Пользовательский поиск

Книга Отмеченный богами. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава двадцать шестая

Кол-во голосов: 0

Как жаль, что боги, прежде чем умолкнуть, не удосужились назвать Заступника, вздыхая, подумал Золуз. Если б они это сделали, Империя знала бы, кто должен возглавить кампанию против олнамцев. И тогда Золузу не пришлось бы волноваться за своего младшего сына, Багара, который в составе Роты Заступников направлялся на поле брани.

Золуз не думал, что его сын является Богоизбранным Заступником. Он был хороший мальчишка — крепкий и красивый, отлично владел мечом и прекрасно чувствовал себя в седле. Но что до Заступника… Слушая древние легенды о Богоизбранных, Золуз всегда представлял их существами, мало чем напоминающими ординарных людей, каковым при всех его достоинствах все же оставался Багар.

Но парень уже достаточно взрослый, чтобы учиться на собственных ошибках.

Золуз лишь надеялся, что сын, несмотря на эти ошибки, сумеет остаться в живых.

Интересно, тревожился Золуз, где он сейчас?

* * *

А Принц Багар в этот миг смотрел на Дривабор, к которому приближалась Рота Заступников. Город произвел на него не лучшее впечатление. Там не оказалось могучей цитадели на вершине холма, не вздымались ввысь мощные стены с крепкими воротами. В Дриваборе не было ни куполов, ни башен, ни дворцов. Гогрорский тракт проходил через одинокую арку. Когда-то она являлась частью стены, и здесь, видимо, находились ворота. Но городская стена давным-давно исчезла, так как мешала строительству складов, зернохранилищ и торговых помещений. Всякая нужда в фортификациях исчезла после того, как раскинувшаяся за рекой равнина стала частью Империи.

Дривабор сам по себе, если отсечь от него упомянутые зернохранилища и прочие строения, связанные с торговлей хлебом, был невелик. По площади он не превышал пары жилых районов Внешнего Зейдабара. Большинство зданий, сложенных из бурого или желтого кирпича, были одно — или двухэтажные, без каких-либо украшений. Архитектура их отличалась чрезвычайной безыскусностью. Лишь в дальнем конце города можно было усмотреть три исключения из общей унылости, коими являлись официальная резиденция Лордов Дриева, городской храм и сторожевая башня у начала моста, в том месте, где дорога пересекала Гребигуату.

В настоящее время дворец Лордов занимала Леди Кармаран. Багар никогда её не встречал, но много о ней слышал. Говорили, что это выдающаяся во всех отношениях дама. Принц не понимал, как она могла выносить существование в таком унылом, заштатном городишке.

У Дривабора была ещё одна странность, делавшая его не похожим на разросшуюся деревню. Тракт, начиная от арки, был вымощен темным кирпичом, и мостовая эта тянулась насколько хватало глаз. Багару, естественно, доводилось видывать мощеные площади и улицы. В кварталах, окружающих Императорский Дворец, их было сколько угодно, но они крайне редко попадались за пределами Зейдабара. А уж здесь увидеть кирпичную мостовую он никак не ожидал.

Багар решил, что этот курьез имеет какое-то отношение к мосту через реку.

У этого моста Генерал Балинус намеревался остановить врага. Правда, Багар официального сообщения не слышал, до него доходило только то, что говорили по этому поводу отец, дядя Гранзер, Капитан Дузон и другие офицеры. Балинус и первый по чину командир, Лорд Кадан, опасались встречать противника на открытом пространстве: Ребири Назакри мог с помощью магии или каким-то иным способом, обойти Имперскую Армию. Единственной преградой между Говией и Зейдабаром оставалась Гребигуата, а единственным местом переправы через реку был мост в Дриваборе, если, конечно, Назакри не надумает пуститься в обход за тысячу миль.

Река была слишком мелкой для крупных судов, но плотов и плоскодонок имелось сколько угодно. Согласно Имперскому Указу все они должны были впредь до особого распоряжения оставаться на западном берегу Гребигуаты. Любая лодка, обнаруженная без хозяина на восточном берегу, подвергалась конфискации.

Генералы, видимо, полагали, что мятежники окажутся неспособными построить собственные лодки или плоты. И действительно, на восточном берегу Принц не увидел деревьев. Кроме того, предположил он, олнамцы, будучи жителями пустыни, наверняка не умеют строить плоты из соломы.

Итак, оставался только мост.

Багар посмотрел назад на дорогу.

Пехотных полков видно не было. Рота Заступников их давно обогнала, даже несмотря на то что половина воинов едва держалась в седлах. Но Багар знал, пехота на подходе — шесть полков, три тысячи человек. И вся эта сила брошена лишь для того, чтобы охранять один-единственный мост.

Такого количества людей, несомненно, должно хватить. А в Агабдале, к северу от Зейдабара, Лорд Кадан собирал ещё более крупное войско. Однако Багар не думал, что оно понадобится.

Он даже не был уверен, потребуются ли все шесть полков авангарда. Весьма сомнительно, что разношерстная банда мятежников, даже понукаемая магией, сможет преодолеть Восточную равнину.

Но Принц все же надеялся, что враг доберется до Гребигуаты. Тогда он, Багар, получит шанс показать все свои способности. Воображение рисовало яркую картину боя: он один, возглавляя свое войско, сражается на мосту с дюжиной олнамцев и, естественно, всех побеждает.

Его брат, Вали, может быть, со временем и станет Императором, думал Багар. Но ему не суждено быть Богоизбранным Заступником Империи.

Глава двадцать шестая

Путешествие на север от Бьекдау до Зейдабара заняло четыре с половиной дня. По мнению Малледа, это были на удивление скучные дни. Вадевия шел в обычном платье, сложив жреческую мантию в дорожный мешок. Он не хотел привлекать внимания к странной паре, состоящей из жреца и простолюдина. Теперь же все принимали его за отца Малледа.

Это ужасно раздражало кузнеца, потому что Вадевия был хоть и велик ростом, но значительно уступал Хмару и вдобавок не обладал спокойной уверенностью в себе, присущей отцу.

Самым интересным оказался первый отрезок дороги вниз по течению реки до Назеди. Маллед смотрел, как суда, борясь с течением, идут вверх или быстро скользят вниз к морю. Цвет парусов говорил о их принадлежности, а вымпелы на мачтах указывали место назначения. На судах, идущих вверх, естественно, развевались желто-зеленые флаги Бьекдау, в то время как среди спешащих к морю очень редко попадались два одинаковых вымпела. Маллед не знал, какие порты означены какими флагами, но уже само их разнообразие приводило его в восхищение.

Он не уставал любоваться солнцем, пьющим утреннюю росу, и детишками, резвящимися на мели у берега, вздымая брызги с веселыми криками.

На протяжении всех двадцати с лишним миль от Бьекдау до Назеди вдоль реки стояли дюжины постоялых дворов, поджидая тех, кто по какой-либо причине не мог совершить путешествие за один день. Каждый постоялый двор имел свою пристань. Собственными причалами располагали фермерские дома, рыбаки и различные склады. А два постоялых двора могли даже похвастаться паромной переправой.

Теперь же слева от путников тянулась гряда невысоких холмов, справа текла река, за которой лежала равнина, в целом совершенно безликая, если, конечно, не считать украшением ландшафта квадраты и прямоугольники фермерских полей.

Назеди можно было увидеть с расстояния во много миль. По правде говоря, он редко скрывался из виду с того момента, когда при выходе из Бьекдау Вадевия указал Малледу на пятнышко у самого горизонта — сторожевую башню Назеди.

Маллед никогда не уходил так далеко от дома, и ему не приходилось бывать в этом городе. Он с интересом наблюдал за тем, как башня становится все более видимой и под ней вырастает купол храма.

Назеди был крупнее Бьекдау и раскинулся по обоим берегам Врена. Разделенные рекой части соединялись четырьмя большими мостами. Малледу город показался просто чудом. Его поразили широкие прямые улицы и дивные здания из многоцветных камней и кирпича. Назеди был основан через много, много лет после того, как регион был полностью умиротворен, и в отличие от более древнего Бьекдау никогда не имел городских стен. Их отсутствие стирало грань между городом и окружающим его пространством. Маллед даже не мог точно сказать, в какой момент они вступили в город.

51
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru