Пользовательский поиск

Книга Отмеченный богами. Переводчик: Косов Глеб Борисович. Страница 103

Кол-во голосов: 0

Булава описывала широкую дугу. Дузон встал на одно колено и нанес удар снизу вверх мечом. Клинок проткнул мягкие ткани нижней челюсти, небо и вонзился в мозг. Чтобы прикончить жмурика, этого оказалось мало, но говорить тот уже не мог.

— Сюда! На помощь! — воззвал Дузон, твердо удерживая меч и одновременно уклоняясь от беспорядочных ударов булавы.

Кто-то откликнулся на призыв, и на череп Бредущего опустилась секира, разбрызгивая во все стороны мозги и обломки кости. Дузон зажмурился, чтобы разложившаяся плоть не попала в глаза, и не сразу увидел, кто пришел ему на помощь. Когда Лорд открыл глаза, он увидел лишь спину солдата, но, судя по размерам, это был Оннел. Маллед был заметно крупнее, все же остальные гораздо ниже обоих.

Бредущий в нощи наконец рухнул, и его тяжеленная булава грохнулась в каком-то дюйме от ступни Дузона.

Он бросил взгляд на недвижного мертвяка.

Эта тварь заявила, что Баэл благоволит Ребири Назакри, подтвердив тем самым слова Малледа. Либо это было правдой, либо появление Малледа в лагере было частью вражеского плана.

Дузон поднял глаза. Где Маллед? Вскоре он увидел, как гигант с яростным ревом сносит череп Бредущему в нощи.

Слова о Баэле соответствовали истине.

Дузон согласился с планом Малледа не потому, что считал его Заступником, — этот план действительно давал возможность контратаковать. И нынешнее, самое мощное за все время осады нападение Бредущих, и слова мертвяка окончательно убедили Лорда в правильности догадки Малледа: Назакри и в самом деле выжидал все это время наступления триады Баэла.

Но, с другой стороны, во время этой триады ночи наиболее короткие и Бредущие в нощи слабее, чем обычно. Так в чем же заключается план Назакри? Какие силы он намерен использовать вместо нежитей?

Неужели сам Баэл готов выступить на стороне мятежников?

Нет, это невозможно. Баэл будет топить солнечную печь, и у него не останется времени для прямого вмешательства, но, достигнув пика могущества, он свою силу и отвагу будет изливать на весь мир в виде солнечных лучей.

Всем известно, что большинство ссор, преступлений и убийств случается во время триады Баэла. А в этом году, видимо, произойдет и решающая битва в нынешнем противостоянии.

Внезапно Лорд Дузон увидел, как один жмурик подкрадывается сзади к солдату. Тут же забыв о богах и большой стратегии, он с криком бросился на противника, занеся меч для удара.

На противоположном берегу реки Ребири Назакри с интересом наблюдал за битвой, взобравшись на грубо сколоченную деревянную башню. Кристалл в его руках зловеще гудел, и вокруг темно-красного огня вился черный дым.

— Это последний, — сказал он.

— Последний — что? — недоуменно спросил Алдасси, стоя у подножия башни. Рядом с ним, опершись спиной на одну из опор сооружения, прохлаждался Азари Азакари.

— Последний из этих рейдов, — ответил Ребири. — Завтра ночью мы двинемся вперед через реку навстречу нашему триумфу.

— Мы захватим Дривабор? — допытывался Алдасси.

— Захватывай, если хочешь, — глядя на него сверху, изрек Назакри. — Всех живых воинов я оставлю в твоем распоряжении и поведу на Зейдабар только Бредущих в нощи. Утром я отдам ещё кое-какие распоряжения, после чего вы все вольны поступать как вам заблагорассудится. Вы служили мне хорошо, но уже послезавтра мне ваша служба не потребуется.

Азари бросил на Ребири озадаченный взгляд. Впрочем, по собственному опыту зная, что никаких вопросов магу задавать не следует, он тут же принялся как бы между прочим обозревать лагерь.

Назакри, глядя с верхотуры на Алдасси, продолжал:

— С тобой останется твоя магия. Я хочу, чтобы ты вместе с живыми воинами держался подальше от опасности. Нет никакой нужды рисковать твоей жизнью у Врат Зейдабара. Мне была обещана только победа, а отнюдь не безопасность. Я могу погибнуть, но не желаю, чтобы с моей смертью пресекся и мой род.

— Но, отец… — произнес Алдасси.

Назакри остановил его движением руки.

— Когда победа будет одержана и Зейдабар падет, ты сможешь меня найти. Если я останусь в живых, это будет совсем не трудно.

— Я… Значит, ты приказываешь не сопровождать тебя?

— Приказываю, сын мой. Ты можешь двигаться позади меня, но только на безопасном расстоянии. Не более того.

Алдасси долго смотрел на старика, затем, уставившись себе под ноги, прошептал:

— Как тебе будет угодно, отец.

Ребири удовлетворенно кивнул.

— А как твои друзья в Зейдабаре? — поинтересовался он. — Они готовы к нашему прибытию?

— Они мне вовсе не друзья! — прорычал Алдасси. — Но они сделают все что в их силах, так же как делали и до этого.

— Надеюсь, ты не клялся, что мы сохраним им жизнь?

— Нет, отец. Конечно, нет. Я им ничего не обещал.

— Им не будет пощады! — грозно произнес Назакри.

— Вот и хорошо, — пробормотал Алдасси.

Лорд Шуль ему никогда не нравился.

Глава пятьдесят четвертая

К тому времени, когда последний Бредущий в нощи, выйдя из боя, направился к реке, все пространство за земляным валом было усыпано телами и частями тел.

Последний час, а может, и дольше, Дузон сражался, стоя в луже грязи и крови. У него не оставалось даже секунды, чтобы подыскать для схватки клочок более твердой земли. Теперь же он смог, откатив ногой отрубленную голову и отшвырнув в сторону брошенный кинжал, выбраться на сравнительно сухой участок почвы размером не более человеческого торса. Рука Дузона с зажатым в ней мечом бессильно повисла, а самого Лорда от усталости била жестокая дрожь. Дузон смотрел на восток, где начинал светлеть горизонт, и на удаляющихся врагов.

Но отдыхать он не мог. Это был последний день триады Шешар, день, когда им предстояло соорудить плавучий мост, разогнать живых сторонников Назакри и уничтожить всех Бредущих в нощи.

На небе Дузон не заметил ни единого облачка, способного помешать Новым Магам подзарядить энергией кристаллы. Лишь тоненькие струйки дымков перечеркивали восточную часть неба — это, видимо, догорали сторожевые костры, или мятежники начинали готовить завтрак.

Дузон понимал, что его людям приготовить горячую пищу не удастся. Им даже может не хватить времени перекусить всухомятку. Чтобы успеть истребить живых и обезглавить большинство жмуриков, атаковать следовало немедленно.

— Где Генерал? — спросил он.

— Погиб, — ответила дрожащим голосом какая-то женщина, показывая на бесформенное, окровавленное возвышение у основания земляного вала.

— О боги… — пробормотал Дузон и заспешил к указанному месту.

Генерал Балинус, старый хитрый лис, солдат, сражавшийся с Ребири Назакри от самого Матуа, лежал, устремив взгляд невидящих глаз на скопление лун в небе. Его туника была рассечена на груди, и алая ткань залита темно-красной жидкостью, впрочем, уже начинавшей приобретать бурый оттенок.

Дузон кончиком меча приподнял край ткани. Увидев рану, он содрогнулся.

Все шесть Полковников погибли в предыдущих схватках, и теперь Лорд Капитан Дузон был старшим по званию офицером из всех оставшихся в живых. Это означало, что он командует всеми частями Имперской Армии в регионе.

Он мечтал стать командующим, но не сейчас и не таким образом. Какая вопиющая несправедливость, думал Капитан, что Балинус, переживший столько сражений, погиб перед самым концом войны.

— Отрубите ему голову, — распорядился Дузон. — Мы похороним его после сражения, сейчас на это у нас нет времени.

— Мы… но… — пролепетала женщина.

Дузон взглянул на её лицо и почувствовал жалость.

— Я сам это сделаю. Вы можете не смотреть.

— Спасибо, — произнесла она отворачиваясь.

Балинус лежал с откинутой головой, и его морщинистая, старческая шея была готова для удара.

Никогда ещё меч не казался Дузону таким тяжелым…

— Дело сделано, — сказал он сам себе и, повернувшись к женщине, спросил:

— Вы пойдете на штурм или останетесь в лагере?

103

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru