Пользовательский поиск

Книга Ночь триффидов. Переводчик: Косов Глеб Борисович. Страница 78

Кол-во голосов: 0

В этот момент мне показалось, что мое левое ухо стало необычно холодным. Казалось, к нему приложили кусок льда. Я поднял руку и с изумлением обнаружил, что верхняя треть ушной раковины исчезла.Пальцы окрасились темно— красным. Я посмотрел на правую руку — и увидел множество ранок, каждая из которых была украшена крошечной кровавой жемчужиной.Это были следы от каких— то мелких осколков. К счастью, раны оказались не болезненными и рука функционировала — в этом я убедился, осторожно ею подвигав.

Мы потратили несколько минут, чтобы перетащить живых и раненых гвардейцев в кладовую. В углу помещения оказался телефон. Дабы не искушать судьбу, я, прежде чем выйти и запереть кладовую, с корнем вырвал проводку из стены.

Когда наш небольшой и изрядно окровавленный отряд вновь собрался у баррикады, Сэм негромко сказал:

— Я вижу единственный путь — перебраться через это препятствие.

— Ты полагаешь, Керрис и Кристина еще здесь?

— Да, если верить самой свежей информации.

— Все успели перезарядить оружие? — спросил Гэбриэл. Мы молча кивнули.

— О'кей, — прошептал Сэм. — Вперед.

Мы полезли на стену из мебели, и тут-то моя рука решила, что настало время болеть. Скрипя зубами и кляня весь свет, я умудрился не только вскарабкаться на баррикаду, но и спуститься с противоположной стороны.

Там, за первой преградой, нас ждала втирая линия обороны из перевернутых столов, стульев и шкафов. В отличие от первой эта баррикада перегораживала коридор и была обращена в нашу сторону. «Замечательно... просто замечательно», — думал я, в то время как моя истощенная нервная система подавала резкие болевые сигналы от руки непосредственно в мозг. Держа пистолет-пулемет в руке, я двинулся вперед, и тут над столом возник ствол автомата. А из-за ствола на меня смотрела пара зеленых глаз, обрамленных рыжими волосами.

— Керрис? — прошептал я, не веря себе.

Ствол исчез. Вместо него возникло изумленное личико.

— Дэвид Мэйсен? Ты, похоже, подоспел вовремя.

Глава 43

Пауза

Я молча вглядывался в лицо Керрис. До этого момента я почти не верил, что когда-нибудь ее снова увижу.

— Я уже подумала, что вы сюда не доберетесь, — с улыбкой сказала она.

— Путешествие, мягко говоря, было насыщено приключениями.

Появился Гэбриэл.

— Предлагаю вам пройти в помещение и обниматься там, — устало улыбнулся гигант. — В любой момент могут пожаловать гости.

Мы прошли в глубину коридора. У стены лежали два трупа гвардейцев Торренса. Навстречу нам из дверей выбежала Кристина.

— Дэвид! Дэвид! — Девушка обняла меня так крепко, что раненая рука тут же дала о себе знать. Но несмотря на растекающуюся по всему предплечью боль, я заключил ее в объятия.

— Привет! Страшно рад тебя видеть. Тебя здесь не очень обижали?

Радостно сияя, Кристина воскликнула:

— Керрис начала войну! Она застрелила нехороших людей. А потом построила стену. Потом мы стали ждать тебя... Но ты добирался сюда целый век. У, тихоход! — Меня поразило, насколько четко стала говорить Кристина. Последняя фраза была произнесена с явным осуждением.

— Но все же мы добрались, — улыбнулся я и повернулся к Сэму: — Теперь следует решить, как нам всем отсюда выбраться.

Сэм в задумчивости потер подбородок и страшно изумился, увидев на пальцах кровь.

— По-моему, бежать сломя голову не стоит, — сказал он. — Я жду, что вот— вот откроется дверь лифта и из нее выйдут либо гвардейцы Торренса, либо наши ребята. Пока ситуация не прояснится, надо выставить часовых на баррикаде.

Мы поговорили с вооруженным морским пехотинцем, и тот занял позицию за одним из перевернутых письменных столов.

К нам подошла Марни. Керрис уставилась на нее изумленно, и девушки довольно долго молча изучали друг друга. Керрис машинально провела пальцами по лицу, там, где у Марни был шрам. Это был жест человека, смотрящегося в зеркало.

— Ведь ты — моя сестра? — прошептала Керрис.

— Марни не говорит, — вмешался я и вкратце рассказал о прошлом девушки.

Керрис была потрясена. Еще немного помолчав, она кивнула.

— Много лет назад меня очень интересовало, есть ли у меня сестра-близнец. Ведь большинство моих братьев и сестер — а их, как вы знаете, великое множество — состояли из пар однояйцевых близнецов. Я не могла быть исключением. Но нас с Марни, видимо, разлучили сразу после рождения. Посмотрите на ее глаза. Копия моих... только ее бедное личико... я бы собственными руками придушила тех крыс, которые так с ней обошлись!

— Мне кажется, ты к этому уже приступила, — заметил я, кивнув в сторону мертвых гвардейцев.

Керрис рассказала мне, что здесь произошло. Когда прозвучал сигнал тревоги, она была с Кристиной. По телефону сообщили, что в вестибюле идет бой, и гвардейцы, охраняющие их, сказали, что получили приказ переправить ее и Кристину в другую часть Манхэттена. Керрис понимала, что, если их вывезут из Эмпайр-Стейтс, Сэму понадобится масса времени, чтобы открыть их новое местонахождение. И она решила, что настало время действовать. Ей было известно, что «лесовики» внедрили трех своих людей в медперсонал, обслуживающий девяностый этаж. Вооружившись припрятанными заранее автоматами, наши люди застрелили двух гвардейцев и забаррикадировали вход в коридор. Когда к гвардейцам подоспело подкрепление, пришлось воздвигнуть вторую баррикаду. У Керрис имелся козырной туз — и она об этом знала. Этим тузом была Кристина. Гвардейцы не могли огнем проложить себе путь из опасения повредить носительницу драгоценных яйцеклеток.

Я, в свою очередь, сообщил Керрис, что ход сражения в вестибюле существенно осложнился из-за вторжения триффидов на улицы города.

На некоторое время на девяностом этаже воцарилась противоестественная тишина. Торренс не насылал гвардейцев, чтобы переломить ситуацию в свою пользу, наши люди тоже не появлялись. Телефоны молчали. Электрические лампы сияли ровным светом. Кроваво-красное солнце опускалось за горизонт. Мы занимались чисткой оружия и обработкой ран. К счастью, никто из нас не пострадал серьезно. Больше всего досталось моему партнеру по настольному теннису: пуля пробила ему икроножную мышцу. Несмотря на рану, Гэбриэл продолжал скакать по помещению, используя в качестве костыля половую щетку. Мой друг был страшно похож на Джона Сильвера из бессмертного романа Стивенсона.

Керрис стояла у окна. Я подошел к ней.

— Что-нибудь видно?

— Мы слишком высоко. Отсюда кажется, что в городе царит полный покой. — Показав в сторону сверкающего золотом заката Гудзона, она сказала: — Красиво, правда? Там когда-то был рай. Как-то мы отправились рыбачить вверх по реке и видели то, что осталось от принадлежавших миллионерам особняков. На какой-то миг мы смогли представить, какой была жизнь до того, как все пошло прахом. Перед моим мысленным взором предстали резвящиеся в бассейнах ребятишки, их папы и мамы, восседающие в шезлонгах или жарящие на грилях барбекю. Неужели эти дни никогда не вернутся? — Она печально покачала головой.

— В иных местах они уже вернулись, — ответил я. — У меня дома есть праздник, его называют Ночью Костров. Мы зажигаем огромные костры на открытом воздухе, запускаем петарды и печем на углях картофель. Дети просто обожают эти праздники. Впрочем, и взрослым они тоже нравятся. Но взрослые ужасно страдают по утрам от похмелья.

— Ночь Костров? Откуда это название?

— Древний языческий ритуал. — Не сумев сдержать глупую ухмылку, я продолжил: — Видимо, связано каким-то образом с проблемами фертильности. Кроме того, мы сжигаем чучело человека по имени Гай Фокс[8].

— Ну и забавные же вы, англичане, люди. — Она сморщила носик. — И как я могла совершить столь нелепый поступок — полюбить англичанина?

— Если мы выйдем целыми и невредимыми из этой передряги, — сказал я, — ты обязательно приедешь на остров Уайт и познакомишься с моими родственниками.

вернуться

8

Гай Фокс — участник так называемого Порохового заговора (5.ХI.1605 г.). Католики намеревались взорвать здание английского Парламента во время посещения его королем Яковом I. Гай Фокс был схвачен в подвале с горящем факелом в руках. С тех пор существует традиция сожжения изображающей его куклы.

78
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru