Пользовательский поиск

Книга Ночь триффидов. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 41 Час "Ф"

Кол-во голосов: 0

— О'кей, — сказал Гэбриэл, расстилая на столе карту. — Все произойдет сегодня во второй половине дня в пять часов... когда в городе начнется час пик. Тротуары кишат людьми, поезда подземки переполнены. — Он показал на карту, на которой я сразу узнал вытянутый в длину и очень похожий на морковку Манхэттен. — Мы — здесь, в районе верхнего Ист-Сайда. Нам известно, что Кристина Скофилд и Керрис Бедеккер в Эмпайр-Стейтс-Билдинг.

— Керрис знает, что происходит?

— Ей известно, что произойдут какие-то события, но подробности она не знает. Торренс поселил дочь в одной комнате с Кристиной и поручил развлекать девочку до тех пор, пока... — он поморщился, подыскивая нужные слова, — ...до начала операции.

— Вчера я увидел, как к северу от Параллели забирают девушек, и решил, что операция «Лавина» уже началась.

— И ты, Дэвид, не ошибся. Все способные к деторождению женщины подвергнутся искусственному осеменению. К северу от Параллели это обязательная процедура. Здесь же, в городе, она считается актом высокого патриотизма... Но я не сомневаюсь, что любая женщина, отказавшаяся добровольно принять эмбрион Кристины, окажется под чудовищным прессом. После... после провала нашей последней попытки вывезти девушку на подлодке Торренс принял все меры предосторожности.

— И ее не станут переводить в госпиталь?

— Нет. Торренс приказал переоборудовать часть офисов на одном из верхних этажей небоскреба в клинику с собственной операционной. Яйцеклетки Кристины после удаления хирургическим путем будут направлены в больницы и родильные дома. Там они будут имплантированы в матки реципиентов.

— И как же мы проникнем в небоскреб, чтобы выкрасть Кристину?

— Хороший вопрос. — Гэбриэл задумался, а я в его глазах уловил тревогу. — Отличный вопрос. Мы знаем, что это будет очень и очень непросто. Торренс весьма тщательно заботится о своей безопасности. Во всех окружающих Эмпайр— Стейтс зданиях на постоянной основе дислоцируется большая часть вооруженных сил генерала Филдинга. Их поддерживают танки и бронетранспортеры. В самом же небоскребе разместились его личные телохранители из так называемой гвардии. Это — банда головорезов, которые делают для него всю грязную работу.

— В нашем распоряжении около шестидесяти морских пехотинцев. Неужели ты веришь, что мы способны проложить себе путь в эту — не побоюсь сказать — крепость.

— Нет, при помощи грубой силы нам не пробиться. Сэм Даймс считает, что шансы на успех появятся только в том случае, если мы сможем отвлечь основные силы Торренса от места проведения главной операции. Вот сюда, — он ткнул в карту своим толстенным пальцем, — на самый юг Манхэттена. Сэм намерен использовать довольно большой отряд морпехов и саперов для удара по береговым батареям, чтобы создать видимость подготовки вторжения с моря. Хочешь верь, хочешь — нет, — улыбнулся Гэбриэл, — но одним из наших секретных видов оружия станет час пик. Когда начнется атака, улицы Манхэттена будут забиты машинами, а танкам и броневикам Торренса придется проделать путь от центра города до южной оконечности острова. Расстояние чуть больше двух миль, но если нам повезет, то путь займет у них больше часа. Кроме того, мы еще кое-что устроим, чтобы замедлить продвижение противника.

— В любом случае вооруженные автоматами морские пехотинцы не смогут противостоять танкам. Разве не так?

— Как только наши парни увидят подход танков и подкрепления, они прекратят отвлекающий маневр и пешим ходом двинутся к Эмпайр-Стейтс-Билдинг. Улицы в Гринвич-Виллидж и без того очень узкие, но мы направим туда пару саперов, чтобы вообще остановить автомобильное движение.

Я посмотрел на карту. В теории план Сэма выглядел неуязвимым. Но какие-то слова Гэбриэла заставили меня задуматься. Я не сразу вспомнил, какие именно, а вспомнив, спросил:

— Ты сказал, что час пик станет одним из наших видов секретного оружия. Какое еще тайное вооружение мы оставили в запасе?

— Они не зря прозвали нас «лесовиками», — ответил Гэбриэл. — Долгие годы мы использовали триффидов в качестве средства защиты от головорезов Торренса. Теперь мы хотим использовать их для атаки.

— Каким образом?

— Ты, надеюсь, видел мосты через Ист-ривер? Если видел, то не мог не заметить, что каждый из них перегорожен тридцатифутовым барьером. Ровно в пять часов все эти барьеры взлетят на воздух.

Я от изумления даже присвистнул.

— Людям Торренса придется вступить в бой с триффидами, когда те направятся в Манхэттен. А с каждым покинувшим небоскреб солдатом наша главная задача становится хоть и немного, но легче.

— Гэйб, — серьезно сказал я, — на острове живут десятки тысяч мужчин, женщин, детей. Все эти люди ни в чем не виноваты и не имеют ничего общего с режимом Торренса. Их кровь будет на ваших руках.

— Никакой крови, — возразил Гэбриэл. — В Нью-Йорке на случай прорыва триффидов разработан комплексный план. По всему городу завоют сирены — ты сам их услышишь, — и все, кто находится на улицах, начнут спускаться в подземку. Поскольку электричество от питающего рельса будет отключено, в туннелях смогут разместиться многие тысячи. Поверь, Дэвид, население Нью— Йорка не пострадает.

Я печально вздохнул. Все мое существо протестовало против идеи напустить триффидов на свободную от них территорию. Но вслух выражать свои сомнения я не стал, а только спросил:

— Что мне еще следует знать?

— Только то, что мы припасли в рукаве еще несколько сюрпризов.

— Каких?

— А это, Дэвид Мэйсен, держат в тайне даже от меня. Да, как выяснилось позже, сюрпризов оказалось предостаточно, но не все они, увы, зародились в мудрой голове Сэма Даймса.

Глава 41

Час "Ф"

Время до пяти часов вечера ползло удручающе медленно. Лениво тикающие часы не делали ничего, чтобы ускорить движение времени.

К полудню почти все бойцы отряда, засевшего в подвале, разошлись по своим точкам. Я же коротал время с Марни за шахматной доской — девушка нашла оставленные саперами дорожные шахматы. Во время третьей партии, когда ферзь, ладья и слон Марни в очередной раз загоняли моего короля в угол, Гэбриэл сказал:

— Все, Дэвид. Пора. — Он показал на стоящий в углу ящик, из которого во все стороны торчали разнообразные стволы, и спросил: — С гранатами и пистолетом-пулеметом обращаться умеешь?

Я ответил, что умею.

— Отлично. В таком случае выбирай. «Ингрэм» — самый легкий, но старый добрый М.З.А1 бьет гораздо кучнее. Ах да! — Он вспомнил что-то важное. — Как только услышишь, что кто-то кричит «Сакраменто!», вопи в ответ «Берлин!». Если не хочешь, чтобы тебя пристрелили свои.

Это была весьма ценная информация. Оставалось надеяться, что я в нужный момент не забуду выкрикнуть название бывшей столицы бывшей Германии.

Пять вечера. Час пик. Шум уличного движения все громче и громче. Все больше и больше ног шаркает по застекленной решетке над нашими головами. Но взрывов не слышно. Не слышно и автоматов атакующих Эмпайр-Стейтс-Билдинг «лесовиков».

— Мы слишком далеко от мостов, на которых взрывают заграждения, — словно прочитав мои мысли, сказал Гэбриэл Дидс. — Что, кстати, пока облегчает нашу жизнь. Ты готов?

Я кивнул.

Кроме меня, Марни и Гэбриэла, в подвале находились пять «лесовиков». Все были хорошо вооружены. Оружие спрятано либо в дорожных сумках, либо в футлярах музыкальных инструментов. Гэбриэл, например, нес автомат и несколько гранат в футляре из-под гитары. Я же держал в руке довольно приличную дорожную сумку с застежкой «молния».

Гэбриэл произнес короткую речь:

— О'кей. Пять часов. Атака должна была начаться. Через пять минут об этом узнают все. Мы должны успеть выйти на улицу, разбиться на пары... и двигаться не спеша. С таким видом, словно возвращаемся с работы и мечтаем лишь о стаканчике холодного пива. Желаю всем удачи. — Он обвел нас взглядом. — Хочу надеяться, что все вы благополучно вернетесь домой. Всё! Бенджамин, веди нас.

73
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru