Пользовательский поиск

Книга Ночь триффидов. Переводчик: Косов Глеб Борисович. Страница 77

Кол-во голосов: 0

Пожалуй— слишком величественное. Иными словами, она еле ползла. За матовым армированным стеклом возникла чья-то тень. Я дал очередь — тень исчезла. Стекло, как вы понимаете, покрылось сетью трещин. Через несколько мгновений лифт миновал опасную зону.

Сэм, держась за раненый локоть, выдавил слабую улыбку, кивнул в направлении разбитого зеркала за нашими спинами (тень все-таки успела выстрелить) и сказал:

— Беда. Теперь кого-то из нас семь лет будут преследовать неудачи.

Поскрипывая деревянными суставами, старый почтенный лифт неторопливо поднимался все выше и выше. Никто, кроме Сэма, не пострадал. Марни смотрела на меня своими зелеными глазами. Ее взгляд был суров и полон решимости. Я вручил ей автоматический пистолет, предварительно сняв его с предохранителя.

— Если потребуется стрелять при выходе, целься и нажимай на спусковой крючок. Ясно?

Гэбриэл и морские пехотинцы воспользовались временной передышкой, чтобы перезарядить оружие. Я тоже вставил новый рожок в свой пистолет-пулемет.

Сэм кивнул в сторону указывающей этажи стрелки:

— Нам нужен девяностый... но будьте начеку. Внутренний голос подсказывает мне, что на пороге нас уже ожидает приветственная комиссия.

— В таком случае не будем задерживаться на девяностом. Поднимемся на девяносто первый, — ответил я. — Если повезет, там никто ждать не будет. А потом по лестнице спустимся на один этаж.

— Отличная идея! — кривясь от боли, сказал Сэм. — Кто-нибудь знает, как остановить этот механизм? Марни кивнула и подошла к штурвалу.

— Итак, выходим на девяносто первом, — сказал Сэм, доставая из-за брючного ремня пистолет. — Если парни Торренса пребывают в кровожадном расположении духа, они без труда нашпигуют нас свинцом через дверь, когда мы будем проплывать мимо них. Поэтому расположитесь вдоль стенок... нет, только не у задней. Станьте у боковых по обе стороны двери.

Теперь оставалось только ждать. Стрелка указателя неторопливо ползла влево. Восемьдесят первый... восемьдесят второй...

Шум боя в вестибюле сюда не доносился. Я слышал лишь поскрипывание кабины, шорох тросов да прерывистое дыхание братьев по оружию.

Это был довольно противоестественный период покоя. Им следовало воспользоваться, чтобы разработать план дальнейших действий. Но голова отказывалась мне служить. Я мог только стоять и тупо ждать, что произойдет.

— О'кей! Начинайте молиться, — произнес Сэм. — Мы на подходе к девяностому этажу.

Темнота за растрескавшимися стеклами дверей в очередной раз сменилась светом. Это был девяностый этаж.

Я напряженно ждал ливня пуль через дверь. Но ничего не случилось. Лифт по— прежнему неторопливо полз вверх.

На следующем этаже Марни остановила кабину. Морские пехотинцы выскочили первыми и стали спиной к спине, изготовив оружие к бою. Убедившись, что поблизости никого нет, они знаком дали нам понять, что можно выходить. Мы оказались в нешироком коридоре с дверями многочисленных офисов. На первый взгляд этаж был пуст. Светящаяся стрелка указывала путь к лестнице.

Один из солдат толчком ноги распахнул дверь, которая чем-то вызвала подозрение. Он не ошибся. В помещении за металлическими шкафами с папками спрятались несколько клерков.

— Не стреляйте! — выкрикнул седовласый мужчина, поднимая руки.

— Мы не будем стрелять, если вы не станете стрелять в нас, — вежливо произнес Сэм. — У вас есть оружие?

— Нет, сэр. Мы всего лишь архивариусы.

— Ах вот как. Всего лишь архивариусы?

— Так точно, сэр.

— Видели ли вы на этом этаже гвардейцев?

— Нет, сэр.

— Боюсь, мистер, что вы мне лжете, — спокойно произнес Сэм и положил ствол пистолета на сгиб раненой руки.

Седовласый поднял руки еще выше и, боязливо покосившись на коллег, пролепетал:

— Вообще-то... я видел нескольких гвардейцев на лестнице, они...

— Сколько именно? И где точно?

— Четверых. Гвардейцы несли пулемет на треноге. Они установили его на лестнице в конце коридора.

— Благодарю вас, — по-прежнему учтиво произнес Сэм. — Прошу извинить, если наш визит напугал вас и ваших коллег. Да, кроме того, я рекомендовал бы вам оставаться за шкафами и избегать всякого рода глупостей вроде звонков по телефону. Вы меня поняли?

— Конечно, сэр. Огромное спасибо, сэр.

Мы вышли в коридор. Сэм поговорил с морскими пехотинцами. Те первыми двинулись к лестнице, а мы пошли за ними гуськом, как индейцы на боевой тропе.

Когда до лестницы оставалось несколько шагов, морпехи знаком приказали нам остановиться, выдернули чеки из ручных гранат и покатили гранаты вниз по лестнице. Вначале до нас долетели сдавленные крики, и лишь потом прогремели взрывы. Наступила тишина. Морские пехотинцы бросились вперед, поливая на ходу огнем из ручных пулеметов какую-то цель ниже по лестнице.

Вскоре один из них снова появился на этаже и сказал, что путь свободен. Выйдя на лестничную площадку, я увидел маршем ниже валяющийся рядом с треногой крупнокалиберный пулемет. Рядом с ним лежало несколько залитых кровью тел.

— Теперь ты понял, о чем говорил старикан? — сказал Сэм с присущей ему в последнее время мрачной улыбкой. — Он спас наши задницы.

Мы спустились по мраморным ступеням, стараясь не наступать на скользкую, как машинное масло, кровавую жижу. Чтобы не поскользнуться и не съехать вниз, нам все время приходилось держаться за перила. Несмотря на эти неожиданные сложности, мы вскоре оказались в коридоре этажом ниже. Роскошные ковры, которыми были устланы полы девяностого этажа, мы использовали, чтобы хорошенько вытереть о них окровавленные подошвы.

Здесь, так же как и на девяносто первом, царила полная тишина. Я выглянул из окна и увидел клонящееся к закату солнце над внешне спокойным Манхэттеном. Многочисленные окна соседних домов сверкали красноватыми отблесками.

— Продолжайте движение, — прошипел морской пехотинец. — Я прикрою вас с тыла.

Мы двинулись по коридору. Один из морпехов представлял собой авангард, второй — тыловое прикрытие. Торренс потрудился на этом этаже на славу. Конторское помещение было превращено в первоклассный госпиталь. Краем глаза я увидел сверкающую белую плитку и бестеневые лампы операционной.

В этот миг около моей головы пронеслись искры, и я, повинуясь рефлексу, упал на одно колено и повернулся назад. Два гвардейца в черных мундирах стреляли в нас из автоматов трассирующими пулями. Основной удар принял на себя прикрывавший тыл морской пехотинец. Его безжизненное тело лежало в коридоре. Я нажал на спусковой крючок и дал очередь. Очередь оказалась очень длинной. Я снял палец с крючка лишь после того, как оба гвардейца рухнули на ковер.

— Вперед! — рявкнул шедший впереди морской пехотинец и бегом припустил по коридору. Мы ринулись следом.

Еще несколько секунд — и мы оказались в похожем на вестибюль помещении. Прямо передо мной стояли люди, облаченные в черные мундиры. Они охраняли баррикаду из письменных столов, металлических шкафов, кресел и прочих предметов мебели. Но, как ни странно, они забаррикадировались не от нас — стволы автоматов были обращены в противоположную сторону.

— Всем бросить оружие!! — скомандовал Сэм. Не все повиновались приказу. Прогремел выстрел, и один гвардеец упал, захлебываясь кровью, — пуля попала ему в горло. Я оглянулся: стреляла Марни.

Я дал короткую очередь, и с письменных столов полетели щепки, но некоторые пули нашли более удачную цель. Черные мундиры падали на пол — так оседают марионетки, если обрезать нити. Однако большинство гвардейцев приняли верное решение и, побросав оружие, подняли руки. Гэбриэл вышел вперед и приказал всем оставшимся в живых лечь на пол и вытянуть руки. Я заметил, что гигант прихрамывает, а его левая нога при каждом шаге оставляет на ковре кровавый след. Бросив взгляд на Сэма Дидса, я увидел, что пуля зацепила ему подбородок, на котором постепенно вырастала темно-красная борода. Но рана, наверное, была несерьезной: Сэм спокойно подошел к морскому пехотинцу и что— то ему сказал.

77

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru