Пользовательский поиск

Книга Отмеченный богами. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава двадцать шестая

Кол-во голосов: 0

Дузон прищурился, затем стер рукавом капли дождя с глаз и вгляделся снова.

Впереди на дороге, в нескольких милях от него виднелось что-то, похожее на людей. С такого расстояния угадывались лишь их формы. Может быть, торговый караван?

Не исключено, правда, что они догнали новобранцев, которых Кадан послал в подкрепление Генералу Балинусу. Дузон полагал, что повстречает эти части лишь в лагере около Дривабора на реке Гребигуате.

Интересно, как далеко отсюда Гребигуата?

Дузон оглянулся и ещё раз осмотрел своих людей.

Они представляли жалкое зрелище. Причем командой они выглядели гораздо хуже, чем каждый в отдельности. Они преимущественно были людьми крупными, привыкшими выделяться из толпы своими габаритами. В отряде же, где все были примерно одного роста, они как будто съежились. Далеко не все носили униформу. Одни были счастливы облачиться в красные с золотом цвета Империи, так как одежды лучше этой им в жизни нашивать не приходилось. Другие же придерживались мнения, что не пристало Богоизбранным Заступникам носить туники и бриджи обыкновенных солдат.

А несколько человек дошли даже до того, что стали требовать себе генеральские или по меньшей мере офицерские мундиры. Но Кадан стоял на том, что каждое повышение в звании в Имперской Армии не жалуется в знак особого расположения — его следует заслужить. При этом Комиссар Армии сделал оговорку, что если среди них объявится подлинный Заступник, то он сможет надеть любой мундир, какой ему только приглянется. Но до тех пор пока Заступника нет, на них останется солдатская униформа, а кто этого не желает, пусть таскает собственное цивильное платье.

Лорд Дузон оглядел свой мундир. Он принял капитанское звание и оделся соответственно, сохранив, однако, свой алый плащ и шляпу с плюмажем. По счастью, туника и плащ удачно гармонировали, а черная шляпа с белыми перьями прекрасно сочеталась с любым цветом.

Честно говоря, он считал, что пока не заслуживает чина капитана, но ему хватило ума не объявлять о своих сомнениях Лорду Кадану или кому-либо другому. Да что греха таить, всем было известно — звания в армии частенько присваивались из политических соображений, но Дузон, как любой здравомыслящий человек, не хотел, чтобы эта практика получила широкое распространение. Утверждение Кадана, что звание следует заслужить, как нельзя более удовлетворяло Дузона, особенно если военачальник сведет свою опеку над ним к минимуму.

В течение многих столетий никого не волновало, как производят в офицеры и кого при этом стараются ублажить — родителей или влиятельного патрона. Отсутствие кавалерии в составе армии также ничего не значило, поскольку у войска не было иных дел, кроме как отлавливать редких бандитов или усмирять ещё более редкие мятежи. Если же армии предстоят бои, то в ней должны служить офицеры, способные добиться не только победы, но и минимальных потерь, а не бездельники, славные лишь своими предками да могущественными друзьями.

Дузону было приятно думать, что он в любом случае оказался бы под знаменами, но в то же время он понимал — свою пригодность ему ещё предстоит доказать самому себе.

Однако весьма сомнительно, что с этим разношерстным сбродом он вообще сможет что-либо доказать.

— Слушать мою команду! — крикнул он. — Те, кто давал отдых своим лошадям, — по коням! Впереди нас группа людей, и я хочу, чтобы они увидели достойное зрелище. Перед ними должна прогарцевать рота подлинных Заступников!

— Но мы же по уши в грязи! — пожаловался кто-то.

Дузон обратил внимание на то, что ещё один воин смотрит на своего коня с явным недоверием, определенно не испытывая никакого желания карабкаться на спину этого чудовища.

— Они не чище нас! — гремел Дузон. — Людям в мундирах стать в первые ряды, те, кто в цивильном, — в арьергард! Покажем всем, что мы рота бойцов, а не шайка бродяг, собранных черт знает где!

Едва успев закончить свою речь, Дузон сообразил, что, пожалуй, совершил ошибку. Опытные всадники были в основном в штатском, так как именно отпрыски мелкой знати отказались облачаться в мундиры. Картина была бы эффектнее, если б он пустил их вперед, позволив остальным тащиться сзади.

Командир, однако, не должен сразу же менять свой приказ. Коль скоро он принял решение, то его следует придерживаться.

Рота остановилась, и люди неторопливо перестроились.

— Быстро! Быстро! — кричал Дузон.

Он посмотрел вдоль дороги — неизвестный отряд удалился, почти скрывшись из виду, а Заступники все никак не могли построиться.

Потребовалось нечеловеческое терпение, чтобы привести роту в более или менее сносный вид и догнать отряд, выступающий конным строем, а не в виде неорганизованной толпы.

Дузон с трудом поборол искушение заорать подобно сержанту в учебной команде. Хороший командир должен уметь вести за собой людей, а не действовать методом запугивания. А уж Богоизбранный Заступник тем более обязан вдохновлять войско собственным примером.

Дузон запахнул плащ, поправил на голове шляпу и устремил взгляд к горизонту. Неужели он видит там Имперский штандарт? С такого расстояния определить точно было невозможно.

Вполне вероятно, это всего лишь торговый флаг.

Его подчиненные наконец образовали две группы. Одна в мундирах, другая — в штатском.

— Выстроиться в шеренги по четыре! — скомандовал Дузон, сидя на скакуне. — Иначе мы начнем ломать ограды или вытаптывать поля. Вы, вы, вы и вы возглавляете колонну. Вы и вы тоже…

Врей Буррей, паря в небесах, наблюдал за маневрами своих товарищей по оружию. Он не хотел улетать далеко от них, однако и не висел прямо над их головами. Маг уже несколько раз облетел роту и теперь смотрел, как она перестраивается, находясь примерно в полумиле от всадников.

Врей Буррей родился в горах и к лошадям относился с предубеждением: они казались ему страшно ненадежными созданиями. Чтобы управлять ими, требовалось производить таинственные и сложные действия. И это было совершенно не похоже на управление механизмами или манипуляции с Новой Магией. До этого марша чародей ни разу не садился в седло, надеясь, что и в будущем ничего подобного делать ему не придется. Он также думал, что перестроение, за которым сейчас наблюдает, ещё один глупый ритуал, не позволяющий этим адским тварям взбеситься, разбежаться и сломать себе ноги.

Слава богам, этот Лорд Дузон не настаивает, чтобы Врей Буррей садился в седло, в котором он наверняка не смог бы усидеть. Пожитки мага были навьючены на выделенную ему лошадь, которую вела его подручная по имени Будица, прибывшая в Зейдабар с Островов Вируэт.

Кажется, этот Дузон — разумный мальчик, и приходится сожалеть, что он играет в игры прирожденного военного и аристократа. Из него мог бы получиться отличный Новый Маг.

Но он предпочитает быть Заступником, спасителем Домдара, хмыкнул про себя Врей Буррей. Как будто Богоизбранные Заступники все ещё могут существовать! Неужели не ясно, что если боги перестали руководить политикой Домдара, то какой им резон назначать человека, способного в случае необходимости силой осуществлять эту политику?

Если Императрица и Совет действительно желают запугать мятежную деревенщину, думал Врей Буррей, то им следовало бы согласиться с его предложением самому стать Заступником. Маг предложил свои услуги не потому, что очень любил Домдар или имел зуб на те страны, которые Империя подчинила. Он просто считал единое всемирное государство самой рациональной формой правления, тем более что Домдар осуществлял свое господство очень мягко. Людям дозволялось жить согласно своим обычаям, а убийствам и насилию был положен конец. Именно этого дикнойцы всегда добивались от любого правительства.

Прежде чем Домдар покорил Говию, Дикной был вынужден постоянно воевать со своими соседями. Врей Буррей знал историю — путаную, кровавую и отвратительную. Именно эти познания и сделали его сторонником Домдара — по крайней мере до тех времен, пока не возникнет другая, более совершенная форма правления.

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru