Пользовательский поиск

Книга Последний проект. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - 12

Кол-во голосов: 0

12

Как и обещал Арт, компания «Био один» уже на следующее утро выступила с официальным заявлением о своих намерениях в отношении «Бостонских пептидов». Придя на работу, я первым делом вытащил на экран монитора службу новостей и познакомился с нашим пресс-релизом. Текст выглядел бы совершенно заурядным, если бы не одна убийственная фраза.

— Даниэл, — позвал я.

— Что?

— Ты видел заявление «Био один»?

— Да.

— Что означают слова «…существенное снижение расходов во всех областях деятельности „Бостонских пептидов“?

— «Био один» считает, что сможет устранить дублирование в работе и соответственно снизить расходы. «Пептиды» могут быть переведены в здание на Кенделл-сквер. Предусматриваются и другие меры.

— Увольнения, например.

— Это случается при всех слияниях, — пожал плечами Даниэл. — Ты же слышал, что говорил Эневер.

— Но зачем заранее трубить об этом на весь мир?

— А почем бы и нет? Посмотри! — я поднял глаза и увидел, что Даниэл улыбается от уха до уха. — Котировка поднялась до четырех сорока девяти.

— В таком случае, все в порядке, — сказал я и прижал пальцы к вискам. Лайзе все это крайне не понравится.

Как и следовало ожидать, объявление о предстоящем слиянии вызвало в «Бостонских пептидах» большое волнение. По коридорам бродили самые разнообразные слухи. Но Лайза для разнообразия в этот вечер оказалась разговорчивой.

— Люди страшно подавлены, — сказала она. — Многие уже поговаривают об уходе.

— Неужели Эневер действительно настолько плох?

— Еще как. Ты знаешь, как его называют в «Био один»?

— Как?

— Энима. Что в переводе с медицинского языка на человеческий означает «Клизма».

— Звучит весьма аппетитно, — это было очень точное прозвище.

Я хорошо помнил постное выражение его лица и перманентное состояние раздражения.

— Оказалось, что вовсе не он открыл «Невроксил-5».

— Но у него, наверняка, имеется на него патент.

— Патент действительно имеется. По крайней мере у «Био один». Большая часть исследований была проведена в Австралии. В институте, где он работал. Клизма был лишь одним из членов команды. Он привез идею в Америку и здесь же запатентовал.

— Как же ему удалось вывернуться?

— Видимо, австралийцы ничего об этом не знали, а если и знали, то не очень волновались. Правда, один из членов исследовательской группы приезжал в США и пытался поднять шум. Но, насколько я знаю, у него ничего не вышло. Если патент выдан, то доказать чужой приоритет практически невозможно. Клизма пригласил себе в подмогу самых крутых специалистов по патентному праву, и те доказали, что «Невроксил-5» имеет некоторые отличия от препарата, разработанного в Австралии.

— Да, серьезный парень!

— Именно. Кроме того, ходят слухи, что часть результатов ранних исследований были в «Био один» сфальсифицированы.

— Боже мой! Не понимаю, почему мы решили его поддержать?

— Говорит он весьма убедительно, — со вздохом сказала Лайза. — И биржа от него без ума. Думаю, что он попытается подмять под себя «Бостонские пептиды» и приписать все наши заслуги себе.

Судя по тому, что я видел и слышал, подобный ход событий был весьма вероятен. Рассказать Лайзе о выступлении Эневера я не успел, так как все не мог найти подходящего момента.

— Надеюсь, что тебя он оставит в покое.

— А я как раз считаю это маловероятным, — сказала Лайза, бросив на меня усталый взгляд. Затем она включила телевизор и добавила: — Разве ты не собирался сегодня пообщаться с Киреном и ребятами?

— Ничего. Они обойдутся и без меня. Лучше я побуду с тобой.

— Обо мне не беспокойся, — сказала она безразличным тоном. — Так что иди…

— Я могу остаться…

— Иди, иди.

И я пошел.

В то время, когда мы с Киреном учились в Школе бизнеса, «Красная шляпа» служила нам постоянным охотничьим угодьем. Это был темный подвальчик, расположенный в каких-то пяти минутах ходьбы от моего теперешнего жилья.

Когда я вошел, Кирен был уже там, так же как и полдюжины других наших соучеников, устроившихся на работу в Бостоне или его ближайших окрестностях. Даниэла среди них не было. Он и в свою бытность студентом неохотно посещал наши сборища, а после окончания Школы бизнеса стал их откровенно избегать. На столе то и дело появлялись и столь же быстро исчезали кружки пива. Поначалу беседа текла в довольно унылом русле. Молодые бизнесмены говорили о любимой Школе бизнеса, об своих инвестиционных банках, о венчурном капитале, технике оплаты чеков и прочих столь же увлекательных предметах. Однако с числом выпитых кружек высокоумный уровень беседы заметно снизился, и бывшие школяры, как положено, принялись обсуждать девочек, выпивку и спорт. Я совершенно забыл смерть Фрэнка, домогательства сержанта Махони и служебные проблемы Лайзы. Моя голова приятно кружилась, а сознание слегка затуманилось.

Ушел я довольно рано и примерно в половине одиннадцатого уже был дома, чтобы улечься спать. Но сделать это мне не удалось.

Лайза сидела на диване. На ней был спортивный костюм для бега трусцой. Моя жена рыдала.

— Лайза! — воскликнул я и пошел к ней, чтобы сесть рядом.

— Не приближайся ко мне! — выкрикнула она.

— О’кей, — сказал я, остановившись на полпути. — Что случилось?

Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но, не издав ни звука, прикусила нижнюю губу. По её щекам ручьем лились слезы. Я двинулся к ней.

— Я же сказала, не приближайся ко мне!

— О’кей, о’кей, — произнес я, поднял руки в успокоительном жесте и, отступив, уселся в кресло и принялся ждать.

Лайза рыдала. Подавив через некоторое время всхлипывания, она набрала полную грудь воздуха и выпалила:

— Я нашла его, Саймон!

— Нашла что?

— А разве ты не догадываешься?

— Нет. Скажи, что!

— Револьвер. Револьвер, из которого застрелили папу.

— Что?! Где?

— Ты прекрасно знаешь, где, — ответила она, опалив меня взглядом. — Вот здесь! — Лайза показала на большой стенной шкаф нашей гостиной. — Я искала старый альбом с фотографиями папы. Альбом я нашла. А под ним оказался револьвер. «Смит-Вессон». «Магнум». Модель шестьсот сорок — триста пятьдесят семь. Я проверила это в сети на сайте «Смит-Вессон». — Теперь она показала на включенный компьютер. Почти всю площадь экрана занимало изображение короткоствольного, массивного револьвера. — Полиция сказала, что из такого револьвера застрелили папу. В барабане не хватало двух пуль. Это тот самый револьвер.

47
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru