Пользовательский поиск

Книга Ночь триффидов. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 33 Ночной полет

Кол-во голосов: 0

— Необходимость вынуждает, Гэйб, — ответил Сэм, сплетая пальцы. — Нам необходимо выкрасть Кристину из Нью-Йорка. А кроме пятидесяти солдат морской пехоты, нам надо перебросить в Нью-Йорк несколько инженеров и саперов— взрывников. Всего получается девяносто человек.

— Так давайте перебросим их на двух самолетах, а не на трех.

— Я не пилот, — сказал Сэм, поворачиваясь лицом ко мне. — Дэвид, объясни Гэбриэлу суть проблемы.

— Два самолета вполне способны доставить в Нью-Йорк девяносто человек, но чем выше загрузка, тем больше расход топлива. Поэтому девяносто человек и амуниция должны быть размещены в трех машинах, иначе не хватит горючего на обратный полет.

— В таком случае пригласите еще одного летчика с другой базы.

— Ты знаешь, что это невозможно, Гэбриэл, — ответил Сэм. — Людей и без того катастрофически не хватает.

— Ну хорошо, — махнув рукой, продолжил черный гигант. — Аргумент принимается. Пусть мы оказываемся настолько безумными, что снова бросаем Дэвида в львиный ров. Однако остается еще куча нерешенных проблем. Во— первых, нам неизвестно, где прячут Кристину Скофилд.

— Как раз это-то мы знаем. Ее содержат в небоскребе Эмпайр-Стейтс-Билдинг. На девяностом этаже. — Выходит, вы нашли вместо меня парня для сбора информации?

— Парня или девицу, если тебе это важно, — весело ответил Сэм. — Ты был лучшим, но приходится довольствоваться тем, что имеешь. Агент уже на месте. Нам принесли еще кофе, а Сэм зажег сигарету. Дискуссия продолжалась почти до самого вечера. Снаружи, за парусиной палатки, хилое солнце старалось изо всех сил осветить мир. Над нашими головами, упорно стремясь на юг, пролетела большая стая гусей, с неба доносились их крики. А за изгородью изгнанные с территории лагеря триффиды постукивали отростками о стволы и покачивали верхушками. Словом, делали все, чтобы мы ни на минуту не забывали об их зловещем присутствии. Постепенно все пункты плана Сэма обретали законченную форму. Потребности в топливе. Дальность полета гидропланов. Необходимое количество взрывчатых веществ. Пищевые рационы. Продолжительность миссии. Маршрут. И так далее, и тому подобное. Это была очень трудная задача, где дьявол скрывался именно в деталях. Недооценка или игнорирование какого-то едва заметного пунктика могли привести к катастрофическим последствиям и провалу всей операции. Должен признаться, что, когда Сэм и Траскотт горячо спорили о том, какую взрывчатку использовать — пластиковую или твердую, — мои мысли блуждали где-то очень далеко. Пока они говорили, я вычерчивал схемы на листке бумаги, который нашел под столом.

Потом объявили перерыв, и на столе появились сандвичи и доставленный утром ростбиф. Отступление от традиционной рыбно-триффидной диеты несколько подняло настроение.

Как только совещание возобновилось, Гэбриэл поднял проблему, которая с самого начала представлялась неразрешимой.

— Радары, — сказал он. — Нью-Йорк защищен сетью радарных станций со всех сторон. Как мы сможем подлететь к городу незамеченными?

Я поднял палец, прося слова.

— У меня есть кое-какие соображения на этот счет. Во-первых, подлет должен произойти ночью. Луна ближайшие дни будет находиться в средней фазе, и ее света для ориентировки будет вполне достаточно.

— Красотища, — пожал плечами Гэбриэл. — Могучие машины мчатся в темном небе, и их крылья серебрятся в свете луны. А тебе известно, друг мой, что радары видят ночью столь же хорошо, как и при свете дня?

— Известно. И здесь — самая трудная часть задачи. Нам придется идти на бреющем полете. Скорее всего на высоте не более ста футов.

— Но ведь даже низкий полет над открытой водой не защитит нас от радаров?

— Нет. Не защитит. Но здесь, как я уже сказал, и содержится самая трудная часть задачи. — С этими словами я положил мои довольно примитивные наброски на стол. — Вот это — остров Манхэттен. Вдоль его западной стороны на север идет река Гудзон. Насколько я помню, берега реки очень обрывисты, и высота скал достигает нескольких сотен футов. Нам следует лететь над поверхностью воды ниже верхней кромки берегов. — Я снова показал на плоды своего творчества. — Это единственный способ добраться до Нью-Йорка и не быть обнаруженными радарами.

Один из пилотов, услышав мое предложение, едва не поперхнулся.

— Это же чистейшей воды безумие! — заявил он, обретя дар речи. — Неужели вы всерьез полагаете, что мы сможем провести большие четырехмоторные машины по долине реки на высоте ста футов? Да еще к тому же и в темноте!

— Это вполне возможно.

— Самоубийство! — Мы это сделаем.

— Но показания альтиметра недостаточно точны для полетов на такой высоте. Как вы сможете определить, что идете на высоте сто футов над поверхностью воды? Я выложил на стол схему номер два.

— На каждом крыле мы поместим небольшие, но яркие источники света. Или, если быть точным, то вот здесь — на правом и на левом поплавке. Лучи следует направить под строго определенным углом, так, чтобы на поверхности воды возникали световые пятна. В кабине следует установить зеркало, чтобы пятна постоянно находились в поле зрения штурмана. Если самолет начнет снижаться, пятна станут сближаться и сольются в одно, когда машина снизится до высоты ста футов. Именно поэтому я говорю о строго определенном угле установки. Штурман должен будет непрерывно сообщать пилоту о состоянии точек и громко объявит, как только точки сольются в одну. Еще громче он станет кричать, если точки снова разойдутся, но уже в другие стороны, поскольку это будет означать снижение до недопустимой высоты. Повторяю еще раз, — сказал я, постукивая кончиком пальца по бумаге, — слияние точек будет означать высоту ровно сто футов. И этого вполне достаточно, чтобы остаться вне досягаемости радаров противника. — Леди и джентльмены, — восторженно всплеснул руками Сэм, — позвольте мне сообщить вам, что Дэвид Мэйсен только что полностью отработал свой хлеб. Итак, Дэвид, — он повернулся ко мне, — прими мои поздравления. А твое изобретение мы назовем, — он улыбнулся, — «Индикатор высоты Дэвида Мэйсена». Согласен? Если да, предлагаю немедленно приступить к изготовлению приборов. Мы вылетаем в Нью-Йорк через два дня.

Глава 33

Ночной полет

«Не торопись, ловя мартышку!»

Не помню, где впервые услышал эти слова — в песне, пьесе или старинной легенде. Впрочем, это могла быть и древняя восточная поговорка.

Как бы то ни было, но эти слова непрерывно крутились у меня в голове, когда три огромных гидроплана, легко взмыв с гладкой поверхности реки и сделав разворот на север, направились в сторону Нью-Йорка.

«Не торопись, ловя мартышку!» Поговорка (если это действительно была поговорка) призывала к осторожности во всех действиях, если хочешь поймать примата. Набирая высоту и прислушиваясь к сладкозвучному реву двигателей, я с удовлетворением думал о том, что не зря проявил выдержку и не говорил никому, что всем сердцем рвусь в Нью-Йорк. Никто и не подозревал, какие мотивы толкнули меня на полет в стан врага. За штурвалом летающей лодки я оказался потому, что надеялся найти в Нью-Йорке Керрис Бедеккер. Воссоединившись с ней, я умчу ее в свою страну. Всем своим существом — всеми нервами, костями и жилами — я не сомневался в успехе. Мы обязательно воссоединимся.

Но чтобы быть до конца честным с самим собой, я должен был признаться, что не имею ни малейших представлений о том, как это сделать.

«Не торопись, ловя мартышку!»

Еще раз повторяю: о моих планах не знал никто. Если эти неоформленные мечтания можно вообще назвать планами.

— Кофе?

— Да, если можно.

Второй пилот в этой экспедиции был для нас непозволительной роскошью, поэтому место рядом со мной занял Гэбриэл. Он налил мне из термоса дымящийся кофе.

— Пока все в порядке? — спросил он, передавая чашку. — Пока все в лучшем виде, — ответил я. — Сейчас наступает момент волшебства, о котором пассажиры, как правило, стараются не думать.

59
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru