Пользовательский поиск

Книга Отмеченный богами. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава тридцать третья

Кол-во голосов: 0

Тем не менее будет, пожалуй, не вредно задать парочку вопросов людям, которые объявляют себя Заступниками. Он уже приступил к этому, спросив Дузона, — хоть и не напрямую, — как тот относится к разговорам о его якобы богоизбранности. Все однополчане Оннела, за исключением тех, кто прибыл из Грозероджа, считали: из всех кандидатов на роль Заступника Дузон самый подходящий. Теперь же, когда Оннелу представилась возможность позавтракать с целой ротой претендентов, он может больше узнать о их претензиях и выяснить, имеются ли для этих претензий какие-нибудь основания.

Столь благоприятную возможность упускать никак нельзя.

А кроме того, Заступники наверняка питаются лучше, чем рядовые солдаты в Бьекдавском Полку.

— Я буду счастлив присоединиться к вам, милорд, — сказал Оннел.

Глава тридцать третья

Маллед уже достаточно долго находился в Зейдабаре, чтобы привыкнуть к городскому шуму. Однако раздававшиеся за стенами Арсенала крики совсем не напоминали обычный гул толпы. Разобрать слова было невозможно, но вопли и визги на улице определенно не являлись выкриками торговцев, шумом пьяной драки или иными заурядными проявлениями городской жизни. Шум, начинавшийся где-то вдалеке, сейчас приближался. Маллед отчетливо слышал крики, несмотря на звон молотов, бьющих по наковальням.

Трое или четверо учеников выглядывали уже через маленькое окошко в западной стене, выходившее на улицу.

Малледу вдруг нестерпимо захотелось глотнуть свежего воздуха. Строго говоря, уход из мастерской без разрешения означал нарушение порядка, но Маллед был не единственным, кто время от времени игнорировал этот пункт правил.

Крики становились все громче, и вопила уже не дюжина глоток, а великое множество дюжин. Дарсмит сидел на полу скрестив ноги и затачивал клинок. Но вот и он поднялся и вместе с Малледом выглянул в окно.

— Пошли. — Маллед опустил молот на пол и направился к ступеням, ведущим к выходу.

Дарсмит молча последовал за приятелем.

Через несколько секунд они оказались на Пристенной улице, вынырнув из проулка, идущего вдоль здания Арсенала.

Когда позволяла погода, на Пристенной улице с самого рассвета до наступления темноты кипела жизнь, иногда продолжавшаяся и ночью. Снег и холод вынудили обывателей почти всю зиму сидеть дома, но с возвращением теплого весеннего солнца густые толпы снова высыпали на улицу.

И этот день тоже не был исключением. Но на сей раз толпа вела себя очень странно: люди бежали, причем лишь в двух противоположных направлениях. Никто не стоял, не шел и не появлялся из боковых улиц.

Можно было также заметить, что бежавшие в одну сторону были чем-то очень испуганы, в то время как на лицах людей, мчавшихся в противоположном направлении, проступала целая гамма чувств: решимость, озабоченность, любопытство.

Маллед немного подумал, затем протянул руку и схватил одного беглеца из числа испуганных.

Человек попытался вырваться, но, когда он оглянулся и увидел перед собой Малледа, протестующий вопль так и застыл на его губах.

— Что происходит? — спросил кузнец.

— Императорский Дворец в огне! Отпустите меня! Надо спасаться, пока не выгорел весь город!

Маллед отпустил несчастного и вопросительно посмотрел на Дарсмита.

— Думаю, он прав, — кивнул Дарсмит. — Взгляни-ка туда!

В северо-западную часть неба из-за крыш домов поднимался столб дыма. Маллед не обратил на него внимания, поскольку в Зейдабаре постоянно дымили тысячи труб и небо частенько затягивало серой пеленой.

Однако этот дым не был похож на обычные городские дымы. В синем небе параллельно золотому шпилю дворцовой башни вздымалась толстенная, клубящаяся белая колонна.

— Пошли, — бросил Маллед и шагнул в толпу.

Дарсмит, чуть поколебавшись, поспешил за приятелем.

— Маллед, что ты затеял? — на бегу спросил он.

— Разве мы явились в Зейдабар не для того, чтобы защищать Империю? — обернулся к нему кузнец и тут же, махнув рукой в сторону дыма, заявил:

— Все, что угрожает Императрице и её Дворцу, угрожает и Империи. Наш долг эту опасность отвратить!

Эти слова Дарсмита до конца не убедили, но он бежал за Малледом, так как следовать в кильватере за гигантом было легче, чем самому передвигаться в толпе в любом направлении.

За несколько минут Маллед проложил путь до эспланады, откуда начиналась широкая лестница, ведущая к дверям Дворца. Однако пробиться дальше не смог даже он. Люди стояли плечом к плечу, глазея на языки пламени, с ревом вырывающиеся из нескольких окон. Вдоль центрального шпиля в небо летели искры, в воздухе висел сухой жар. Зеваки столпились у домов на противоположной от Дворца стороне площади, в то время как ступени и прилегающее к Дворцу пространство оставались совершенно безлюдными. Никто не решался приблизиться к зданию более чем до половины эспланады, а передняя линия зрителей пыталась отступить назад, чтобы спастись от дыма и жара. Однако постоянно прибывающие любители зрелищ лишали их возможности хотя бы чуть-чуть попятиться.

— Почему никто ничего не делает? — спросил Маллед. — Императорский Дворец в огне, там может находиться Императрица! А если рухнет башня, она погребет под собой не одну дюжину домов!

Дарсмит огляделся вокруг, но, будучи значительно ниже Малледа, видел одни лишь спины, головы да возносящиеся к небу искры и дым.

— А почему кто-то должен что-то делать? — возразил Дарсмит. — Ты видишь там стражников?

— Нет, — ответил Маллед.

Действительно, там должна быть охрана, подумал он. Куда же она подевалась? Часть армии отправилась на восток сражаться с мятежниками. Другая, большая, часть профессиональных солдат обучает рекрутов в Агабдале… Как может Дворец оставаться совсем незащищенным? Но если нет охраны, то почему люди просто стоят и ничего не предпринимают?

Нет, кто-то должен что-то сделать!

— Пропустите меня! — взревел он.

— Перестаньте толкаться! — гаркнул стоявший впереди мужчина.

Маллед схватил горлопана за шиворот и, выдернув его из толпы, поднял над головой. Причем с такой легкостью, словно это был не взрослый мужчина, а прогнивший у основания деревянный столб.

Бедолага издал протестующий писк, но, увидев себя вознесенным в воздух, тут же умолк и инстинктивно съежился.

Маллед с разворотом метнул его, будто мяч, назад, долой с площади. Необычный летающий объект угодил в голову ни в чем не повинной даме, и обе жертвы рухнули на грязную мостовую, отделавшись, к счастью, легкими ушибами.

— Пропустите меня! — повторил Маллед.

Маячивший перед ним обыватель, увидев эту сцену, посторонился, хотя минутой раньше был готов поклясться, что не может сдвинуться ни на дюйм.

Маллед с ревом пробивался вперед, волоча за собой Дарсмита и расшвыривая первые ряды зевак; вскоре он вырвался на открытое пространство.

Жар накатывал на него волнами, но Маллед был кузнецом, и его горн во время работы со сталью раскалялся гораздо сильнее. Он помчался к дюжине широких каменных ступеней и взлетел к главному входу, расположенному у самого основания центральной башни. Маллед сразу определил, что эпицентр возгорания находится справа от него, в восточном крыле здания. Возможно, пожар, несмотря на его неистовость, ещё не успел широко распространиться.

Гудящая и орущая за его спиной толпа на мгновение умолкла, а потом снова разразилась воплями.

— Что он делает?! Куда его несет?! — докатывалось до слуха Малледа.

Двери Дворца были распахнуты, за ними просматривался разделенный пополам массивными колоннами и заполненный дымом огромный мраморный зал. Однако ни очагов огня, ни тел Маллед не увидел. Это был хороший знак. Открытые двери указывали на то, что внутри здания в огненную ловушку никто не попал. Конечно, в некоторых помещениях могли быть люди, отрезанные пламенем или пострадавшие от дыма.

Но открытые двери также означали и то, что к огню поступает воздух. В таком случае как следует действовать: позволить воздуху проникать внутрь для тех, кто оставался в здании, или же плотно закрыть двери, чтобы ослабить пламя?

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru