Пользовательский поиск

Книга Последний проект. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - 10

Кол-во голосов: 0

7

— Еще несколько вопросов, мистер Айот. Или, может быть, вы предпочитаете, чтобы к вам обращались «Сэр Саймон Айот»?

Сержант Махони сидел на диване в нашей крошечной гостиной. В его карточке значилось, что сержант служит в «Отделе предупреждения преступности Полиции штата», находящегося в подчинении Окружного прокурора графства Эссекс. Это был крупный, явно склонный к полноте мужчина с жидкими рыжеватыми волосами и светло-голубыми глазами. Казалось, что один уголок его рта был постоянно приподнят в кривой улыбке, словно сержант слегка сомневался в словах собеседника. Он, судя по всему, приближался к пятидесяти, и у него был вид много повидавшего на своем веку человека. Что, очевидно, соответствовало действительности. Одна из коллег Лайзы увела её из дома выпить чашку кофе, и кроме нас с сержантом, в квартире никого не было.

— Называйте меня «мистер», — сказал я. — А слово «Сэр» означает лишь то, что мой отец ушел из жизни молодым.

После прибытия в Америку я изо всех сил старался не привлекать внимания к своему титулу. Лайза никогда не величала себя «Леди Айот», за исключением, правда, тех случаев, когда была изрядно пьяна и находилась рядом со мной в постели. Мое появление в Америке частично объяснялось тем, что титулы в этой стране мало что значат. В Англии, когда ко мне обращались «Сэр», я испытывал смущение. Игнорировать же титул означало проявлять неуважение к памяти предков. Здесь же я мог просто забыть об этом. О моем титуле в Америке узнавали, лишь заглянув — как это сделал Махони — в мой паспорт. Джил, правда, иногда шутливо вставлял его в дружеский разговор в хорошо знакомой компании.

— Хорошо, мистер Айот. Мне хотелось бы вернуться к некоторым событиям, о которых вы рассказали вчера. — Он говорил с заметным бостонским акцентом, но его речь существенно отличалась от речи Крэга. Я еще не научился узнавать местные диалекты.

— Прекрасно.

— Получается так, что вы были последним, кто видел мистера Фрэнка Кука живым.

— Неужели?

Светло-голубые глаза внимательно наблюдали за тем, как я реагирую на эти слова.

— Да. Коронер полагает, что он умер в субботу где-то до десяти вечера. Вы сказали, что видели его в субботу около двух тридцати пополудни.

— Да, думаю, что это именно так.

— Это подтверждает соседка, видевшая, как вы с большой скоростью ехали по проселку в направлении его дома.

— Машина двигалась со скоростью десять миль в час, — улыбнулся я. — Дама просто не смотрела, куда едет.

— Вполне возможно. Но мы расследуем не дорожное происшествие, — уголок рта Махони чуть дернулся вверх. — Был ли мистер Кук дома, когда вы приехали?

— Да. Он там был. Выглядел крайне усталым. Или, может быть, излишне нервозным. Одним словом, мое появление его не очень обрадовало.

— Почему вы решили с ним встретиться?

— Мне хотелось прояснить с ним кое-какие, возникшие между нами проблемы.

— Не могли бы вы сказать, какие именно.

Я колебался, не зная, что ответить.

— У нас с Фрэнком возникли разногласия по работе, — взвешивая слова, сказал я. — И мне хотелось разрешить наши разногласия.

Махони внимательно посмотрел мне в глаза. Он прекрасно понимал, что я не говорю ему всего.

— В чем заключались ваши разногласия?

— В вопросах инвестирования.

— Понимаю… — протянул он, ожидая продолжения.

У меня не было ни малейшего желания рассказывать сержанту о подозрениях Фрэнка относительно меня и Дайны. Но в то же время я знал, что не могу о них молчать. Расследовалось убийство, и вопросы будут возникать снова и снова. В конечном итоге, я решил быть максимально откровенным.

— Однако думаю, что в подлинной причиной разногласий было то, что Фрэнк подозревал меня в любовной связи с одной из моих коллег. Я хотел убедить тестя, что его подозрения не имеют ни малейших оснований.

— И это действительно так?

— Кончено, — просто ответил я, понимая, что сейчас не время вставать в позу, дабы выразить свое справедливое негодование. С Махони следовало вести себя крайне осторожно. И быть при этом предельно точным.

— О’кей. Поверил ли мистер Кук вашим словам?

— Не знаю. Боюсь, что нет.

— Вступали ли вы с ним в спор по какому-либо иному поводу?

— Нет.

— Но расстались вы отнюдь не друзьями?

— Да.

Махони долго молчал, не сводя с меня взгляда. Затем допрос возобновился.

— В котором часу вы покинули дом?

— Не помню. Видимо, что-то около трех.

— Куда вы направились?

— Я совершил прогулку по пляжу. По Шэнкс Бич. После этого я проехал в одну из наших компаний. В «Нет Коп», если быть точным.

— Во время прогулки вы никого не встретили? Может быть, вы кого-нибудь видели?

— На парковке находилось несколько машин, — сказал я после недолгого раздумья. — Думаю, что на пляже была пара другая людей, но я их не запомнил. Я был погружен в мысли о Фрэнке и о наших с ним отношениях.

— О’кей, — сказал Махони. — И сколько же времени вы провели на берегу?

— Около часа.

— А затем вы отправились в компанию. Как её там…? «Нет Коп», кажется? Что это за фирма?

Я подробно рассказал Махони о компании и о людях, которых там видел. Он обещал с ними связаться. У меня не было ни малейших сомнений, что сержант выполнит свое обещание.

— Вы не знаете случайно размеров состояния Фрэнка Кука?

Неожиданная смена темы меня сильно изумила.

— Понятия не имею, — ответил я.

— Попытайтесь прикинуть.

Я задумался. Деловая карьера Фрэнка развивалась довольно успешно, и в «Реверс» он мог уже заработать неплохие деньги. Кроме того, оставались потенциальные миллионы «Био один», которые Фрэнк, в конечном итоге, должен был получить. Даниэл прав — Фрэнк, судя по всему, был богатым человеком. Но для пользы дела я сознательно ударил в недолет.

— Миллион долларов, видимо.

— Мы полагаем, что ближе к четырем. Кроме того, мистер Эпплбей утверждает, что через год-другой инвестиции «Реверс» могли принести ему еще десяток миллионов. Всё это должно отойти к его наследникам. Это подводит нас к следующему вопросу. Кто является наследниками Фрэнка Кука?

— Не имею представления.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru