Пользовательский поиск

Книга Отмеченный богами. Переводчик: Косов Глеб Борисович. Страница 105

Кол-во голосов: 0

Один из Новых Магов, парящий над строящимся мостом, вдруг сделал разворот и полетел прямо на Назакри, выставив перед собой сверкающий кристалл. Навстречу ему снизу взлетел сгусток темно-красного, окруженного черным дымом свечения. Золотой свет солнца столкнулся со зловещим багровым пятном, смешался с ним и через пару секунд погас. Новый Маг рухнул с небес в воду, подняв тучу брызг.

Все работы по наведению моста остановились, так как Новые Маги бросились на помощь коллеге. Дузону ничего не оставалось, как только пробормотать очередное проклятие. Он понял, Ребири Назакри сможет запросто уничтожить мост, если Новые Маги не будут его охранять. В предыдущих схватках усилий команды Врея Буррея было достаточно для противодействия черной магии Назакри, однако теперь дым и затраты энергии на сооружение моста существенно снизили возможности адептов Новой Магии.

Армия должна будет переправляться через реку с максимальной скоростью, пока Новая Магия ещё действует. Если авангард лишится поддержки магических сил солнца, то Ребири Назакри окажется для Империи опаснее, чем все прочие мятежники, вместе взятые.

Но выбора так или иначе не было. Бунтовщики должны подвергнуться уничтожению до того, как…

До того, как наступит триада Баэла, что бы это ни означало.

Живые солдаты мятежного войска начинали строиться в ряды. Люди, окружавшие военачальника, спустились к реке, чтобы возглавить свои отряды.

— Маллед! — позвал Дузон. — Оннел!

Глава пятьдесят пятая

Имперская Армия в конце концов начала свой марш. Принц Гранзер, улучив момент, ускользнул от ложа Императрицы, чтобы подняться на башню и посмотреть, как бесконечные красно-золотые потоки изливаются из ворот лагеря в Агабдале и, обходя Зейдабар с севера, направляются к Гогрорскому тракту.

Согласно приказу Гранзера во главе Имперского войска стоял Лорд Кадан.

Гранзер представил, какой яростью воспылает Принц Граубрис, услышав об этом. Граубрис в ожидании неизбежного постоянно торчал в спальне у смертного одра матушки и не заметил, как Лорд Кадан покинул Императорский Дворец. Отсутствие одного из шестнадцати Советников вполне может остаться незамеченным, тем более что Советники и члены их семей постоянно перемещались туда и сюда. Было бы нелепо ожидать от них неусыпного бдения у постели умирающей Императрицы.

Лишь Граубрис — самый преданный из сыновей — не отходил от материнского ложа, а другие не отходили от Граубриса, ловя каждое его произволение или признаки нетерпеливости и стараясь не пропустить в бреде его матери проявления готовности оставить своего сына Императором. Сам же Граубрис придворных в некотором роде разочаровал. Он вел себя безукоризненно — не отходил от изголовья матери и не проявлял никаких чувств, кроме печали и искренней озабоченности состоянием Императрицы.

Поскольку всеобщее внимание было сосредоточено на Императрице и Граубрисе, действия Гранзера и Кадана остались незамеченными.

Именно за это Граубрис, став Императором, может потребовать смещения Гранзера с поста Председателя или даже совсем вывести его из Совета.

Но сейчас Гранзера это совершенно не волновало. Граубрис просто законченный дурак. Все указывает на невиновность Кадана и участие Шуля в предательском заговоре. Возможно, Шуль и не является руководителем заговорщиков, но он, вне всякого сомнения, ставленник того, кто замыслил причинить вред Империи. Кадан заявил, что предпочитает смерть службе такому Императору, как Граубрис. Гранзер не готов пойти столь далеко, но подобно Кадану служить дураку не желает.

Однако, не желая видеть Граубриса Императором Граубрисом Четвертым, Гранзер изо всех сил старался быть в стороне от споров о наследовании — хотя бы ради того, чтобы не нарушать своей семейной гармонии. Принц понимал, его супруга станет никудышной Императрицей, а из двух братцев ни одному предпочтения не отдавал. Однако теперь, увидев, как все более авторитарно начинает вести себя Граубрис, он стал склоняться к идее посадить на трон Золуза. О Даризее по-прежнему не могло быть и речи, но Золуз… До сей поры он вел себя великолепно. Кроме того, у Золуза шесть здоровых детишек — или по меньшей мере пять, поскольку местонахождение Принца Багара оставалось неизвестным. Таким образом мысль об Императоре Золузе Третьем становилась для Гранзера с каждым часом все более привлекательной.

Конечно, он не осмеливался высказывать эту идею в присутствии своей супруги. Не был намерен он и оспаривать претензии Граубриса на трон. Даже никудышный Император предпочтительнее гражданской войны, особенно когда у него за спиной мятежный маг во главе армии жмуриков.

Никудышный Император… Домдар за всю свою историю такового не имел. Об этом заботились боги, хотя иногда это означало выбор какого-то неизвестного дальнего родственника в обход нескольких прямых наследников.

Как жаль, что теперь боги возложили бремя принятия решений на простых смертных.

Марширующие колонны, частично скрытые высокими строениями, уже растянулись от Агабдала до линии восточного горизонта. Гранзер проводил взглядом последний отряд, за которым закрылись ворота лагеря.

— Ваше Высочество! — послышался чей-то голос.

Удивленный, Гранзер обернулся — рядом с ним стоял Лорд Пассейл. Принц подавил желание бросить прощальный взгляд в окно. Тогда Пассейл тоже непременно бы глянул и догадался о демарше Гранзера и Кадана. Об этом никому не следовало знать, пока армию ещё можно остановить, если так решит Граубрис. Пассейл, возможно, и заслуживал доверия, но полной уверенности у Принца Гранзера не было.

— Что вам угодно, милорд? — Он переместился, чтобы закрыть Лорду вид из окна.

— Дыхание Ее Величества стало прерывистым, сердцебиение слабым и неровным, боюсь, наступают последние минуты.

— Иду, — сказал Гранзер.

Лорд Пассейл остановил Принца, коснувшись ладонью его груди.

— Одну секунду. Мне хотелось бы сказать несколько слов о наследовании.

Гранзер посмотрел на украшенные перстнями пальцы на своей груди, и Пассейл опустил руку.

— Так что насчет наследования? Мне казалось, вопрос уже решен.

— А мне кажется, не совсем, — ответил Пассейл. — Императрица выразила свое предпочтение, однако по какому праву она выбирает себе наследника? Согласно древним традициям Императорская фамилия должна обратиться к Совету, а Совет, в свою очередь, обязан испросить совета богов. Если же боги не отвечают, тогда Совет, а не Императрица должен избрать наследника.

— Не представляю, как вы могли прийти к такому решению, — медленно вымолвил Гранзер.

— Другого решения просто не существует, Ваше Высочество.

— Но что это может изменить, милорд?

— Меняется вся процедура. Совет на специальной сессии избирает Императора или Императрицу, Ваше Высочество. Пока же этот вопрос нельзя считать решенным.

— И вы полагаете, что большинство Совета может не согласиться с пожеланием Императрицы?

— Думаю, может, — спокойно произнес Пассейл. — Я пришел сюда не только по своей инициативе. Предварительно я беседовал с Лордом Граушем и Лордом Ниниамом. Они, так же как и я, будут счастливы проголосовать за вас как за наследника престола.

У Гранзера от изумления округлились глаза.

— За меня? — переспросил он. — Вы сошли с ума. Императрица имеет троих детей и шестерых внуков, в то время как я по крови ей не ближе, чем добрая дюжина других.

— Вы — двоюродный брат трех её наследников…

— По линии отца, милорд, по линии отца. Мой дядя был Принцем-консортом, а вовсе не Императором. Это не императорская кровь.

— …и супруг её старшего ребенка.

— Как я могу требовать короны, если права моей супруги на трон существенно превышают мои?

— Да потому, что вы тот, кто вы есть, Ваше Высочество! Вы очень долго были отменным Председателем Имперского Совета, и мы искренне верим в ваши способности.

— Но это же абсурд!

— Мы предполагали, что вы скажете именно это, — вздохнул Пассейл. — В таком случае мы намерены поддержать вашу супругу в её претензиях на трон.

105

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru