Пользовательский поиск

Книга Огонь в его ладонях. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 6 В чужие королевства

Кол-во голосов: 0

— Ты прав. Так оно и будет. Нам самим следует припугнуть монахов и священников. — Юсиф устало смежил веки и спросил:

— Мегелин, что вы там у себя делаете, когда друзья досаждают вам сильнее, чем враги?

— Не знаю, валиг. Правда, не знаю. Могу сказать, что глупость и некомпетентность не остаются безнаказанными. Я лишь предвижу все большую и большую деградацию, главным образом в сфере морали. Может быть, Хаммад-аль-Накир действительно нуждается в очистительном пламени Эль Мюрида.

Гарун потянул Радетика за рукав и произнес:

— Еще не время сдаваться, Мегелин.

Лицо Гаруна обрело выражение упрямой решительности, и мальчик сразу стал выглядеть гораздо старше своих лет.

Как жаль, подумал Радетик, что ребенок должен расти и закалять свой характер в этом хаотическом и неистовом пламени.

Глава 6

В чужие королевства

Отощавшие и дрожащие от холода, Браги и Хаакен стояли на последнем высокогорном перевале.

— А внизу уже весна, — заметил Браги. Он протянул руку, чтобы поддержать брата. — Та зеленая масса, наверное, лиственный лес.

— Сколько еще? — спросил Хаакен.

— Три дня. Может быть, пять. Одним словом, скоро.

— Ха!

Случались дни, когда они проходили не больше мили. Как вчера, например. Похоронив Сорена в мерзлой почве, они пробивались через горные снега до тех пор, пока их не оставили силы.

Сигурд умер почти месяц назад. А весь переход через горы занял два месяца.

— Я не смогу, — с трудом выдавил Хаакен. — Иди без меня.

Он уже и раньше предлагал это.

— Мы прошли, Хаакен. Начиная с этого места, все время под гору.

— Я очень устал, Браги. Надо передохнуть. Иди, пока можешь. Я тебя догоню.

— Пошли. Шаг. Шаг. Еще один шаг.

В предгорье по сравнению с вершинами стояла жара. Мальчишки, чтобы восстановить силы, стояли там лагерем целую неделю. Дичь на охоте попадалась им крайне редко.

Когда они снова двинулись в путь, им стали попадаться следы обитающих в предгорье племен. Им пришлось даже миновать руины небольшой бревенчатой крепости, сожженной, судя по всему, не более месяца назад.

— Мы сейчас где-то вблизи итаскийского герцогства Грейфеллз, — произнес Браги, обгладывая кроличью лапу. — Эта тропа должна вывести на тракт, который отец называл Северной Дорогой. Дорога ведет прямо в Итаскию-Город. Королевство Итаския и его столица именовались совершенно одинаково. Это было типично для некоторых государств, возникших вокруг городов-крепостей, сумевших пережить Падение.

— И когда ты покончишь со своим дурацким оптимизмом? — пробурчал Хаакен. Он набросился на кролика, как помирающий с голоду медведь. — Мы не говорим на их языке. Мы — тролледингцы. Если нас не убьют бандиты, то итаскийцы прикончат обязательно.

— А тебе следует быть полегче со своим пессимизмом. Готов поспорить, что ты начнешь толковать о неизбежной грыже, если мы наткнемся на большой горшок с золотом.

— Нельзя шагать по жизни, ожидая, что все получится как надо. Чтобы быть готовым ко всему, следует рассчитывать на худшее.

— И что же ты хотел бы сделать?

— Я перестал строить планы после смерти отца.

У Браги тоже не имелось никаких планов, если не считать намерения следовать довольно схематичным советам отца. Интересно, что произойдет, когда они отыщут этого самого Ялмара?

— Хаакен, я знаю лишь то, что сказал отец.

— В таком случае будем продолжать до тех пор, пока не произойдет какой-нибудь неприятности.

Неприятность произошла уже на следующее утро.

Хаакен задержался, чтобы помочиться. Браги брел один, когда на него, выскочив из кустов, набросились обитатели предгорий.

Их копья с каменными наконечниками не смогли пробить кольчугу, которую он по совету отца никогда не снимал в пути. Нападающие бросили его на землю и взялись за ножи.

Появился, размахивая боевой секирой, Хаакен. Он успел уложить двоих, прежде чем горцы заметили его появление.

Браги откатился в сторону, вскочил на ноги и лишь после этого сумел взяться за меч.

Выживший горец пытался бежать, но секира и меч преградили ему путь к спасению.

— Что за дьявол? — тяжело дыша, спросил Хаакен.

— Думаю, хотели меня ограбить, — с трудом выдавил трясущийся Браги. — Еще немного и мне бы конец.

— А я ведь тебя предупреждал.

— Давай стащим их с тропы и припрячем.

— Слушай!

Стук копыт. Все ближе. Скачут сюда.

— В кусты! — предложил Браги.

— На дерево! — возразил Хаакен. — Рагнар говорил, что люди никогда вверх не смотрят.

Уже через минуту они уже сидели высоко в ветвях старого дуба. Когда они карабкались, им казалось, что вещевые мешки ничего не весят.

Мертвецы так и остались валяться на тропе.

Появились шесть всадников. Офицер, шесть солдат и один штатский.

— Итаскийцы, — прошептал Браги.

— Что за дьявол! — воскликнул офицер, натягивая поводья. Молодые люди итаскийского языка не знали, но смысл восклицания сомнения не вызывал.

Солдаты обнажили мечи. Штатский соскочил с лошади и осмотрел поле битвы.

— Люди Мажнерика, — сказал он. — Напали на двух путников. Несколько минут назад. Путники сидят на черном дубе на высоте тридцати футов справа от вас.

— Кто осмеливается здесь бродить, когда действует Мажнерик?

— Вы можете их спросить. Используйте луки. От такого приглашения они не посмеют отказаться.

— Правильно. Сержант!

Солдаты вложили клинки в ножны и приготовили луки.

— Говоришь, никто никогда вверх не смотрит? — прошипел Браги, глядя на четыре направленные на них стрелы. Следопыт поманил его пальцем.

Оказавшись на твердой почве, Браги увидел, как его сводный брат воинственно размахивает секирой.

— Да это же просто щенки, — заметил сержант.

— Дралась эта парочка? — спросил офицер.

— Они самые, — сказал штатский. — Похоже, что ребята из Тролледингии. Там их начинают обучать с младенческого возраста. — Следопыт поднял открытые ладони и произнес по-тролледингски, но с сильным акцентом:

— Поговорим мирно.

— Что с нами будет? — спросил Браги, стыдясь своей непроизвольной дрожи.

— Зависит от вас. Что здесь произошло? Что привело вас на юг?

Браги рассказал все, как было. Следопыт переводил.

Итаскийцы обменялись короткими репликами, и лесной житель перевел:

— Сэр Клеве склоняется к великодушию. Из-за этого, — он показал на тела. — Мы гоняемся за бандой уже несколько недель. Мы отдадим их головы герцогу, и нас на некоторое время освободят от патрулирования. Но он ничего не знает о вашем претенденте и хочет осмотреть ваши мешки.

Хаакен негромко зарычал.

— Полегче, сынок. Он вас не ограбит.

— Хаакен, делай то, что они говорят.

Минутой позже:

— Хорошо, теперь сделайте пять шагов назад.

Офицер изучил их пожитки. Наследство Браги вызвало вопросы.

— Отец дал нам все это перед смертью. Велел отнести одному человеку в городе.

— Какому человеку?

— Кому-то по имени Ялмар.

— Как по-твоему, они говорят правду? — спросил офицер.

— Слишком напуганы, чтобы врать. Этот Ялмар, по-видимому, скупщик добычи у береговых пиратов. Их отец, очевидно, предвидел катастрофу и позаботился о детях заранее.

— Как нам с ними поступить?

— Мы не ссорились с мальчишками, сэр. И кроме того, они оказали нам услугу.

— Но они тролледингцы, — заметил сержант, — и их следует повесить в назидание другим.

— В этом что-то есть, — согласился офицер. — Но у меня духу не хватит. Детей не вешаю.

— Но они убили четырех человек, сэр.

— Людей Мажнерика.

— Что происходит? — нервно поинтересовался Браги.

— Сержант Везеркайнд желает вас повесить, — фыркнул следопыт. — Сэр же Клеве, напротив, склонен вас отпустить.

— Второе нас больше устроит.

— Следи за сержантом, — прошептал Хаакен, — он может попытаться нас прикончить.

Сержант тем временем о чем-то горячо спорил с офицером.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru