет в виду.

Усевшись рядом с трупом и обняв его за плечи, Морли начал ему что-то тихо нашептывать. До меня доносились лишь отдельные слова. Потом он принялся отчитывать жмурика, что бессовестно так нажираться до захода солнца.

– Стыдись! Что я скажу твоей старухе? Думаешь, нам приятно тащить тебя в таком виде?

Несколько позже, когда мы оказались в округе, где экипаж с пьяными встречался так же редко, как яйцо под курицей-несушкой, Морли прекратил причитать и спросил:

– Кто, по-твоему, были эти ребята, Гаррет?

– Понятия не имею.

– Может, просто попытка грабежа?

– Сам знаешь, что это не так. Место, время, поведение чиновника, исчезновение стража порядка – все говорит об обратном.

– Ребята из-под полосатого паруса? Один из них заходил в мэрию и…

– Сомневаюсь. Только местные обитатели смогли бы все так быстро организовать. Мы явно наступили кому-то на мозоль.

– Ты так думаешь?

– Мне кажется, предполагалась предупредительная порка. Работа в стиле Плоскомордого. Затем нам посоветовали бы отправляться домой на ближайшем судне. Но мы взорвались у них в руках.

– Согласен. Но остаются главные вопросы: кто их послал и почему мы заставляем его нервничать?

– Его?

– Не думаю, что за этим стоит Старая Ведьма.

– Нет, не она. И не церковники. Пожалуй, стоит выяснить, что за тип этот Зек Зак.

– Жаль, что нельзя спросить у нашего приятеля.

– Ты его осмотрел?

– Мертвее не бывает. Настало время подумать, как лучше закончить вечеринку.

– Мы не можем его просто выбросить. По ночам патрули морской пехоты прочесывают все побережье в поисках венагетских шпионов. Они никогда никого не ловят, но это не снижает их бдительности.

Я тоже внес свою лепту в это бесплодное занятие. Я был очень юн тогда и относился к патрулированию со всей серьезностью.

Те, кто пришел после меня, столь же юны и не менее серьезны.

– Найди самую грязную и самую переполненную тошниловку. Мы ввалимся туда вдрызг пьяными, наш друг будет волочиться между нами. Отыщем темный угол, присядем, закажем выпивку на троих и попросим мадам не беспокоить нашего приятеля, так как он в стельку пьян. Затем по одному выпьем у стойки и слиняем. Они не тронут его, пока посетители не начнут расходиться. К тому времени о нас забудут, и жмурик станет их проблемой.

– А если наткнемся на кого-нибудь из его знакомых?

– Во всяком деле есть доля риска. Если мы бросим парня здесь, те, кто его послал, поймут, что произошло. А если сделаем по-моему, они останутся в полном недоумении. Кстати, у тебя в перстне был блокшауш?

Это слово из языка эльфов. Мы называем этот яд «черный соус».

– Да.

– Хорошо. Пока босс его найдет, даже мастер-чародей уже не сможет установить, что парень был отравлен.

Последние слова он произнес весьма задумчиво. Я знал, о чем Морли размышляет. Пытается догадаться, какие еще не типичные для меня сюрпризы я держу в рукаве. И думает о том, что я приятельствую с Покойником и в результате обзавелся ядом. Сейчас он старается угадать, сколько и каких именно советов дал мне Покойник.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru