Пользовательский поиск

Книга Отмеченный богами. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава двадцать вторая

Кол-во голосов: 0

Проглотив залпом эль, он быстро направился к дверям, на ходу дружески хлопнув по плечу Оннела.

* * *

На четвертый день после визита лейтенанта и в последний день триады Рабиба Маллед в трактир не пошел, но Нейл сообщил ему за ужином, что там возникла драка и один будущий доброволец отказался от своей затеи.

И вот на пятый день и в первый день триады Миваи после полудня в Грозеродж под проливным дождем вступил лейтенант Грудар вместе с двумя своими спутниками; за ними следовали сорок — пятьдесят изрядно промокших волонтеров. Вскоре дождь прекратился, и на облачном небе появились просветы. На добровольцах вместо мундиров была самая разношерстная одежда, состоявшая в основном из пропитанных водой плащей, курток, блуз и штанов. Кое-кто был облачен в дорогие и модные одеяния — в Грозеродже таких не водилось, — а иные прибыли в настоящем рванье. У некоторых новобранцев через плечо или на поясе висели старинные мечи, принадлежавшие давно покинувшим этот мир предкам.

Из-за скверной погоды войско на подходе к Грозероджу не шло маршем, а еле-еле волочилось. Это никого не удивило: долгий путь из Йелдау, через Уамор и Давренародж, волонтеров, конечно, порядком измотал.

Весть о прибытии распространилась очень быстро, главным образом благодаря ребятишкам. Вскоре практически все жители Грозероджа собрались на площади, чтобы попрощаться с местными героями. В толпе, естественно, находились Маллед и Анва с детьми. Хмар был занят в кузнице и идти отказался, так как рисковал упустить миг закалки металла. Но мать Малледа, Мадейя, была здесь, так же как и дядя Спаррак с супругой и дочерью. Влайя с мужем стояли рядышком на другой стороне площади, и Маллед не сомневался, что и остальные сестрицы не пропустят столь торжественный момент.

Спаррак прошлым вечером принял окончательное решение — предпочел остаться дома. И вообще, ни один из тех, кто с самого начала не был уверен, встать ли ему под знамена Империи, в конечном итоге не встал. Когда лейтенант Грудар сделал перекличку, оказалось, что из первоначальной дюжины добровольцев лишь девять явились с дневным рационом и вещами.

Одним из этих девяти был Оннел, державший в руке ранец. Маллед надеялся, что в последнюю минуту приятель передумает, но этого не случилось. Там же находились Бузиан с Тимуаном и два брата-близнеца, Орзин и Озерга, жившие дальше по склону холма. Среди добровольцев были Незалс, Вориф, Гаур и Делазин.

Неддуел отказался, так же как четверо других, раньше заявлявших о своем желании.

Лейтенант, судя по его виду, удовлетворился девятью. Почему бы и нет, думал Маллед. Если армия сможет собрать по девять-десять человек с каждой деревни в Империи, её численность возрастет неизмеримо. Один только вид орды рекрутов из Йелдау и других поселений внушал уважение к мощи Империи. На площади сейчас чужаков было больше, чем Грозеродж обычно видит за полгода.

Такой огромной армии, какую собирает Империя, он явно не нужен, сказал себе Маллед. Его наконец-то отпустило то напряжение, которое он непрерывно ощущал с момента первого появления лейтенанта Грудара.

Волонтеры отдыхали и перекусывали на площади, рассевшись, где только позволяло место. Это дало возможность добровольцам Грозероджа собрать свои пожитки и попрощаться.

Большинство новоиспеченных солдат, видимо, прихватили с собою дневной рацион, но Бардетта была не из тех, кто упускает возможность зашибить деньгу. Когда добрая женщина объявила, что в трактире подают еду, раздались приветственные возгласы.

Бардетта не пыталась втиснуть все воинство в заведение. Вместо этого она и Зениша принялись разносить подносы с хлебом, сыром и элем по площади и раздавать их будущим защитникам Империи. Большинство из них оказались честными ребятами, бросали по одной-две монеты на подносы. Некоторые ели и пили на даровщину, но ни Бардетта, ни Зениша шума поднимать не стали.

Маллед догадался, у этих людей просто нет монет — у местных фермеров наличность обычно не водилась. Бардетта обслуживала таких фермеров в кредит и принимала оплату любыми продуктами. Однако эти люди не останутся здесь, чтобы погасить свои долги, думал Маллед. Но это проблема не его, а Бардетты, хотя, скорее всего, никакой проблемы нет. Женщины бойко сгребали монеты, собирали подносы и чуть ли не бегом направлялись в трактир, чтобы снова их наполнить. Маллед заметил, монет было довольно много — наверняка набралось на два-три вьерта. Бардетте повезло, что облака разошлись и выглянуло солнце. Дождь разводнял бы эль, мочил хлеб и сыр, и солдаты не столь охотно запускали бы руки в свои кошельки.

Грудар, казалось, тоже не очень торопился возобновить марш. Он сидел на ступенях дома Дейвиша, лениво жевал сушеное, со специями мясо и наблюдал за тем, как его подчиненные поглощают эль и хлеб, а самые свежие рекруты прощаются с друзьями и родичами. Сборщик налогов Вануир и второй солдат, имени которого Маллед не услышал, смешались с толпой, в то время как лейтенант держался в стороне.

Дети Малледа носились по лужам, и Анва не спускала с них глаз. Кузнец, воспользовавшись моментом, выскользнул из толпы и подошел к офицеру.

— Приветствую вас, — молвил он. — Вы позволите мне присесть рядом?

Грудар взглянул на него и, подвинувшись, ответил:

— Конечно.

— Меня зовут Маллед, — представился он, устраиваясь рядом с лейтенантом. — Я здешний кузнец.

— Лейтенант Грудар, — кивнул в знак приветствия офицер.

Маллед вежливо помолчал секунду-другую и спросил:

— Что там за война на востоке? Действительно серьезная? Много убитых?

— Так мне сказали.

— Вы сами пока её не видели?

— Нет, — помотал головой лейтенант. — Зорха и я приписаны к гарнизону Бьекдау и, как все остальные, получаем сообщения от жрецов. Думаю, армия в Говии не в состоянии выделить ни одного человека ни в качестве фельдъегеря, ни тем более для рекрутирования. Наверное, у них нет времени на столь длительные переходы. От Говии до Зейдабара путь немалый, зачем расходовать ресурсы, если жрецы все могут сообщить за один вечер.

Маллед понимающе кивнул.

— Вы сказали, что ведете этих людей в Зейдабар?

— Да. Меня и других офицеров, занимающихся рекрутированием, передислоцируют. Формирование армии в столице гораздо важнее, чем поддержание численного состава гарнизона Бьекдау.

— Затем, очевидно, вы отправитесь на восток?

— Да, если потребуется. Я солдат, милостивый государь, и повинуюсь приказам.

Маллед согласился.

— Вы позволите мне угостить вас элем? — спросил он, подзывая жестом Зенишу.

Грудар, замявшись, обратил взор к небу. Маллед тоже взглянул вверх, и ему показалось, чуть ниже солнца виднеются две луны. День становился все жарче, и с крыш домов на противоположной стороне площади поднимался пар. Это солнечные лучи начали подсушивать соломенные кровли.

— Вообще-то во время службы мне не положено пить ничего крепче фруктового сока, но до Бьекдау ещё десять миль, и за это время алкоголь успеет выветриться, — сказал Грудар. — Так что с благодарностью принимаю ваше предложение, господин.

Он снял с подноса кружку, Маллед взял вторую, бросив взамен мелкую монетку.

Кузнец едва успел пригубить свой эль, а лейтенант, уже прикончив свой, вскочил на ноги и прокричал:

— Солдаты Империи, привал закончен! Вперед к Бьекдау, а затем и в Зейдабар!

По толпе прокатился какой-то гул, и Малледу послышалось бульканье эля, льющегося одновременно в десятки глоток. Он встал и принялся высматривать Анву.

Прошло по меньшей мере ещё четверть часа, когда увеличившийся отряд покинул Грозеродж. Маллед и Анва попрощались с Оннелом и Бузианом, а потом Анва отправилась на поиски Пории и Нейла. Аршуи, свернувшись калачиком, спал у ног отца. Его нисколько не волновали шум и всеобщее возбуждение. Маллед провожал взглядом удаляющихся солдат с чувством облегчения.

Когда последний новобранец скрылся за поворотом дороги, ведущей в Бьекдау, Маллед вздохнул и зашагал прочь.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru