Пользовательский поиск

Книга Прокурор срывает печать. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 20

Кол-во голосов: 0

— Хорошо, Дуг, пока я во всем с тобой согласен. В глазах доктора Трумэна зажегся огонек интереса.

— Я и не представлял себе, что вы, юристы, рассуждаете так же, как и мы, врачи, когда ставим диагноз, — сказал он.

— Итак, мы имеем суд, в котором оспаривается завещание. Оно оспаривается на основании «незаконного морального давления» на завещателя. Однако во время подписания завещания сцена была обставлена А. Б. Карром с большим мастерством. Карр предполагал, что завещание будет оспариваться, и подстелил кругом соломку, чтобы быть уверенным в победе.

Элеонор Престон была богата и обладала большим весом здесь, в Мэдисон-Сити. Она слышала о таланте Карра и отправилась к нему в контору, чтобы составить завещание. Не исключено, что с ним консультировалась Марта Отли. Да, скорее всего, это Марта Отли сказала Карру, что хочет видеть такой документ, к которому совершенно невозможно будет придраться. И все же есть бомба, которая может мгновенно взорвать завещание.

— Это юридический вопрос, — сказал Брэндон. — И только ты можешь найти такую бомбу.

— Может быть, ключ лежит в самой процедуре составления завещания? — высказал предположение доктор Трумэн.

— Вряд ли. Завещание было составлено в кабинете Карра, в Сан-Франциско. Хэтти Ирвин никогда не покидала Канзаса, по крайней мере в течение интересующего нас отрезка времени. Более того, она не знакома ни с одним из участников процесса.

— Что же это может быть, хотел бы я знать? — произнес Брэндон.

— Во-первых, заявление самой Элеонор Престон о том, что на нее оказывалось давление. Заявление не устное, а такое, которое можно было бы предъявить суду. Что-то вроде письма. Но Хэтти Ирвин не знала Элеонор Престон, не знала она и Марту Отли. Она никогда не слыхала о них.

— Это не может быть письмо, — вмешался доктор Трумэн. — Я спрашивал ее, не осталось ли в отеле вещей, которые она хотела бы иметь здесь, в клинике, — документов или писем, которые она привезла из Канзаса. Я боялся, что она… одним словом, я должен был предусмотреть все возможные исходы болезни. Может быть, вам все-таки подождать пару деньков, джентльмены? Тогда вы сможете расспросить ее подробнее.

— Мы не можем ждать, — сказал Селби. — События развиваются таким образом, что судья Фэйрбенкс уже готов прекратить дело. Мы не можем доказать наличие «незаконного морального давления» даже в такой степени, чтобы дело было передано присяжным.

— Может быть, она и не знает ничего? — повторил уже высказанное ранее предположение доктор Трумэн.

— Хэтти Ирвин должна что-то знать. Все поступки Фреда Роффа говорят об этом. Она должна… Постойте.

Селби принялся расхаживать по комнате. Потом вдруг остановился, повернулся к доктору Трумэну и произнес:

— Хорошо, док. Я готов. Пойдемте к ней.

— Но только не больше двух-трех вопросов, помните.

— Прекрасно.

Глаза Селби сияли, он весь напрягся, готовый к действию.

— Конечно, я иду ва-банк, Рекс, — сказал он, — но иду с хорошими шансами на выигрыш.

Доктор Трумэн не стал терять времени. Он провел их по коридору к одноместной палате и открыл дверь. Сестра, стоящая рядом с кроватью больной, обернулась, ободряюще улыбнулась доктору и вышла из палаты.

Хэтти Ирвин, маленькая и хрупкая, лежала с закрытыми глазами на больничной койке. Безжизненное лицо, зачесанные назад волосы рассыпаны по белой подушке.

Доктор Трумэн приблизился к больной, провел ладонью по ее руке и профессионально взял пальцами тонкое сухое запястье, подсчитывая пульс.

— Как вы себя чувствуете? — спросил он. Темные, глубоко посаженные глаза Хэтти Ирвин медленно открылись.

— Лучше…

— Дела у вас идут отлично, — заверил ее доктор. — Здесь мистер Селби хочет задать вам один-два вопроса. Как только вы почувствуете, что устали, закройте глаза. Вы меня поняли?

— Поняла.

Селби выступил вперед.

— Миссис Ирвин, прошлой осенью в Олимпусе вы стали свидетельницей автомобильной аварии, не так ли?

В ее взгляде появилось изумление, и она ответила:

— Не самой аварии. Я оказалась там уже после нее и видела только, как несли тела.

— Двух женщин? — спросил Селби.

— Да.

— Вы видели их достаточно ясно?

— Да. Их положили на тротуар.

— Одна из них была мертва?

— Да, блондинка.

— А другая?

— Мне не хочется вспоминать об этом. Она кричала. Потом крики перешли в хрип. Немного погодя их перенесли в аптеку.

Селби замолчал, увидев, как затрепетали полуприкрытые веки миссис Ирвин.

— Все, — сказал доктор Трумэн тихо, — закончили.

— Да, этого вполне достаточно, доктор, — ответил Селби и ободряюще погладил больную по плечу.

— Вы скоро поправитесь, — сказал он. — И не беспокойтесь о путешествии, которое вы выиграли в качестве первого приза. — Вы обязательно поедете в Сакраменто повидать племянницу.

Кивнув Брэндону, Селби направился к выходу. Доктор Трумэн с изумленным выражением на лице шел следом.

— Я что-то не все понял, — сказал он.

— У Аниты Элдон лишь одна вещь не является искусственной. Она — натуральная блондинка.

— Какое это имеет отношение к делу? — спросил Брэндон. — Ведь в конце концов она… Ого! Вот идет Гиффорд.

Карл Гиффорд ворвался в больницу, как человек, точно знающий, чего он хочет, и уверенный в успехе своего предприятия.

— Хэлло, — бросил он всем присутствующим. — Насколько я понял, еще один случай отравления, какая-то Хэтти М. Ирвин на этот раз?

— Точно так, — сказал Брэндон.

— Мне надо поговорить с ней, — объявил Гиффорд. — Этот случай может иметь прямую связь с убийством, которое мы расследуем.

— Боюсь, вам не удастся с ней поговорить, — заметил доктор Трумэн.

— Это почему же?

— Она настолько слаба, что не выдержит еще одного разговора.

— Еще одного?! — воскликнул Гиффорд.

— Рекс Брэндон и я только что задали ей пару вопросов, — пояснил Селби.

Лицо окружного прокурора потемнело.

— Итак, у нее были силы лишь для одного разговора, и она потратила их, отвечая на вопросы майора Селби, который не имеет никакого официального статуса в этом графстве, который оставил пост прокурора и который не должен совать свой нос…

Рекс Брэндон выступил вперед.

— Этот разговор вел я, мой мальчик, — заявил он обозленному окружному прокурору, — я, шериф нашего графства. Есть возражения?

— Целая куча, — прошипел Гиффорд, выдвинув подбородок и сжав кулаки.

— В таком случае изложите их лучше мне, — сказал Селби.

Гиффорд уставился на бывшего прокурора, поймал его холодный, решительный взгляд и переменил свои намерения:

— Отлично, ребята, если вы хотите вести политические игры, валяйте. Мы тоже умеем играть и посмотрим, кто выиграет.

С этими словами он повернулся на каблуках и пошел прочь.

Глава 20

Вернувшись в зал суда, Селби обнаружил, что адвокаты стороны, оспаривающей завещание, о чем-то совещаются шепотом, а судья Фэйрбенкс проявляет явное нетерпение. Последний свидетель только что оставил свидетельское место, он явно сломался под перекрестным допросом А.Б. Карра. На лице Инес Стэплтон было написано, что она близка к панике. Барометр напыщенной самоуверенности Беркли Стэнтона упал почти до нулевой отметки. Он нервно теребил на своем брюхе массивную цепочку от часов.

Селби сразу приступил к делу. Едва войдя через вращающиеся двери в отгороженное балюстрадой пространство, где находились непосредственные участники тяжбы — присяжные и судья, он объявил четким, уверенным голосом:

— Следующим свидетелем со стороны Барбары Хон-кат будет Элен Элизабет Кронинг. Миссис Кронинг, займите, пожалуйста, свидетельское место.

По залу пронесся шумок удивления. Инес Стэплтон поспешно прервала совещание и с ужасом посмотрела на Селби.

В тоне А.Б. Карра слышались нотки триумфа:

— Я правильно понял — вы приглашаете миссис Кронинг в качестве свидетеля с вашей стороны?

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru