Пользовательский поиск

Книга Последний проект. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - 32

Кол-во голосов: 0

32

Я прибыл в кафе на полчаса раньше назначенного срока, проведя ужасную ночь в дешевом отеле. В моей голове до утра крутился один вопрос: придет Лайза или нет? Стены заведения были выкрашены в желтый цвет и их украшали постеры с изображением дельфинов и китов, резвящихся на поверхности залитых лучами солнца морей. Здесь кормили лишь вегетарианской и органической пищей, но зато подавали сорок различных вариантов кофе. Посетителей в кафе было очень мало. Один столик занимал похожий на банкира тип в дорогом плаще и с наимоднейшим кейсом. Однако его волосы по длине чуть превосходили среднестатистический банкирский уровень. За другим столиком сидели две клонированные девицы. Их волосы были выкрашены в белый цвет, коротко острижены, а лица — ноздри, уши и щеки — украшало огромное количество металла. Мое внимание привлек пожилой, сильно небритый мужчина в изрядно засаленном плаще. Этот тип сильно смахивал на бродягу. Но после того, как он заказал двойную порцию кофе с молоком и погрузился в свежий номер «Сайнтифик америкен», я пришел к выводу, что он совсем не тот, кем представляется с первого взгляда.

Я попросил себе чашку самого простого кофе и развернул «Уолл-стрит джорнал». Котировки акций «Био один» упали на четыре доллара и стояли на уровне пятидесяти трех. Даниэл к этому времени, видимо, уже успел избавиться от своих акций. Интересно, могут ли меня привлечь к уголовной ответственности за участие в сделке на основе инсайдерской информации? Однако, если честно, то в данный момент эта проблема меня мало волновала.

Я выпил кофе и заказал еще чашку. Без десяти десять. Придет ли она? Еще не было десяти, а я уже был готов удариться в панику.

Десять часов утра. Десять тридцать. Одиннадцать. К этому времени я успел опустошить немыслимое число чашек кофе, что успокоению явно не способствовало. Нервы мои напряглись до предела. Я снова и снова перечитывал одну и ту же страницу газеты, не понимая смысла прочитанного. Лайза не приходила. Вообще-то, опаздывала на свидания она довольно часто, но чтобы настолько… Очевидно, она вообще не придет. Но я уйти не мог. Я словно прирос к стулу. Из опасения упустить её, я даже не мог выбежать к газетному киоску.

Я заказал себе очередную чашку кофе — на сей раз без кофеина — и попросил принести круглую булочку из экологически чистой муки с органическими добавками. Желудок требовал вдобавок к кофе хоть какой-нибудь твердой пищи.

Она не приходила, но я не мог с этим смириться. Всё, что я делал в этот месяц, я делал для того, чтобы вернуть Лайзу. Ради этого я рисковал жизнью и пожертвовал своей работой. Но что если она просто не желает возвращаться? Моя жена — женщина упрямая. Что я еще должен сделать для того, чтобы убедить её вернуться? А что, если она не пожелает возвратиться даже после того, как я докажу, что не убивал её отца и что работу она потеряла не по моей вине?

Нет, с этим я смириться не мог. Поэтому я не уходил, словно это ужасное кафе оставалось единственным мостиком, связывающим меня с ней.

Начался дождь. Льющаяся с небес вода — как известно, дожди в Сан-Франциско отличаются особенно крупными каплями, — очень скоро превратили улицы в реки и озера. Город ощетинился зонтами, стекла окон запотели, а из-под колес машин фонтаном брызгала вода, заливая зазевавшихся прохожих.

Наступало время ленча, и кафе начинало постепенно заполняться. Официанты посматривали на меня так, словно готовились вышвырнуть на улицу, и мне пришлось заказать горячий овощной сэндвич.

В два часа дня я капитулировал. Я вышел на залитую водой улицу. Капли воды, падая с неба, охлаждали мою перегретую физиономию и прибивали волосы к черепу. Я не имел понятия, куда направляюсь.

— Саймон! — я почти не услышал этого крика. А если и услышал, то не поверил своим ушам. — Саймон!

Я обернулся. Лайза мчалась ко мне, а ее сумочка болталась под дождем.

Тяжело дыша, она остановилась рядом со мной, а я попытался изобразить улыбку. С её носа и подбородка капала вода.

— Слава Богу, что ты меня дождался. Ведь прошло много часов. Я думала, что ты уже улетел в Бостон.

В ответ я лишь пожал плечами, впрочем, позволив себе снова улыбнуться.

— Спрячемся где-нибудь, — сказала Лайза, подняв глаза на прохудившееся небо.

— В кафе я вернуться не могу, — сказал я и, увидев неподалеку закусочную, спросил: — Как насчет этого места?

— О’кей, — она состроила рожицу и добавила: — Честно говоря, я умираю от голода.

Лайза заказала себе гамбургер, а я, наконец, мог позволить себе посидеть просто так — без ничего.

Мы сидели и молча ждали заказанный гамбургер. Мне было, что ей сказать, однако опасаясь, что слова могут навредить, я просто смотрел на неё, и это доставляло мне радость.

— Я просмотрела эти файлы, — сказала она.

— И…?

— Я почти уверена, что «Невроксил-5» провоцирует инсульт у некоторых пациентов. Это случается после, как минимум, шести месяцев приема.

Вначале я почувствовал облегчение, но радость была недолгой, поскольку я вспомнил, что тысяча или даже чуть больше людей, страдающих Болезнью Альцгеймера, принимают участие в третьей фазе клинических испытаний. В их числе находилась и тетя Зоя.

— Почти уверена?

— Статистические данные требуют более тщательного анализа, а у меня не было времени вникнуть в них до конца. Однако создается впечатление, что лекарство таит в себе опасность. Думаю, что это можно будет доказать цифрами.

— Но почему в «Био один» этого до сих пор не обнаружили?

— Хороший вопрос, — сказала она. — Дело, я думаю, в том, что при клинических испытаниях препарата против Болезни Альцгеймера возникают специфические сложности. Во-первых, все пациенты в этом случае находятся в преклонном возрасте, и смертность среди них очень высока. Во-вторых, случаи инсультов учащаются лишь после полугода, а то и больше, приема препарата.

— Тетя Зоя принимала «Невроксил-5» семь месяцев.

— Бедная Зоя, — покачала головой Лайза. — Мне так её не будет хватать. Она — замечательная женщина. Жаль, что ни Карл, ни Зоя к моим словам не прислушались.

126
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru