Пользовательский поиск

Книга Отмеченный богами. Переводчик: Косов Глеб Борисович. Страница 102

Кол-во голосов: 0

— Сэр, — запротестовал Лорд, — все же мне представляется… Думаю, будучи Капитаном Роты Заступников, я должен…

Балинус не дал ему договорить.

— Вы это придумали, вам и строить. Если вы действительно являетесь Заступником, то боги одарили вас сверхъестественной выносливостью. В таком случае у вас должно хватить сил, чтобы встать рядом со мной во главе атаки. Если же вы не Заступник, то никаких оснований для жалоб у вас нет. Разве не так?

Дузон не знал, как ему обосновать свои возражения, и у него даже промелькнула мысль, не сообщить ли Балинусу о Малледе. Однако он от этой идеи тут же отказался. Во-первых, потому, что навсегда было бы покончено с его претензиями на богоизбранность, и, во-вторых, потому, что Маллед его откровенности все равно бы не оценил. Таким образом, Лорду Дузону ничего не оставалось, как только поторапливать плотников.

Небольшие запасы леса в лагере очень скоро исчерпались, и Дузон отправил плотников спать, разбудив своих людей с целью обеспечения мастеров строительными материалами. Солдат и всех оставшихся в живых лошадей спешно погнали в Дривабор за бревнами и досками.

Дузону хотелось обсудить возможности реализации плана с Новыми Магами, но Врея Буррея и Тебаса Тудана в лагере не было — оба улетели с посланиями в Зейдабар. Кроме того, маги получили строгий наказ принести с собой из столицы как можно больше медикаментов. Ни один из оставшихся в лагере Новых Магов не решался что-либо обещать без одобрения своего начальства. Дузон, изможденный бессонницей и нервным напряжением, покинул сборище магов. Его переполняло негодование, вызванное как их упрямством, так и решением мирно спавшего командующего. Он вернулся в свою палатку и усилием воли заставил себя проспать до вечерних сумерек.

Поиски и доставка строительных материалов практически заняла весь первый день триады Шешар; командированные в Дривабор вернулись, когда очередной ночной рейд, по существу, уже начался. Защищать лошадей, одновременно распрягая их, было чрезвычайно трудно — в результате авангард лишился трех отличных солдат и одной женщины, добровольно вставшей в ряды бойцов.

Известия из Дривабора тоже оставляли желать лучшего. По меньшей мере половина жителей города убежала на запад, а большинство оставшихся заперлись в своих домах, с ужасом ожидая появления Бредущих в нощи. Единственным утешением служило лишь то, что никто из обывателей пока не видел ни одного жмурика поблизости от города.

На второй день отлично выспавшиеся плотники рьяно взялись за работу. Балинус выслушал очередные разведдонесения Новых Магов, но к строительным работам никакого интереса не проявил. Дузон, облаченный в лучший из видавших виды плащей и со шляпой на голове хвалил мастеров, которые собирали плоты для моста, и энергично перемещался по всему лагерю.

— Нет нужды сколачивать их так тесно, — заметил один из плотников, когда Дузон попросил не оставлять между досками зазоров. — Через такую щель невозможно ни ударить мечом, ни пустить стрелу!

— Ни в чем нельзя быть уверенным, — глубокомысленно ответил Дузон. — Поэтому делайте щели как можно плотнее, чтобы даже вода не просочилась.

— Но…

— Ублажите меня, добрый человек. Представьте, за моей прихотью стоят более веские причины.

— Но… — Плотник ещё раз бросил взгляд на “баррикаду”, затем посмотрел на реку и снова на Дузона.

— О… — спохватился он, — я все сделаю как надо, милорд.

Дузон кивнул, и изрядно потрепанный плюмаж на его шляпе слегка заколыхался.

В небе мелькнули две яркие звездочки. Это маги возвращались из Зейдабара. Дузон, не теряя ни секунды, направился в сторону небольшого шатра, в котором ютилась половина из оставшихся в живых выпускников Колледжа Новой Магии, и на этот раз решил потребовать однозначного ответа.

В шатре он застал Малледа. Кузнец и Врей Буррей о чем-то оживленно дискутировали.

Это облегчало задачу Дузона, так как ему не надо было объяснять, что происходит.

— Вы можете это сделать? — с ходу спросил он.

— Да, можем, — ответил Врей Буррей.

— Как скоро?

Новый Маг задумчиво почесал ухо.

— Это будет зависеть, — сказал он после долгого молчания, — от подзарядки кристаллов, что, в свою очередь, зависит от яркости солнца. Кроме того, скорость нашей работы будет находиться в обратной зависимости от масштаба помех с противоположной стороны. С учетом всех этих обстоятельств обозначенная вами работа может занять от одного часа в лучшем случае и до половины дня в худшем.

— Итак, если мы подготовим все секции завтра к рассвету…

— Солнце на рассвете не такое яркое, — объяснил Врей Буррей. — Если небо будет чистое, а враг не станет мешать, мы наведем переправу за два часа. Но если пойдет дождь, а Ребири Назакри проявит к нашей деятельности интерес, мы закончим работу не ранее полудня.

Дузон понимающе кивнул и обратил взор на чистое, усеянное лунами небо.

— Такие сроки нас вполне устроят.

— Остался всего один день, — напомнил Маллед. — Нам необходимо переправиться завтра.

— Мне это известно! — бросил Дузон. — И мы будем готовы! — Он посмотрел на восток в сторону валов, закрывающих вид на реку и на вражеский лагерь. — Наконец-то нам, как воспитанным людям, удастся нанести ответный визит.

Произнеся эту достойную Заступника фразу, Дузон заспешил с докладом к Генералу.

Балинус уже почти засыпал, но доклад все же выслушал.

— Прекрасно, Дузон. Ведь мщение так сладко, не правда ли?

Они улыбнулись друг другу. Балинус тут же завалился на койку и мгновенно захрапел. Дузону ничего не оставалось, как отправиться в свою палатку.

Однако уже ночью, увидев, сколько нежитей выходит из воды, Дузон задался вопросом: не останется ли к утру такое мизерное количество живых солдат авангарда, что великий план дневного вторжения выполнять будет просто некому? До этого не более тысячи, а частенько и того меньше Бредущих в нощи пересекали по ночам реку. Большая часть нежитей наблюдала за схваткой, оставаясь на своем берегу. Но в эту ночь, ночь между вторым и третьим днями триады Шешар, марш Бредущих из вод казался бесконечным. На сей раз на восточном берегу их осталось гораздо меньше, чем обычно. Основная масса мертвяков оказалась на западном берегу Гребигуаты.

Кроме того, из имевшихся в Имперском авангарде восьми сотен солдат и двухсот разношерстных добровольцев (включая дюжину женщин и девятерых оставшихся в живых Заступников) сто пятьдесят человек вот уже сутки не смыкали глаз, готовясь к дневной атаке.

Бредущие в нощи, только возникнув из воды, сразу бросились вперед на штурм “баррикады”. Свежесбитые деревянные панели и плоты оказались разбросанными по сторонам, разбитыми и поврежденными, а мертвяки, по волосам и одежде которых все ещё стекала вода, полились через земляной вал на территорию лагеря.

Там их встретили мечами и секирами солдаты Империи.

Дузон находился в самой гуще схватки. Он отчаянно рубил головы позаимствованным у кого-то мечом с широченным лезвием, не обращая внимания на насмешки над своими предками и на издевательские вопросы, почему боги оставили Домдар один на один с врагами.

В какой-то миг он очутился лицом к лицу с огромным, внушающим ужас мертвяком с разверстой грудью. В свое время этот жмурик, видимо, был фермером, и сейчас на его шею был нацеплен потертый, тяжелый, но предохраняющий от обезглавливания воловий хомут.

Дузону и раньше приходилось встречаться с подобными трюками. Убить такого Бредущего было несколько труднее; приходилось вырезать ему сердце или сносить добрую половину черепушки.

— А, лордик! — просипел мертвяк, занося для удара тяжелую булаву. — Ты часом не из тех, кто считает себя избранником богов? Глупец, разве ты не знаешь, что Баэл теперь благоволит Ребири Назакри, отвратившись от твоего погрязшего в грехах Домдара?

Дузон уклонился от удара, времени на ответ у него не было. Хомут не позволял отрубить голову, и, вместо того чтобы ударить по шее, Дузон рубанул по верхушке черепа. Раскрытая грудь и видневшиеся внутри грудной клетки ребра делали сердце нежити весьма соблазнительной добычей, но бить по голове все же было легче.

102
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru