Пользовательский поиск

Книга Ночь триффидов. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 15 Большая экскурсия

Кол-во голосов: 0

Машина неожиданно остановилась у высоченного, похожего на башню здания.

— Ваш отель, — пояснила Керрис и тут же рассмеялась, увидев мое сомнение. — Не беспокойтесь, Дэвид. Вас здесь ждут. Думаю, что ваш новый гардероб уже доставлен. Я заранее сообщила ваш размер. Впрочем, нам еще предстоит найти для вас более подходящую обувь. Разгуливать по Манхэттену в матросских башмаках... хм-м... не совсем удобно.

* * *

Я был похож на ребенка во время рождественских праздников. Сюрприз следовал за сюрпризом. Тем не менее я испытывал чувство некоторой вины за «измену» родному дому на крошечном острове в тысячах миль от Нью-Йорка. Остров Уайт предоставил безопасное убежище семье Мэйсен. Все то, что произрастало на его тучных землях, служило мне пищей и одевало меня. Колония сделала все, что в ее силах, чтобы обучить и воспитать меня. Но в этом полном жизни мегаполисе для меня открывались новые захватывающие перспективы.

— А это что? — спросил я у бармена, показывая на незнакомый мне предмет.

— Телевизор, сэр, — ухмыльнулся бармен, а я от смущения залился краской.

Я прекрасно знал, что такое телевизор, я видел на свалках множество запыленных пластмассовых коробок со стеклянным экраном, но никогда еще не видел... как бы это получше выразиться... живого телевизора. На экране прибора, укрепленного на стене за баром, мелькали цветные картинки. В течение, как мне показалось, секунд, но на самом деле гораздо большее время команда девиц в потрясающих розовых купальниках взмахивала ножками, затем на экране возникла блондинка и рассказала, как она обожает попкорн «Папочка». Девицу сменила пожилая дама, чтобы сообщить нам, что она делает покупки только в универмаге «Мейсис». Дама исчезла, и на экране замаршировали бравые парни в униформе. Парни поливали из огнеметов полчища триффидов и попирали тела погибших растений тяжелыми ботинками. «Нет работы более горячей, чем эта, — вещал тем временем мужской баритон. — Именно поэтому нет ничего лучше, чем добрый глоток холодного „Рейнгольда“ — пива, ради которого наши герои возвращаются домой».

Потом, сидя на табурете у стойки и потягивая поданное барменом пиво, я целый час наслаждался зрелищем того, как какой-то блондин с немыслимо аккуратной прической спасал множество детишек и краснеющих от благодарности молодых женщин. Спасал он их от представителей какой-то пятой колонны, умыкнувших пассажирский лайнер. В тот момент, когда блондин должен был неизбежно погибнуть от взрыва ручной гранаты или когда его бросали за борт в кишащее акулами-людоедами море, действие прерывалось еще более захватывающими предложениями купить костюм какого-то сногсшибательного покроя, приобрести ботинки, в которых счастливый обладатель будет «ступать, как по воздуху», или воспользоваться «резинкой, которая понравится девчонке».

— Прошу не пялиться на меня круглыми глазами, — услышал я веселый голос.

Керрис присела рядом со мной и заказала себе пива. На ней были ошеломляющего покроя брюки, свинцово-серый свитер, а шею украшал свободно повязанный шелковый шарф, сквозь который просвечивало нечто голубое с золотом. После того как мы обменялись парой приятных слов, она вручила мне пакет.

— Что это?

— Немного наличности.

— Керрис, я не могу принять деньги.

— Напротив, вы просто обязаны их принять. Вам нужны деньги. Там вы найдете и пропуск на подземку.

— Но я не смогу вернуть долг.

— Чепуха.

— Но...

— Тем более что деньги вовсе не мои. Смотрите на них как на дар города Нью— Йорка. А теперь побыстрее допивайте пиво, — зловеще улыбнулась она. — Я не могу позволить, чтобы вы в одиночестве убивали время в гостиничных барах.

— Куда мы направляемся?

— Осматривать достопримечательности.

Глава 15

Большая экскурсия

Керрис Бедеккер не жалела сил на то, чтобы познакомить меня с чудесами своего города. Для меня же здесь чудом было все, включая поездку по подземной железной дороге. Громадные стальные вагоны с грохотом неслись по тоннелям, размерами напоминающими нефы старинных соборов. Она показала мне Эмпайр-Стейтс-Билдинг и сказала:

— Здесь расположен офис моего отца.

От этого величественного небоскреба мы проследовали в район, именуемый Гринвич-Виллидж, с его небольшими домами и богемной атмосферой, которую я нашел на удивление волнительной.

Время от времени Керрис настолько вживалась в роль гида, что начинала приводить факты и цифры.

— Манхэттен представляет собой массивную скалу площадью двадцать две квадратные мили. Возраст этого скального образования оценивается примерно в три миллиарда лет. Название «Манхэттен» ему дал один из исследователей после совместного с индейцами распития спиртного по случаю открытия «острова». Строго говоря, он вначале назывался «Маннахаттаник», что в переводе на английский означает «остров всеобщего опьянения».

— Неужели?

— Нет, просто одна из забавных легенд. На самом деле происхождение слова «Манхэттен» неизвестно. Вы еще не очень проголодались?

Мы перекусили на Гудзон-стрит в уютной домашней таверне «Белая лошадь» — заведении, которое вполне могло занять достойное место среди пабов острова Уайт.

В ходе экскурсии я не раз замечал на плоских крышах некоторых зданий зенитные орудия. Их стволы были обращены в небо. Еще одно свидетельство того, что власти здесь заботятся об обороне? А может быть, существует какая— то конкретная угроза? Если такая угроза и существует, то она явно никак не действует на психику энергичных туземцев.

Нам еще раз пришлось проехаться в подземке, на сей раз до Центрального парка. Теперь там произрастали картофель и кукуруза. Однако я заметил, что недостаток естественного освещения сильно повлиял на растения. Они приобрели несвойственный им светло-зеленый цвет, а початки на кукурузе были едва заметны.

— Если в ближайшее время дневной свет не вернется, нас ждут крупные неприятности, — печально глядя на недоразвитую флору, заметила Керрис. — Через неделю растения погибнут.

Мы прошлись по сельскохозяйственным угодьям, которые когда-то были прекрасным парком, украшавшим восточную часть острова. Даже в полумраке я разглядел протянувшуюся с запада на восток стену. Высотой сооружение было не менее двадцати футов, через равные интервалы его украшали сторожевые вышки.

— А что за стеной, Керрис?

— А, это всего лишь Параллель 102-й улицы, делящая Манхэттен на две части.

— С какой целью?

— Стена существует уже лет двадцать или около того, — как-то неопределенно произнесла Керрис. Я ждал продолжения, но вместо этого услышал: — Пойдемте, нам еще многое предстоит посмотреть. — Она взяла меня под руку и повела между картофельным и кукурузным полями.

Моя спутница оказалась права: в городе было что посмотреть. Художественные галереи. Музеи. Библиотеки. Памятники.

Я вдруг увидел, как посередине улицы со страшным скрежетом остановился автомобиль. Судя по звуку, у машины просто развалился двигатель.

— Скоро вы к этому привыкнете, — сказала Керрис, по-прежнему держа меня под руку. — Поломки случаются все время и на всех улицах.

— Нехватка запчастей? — со знанием дела осведомился я.

— Нет. Запчасти мы теперь производим. Но наши машины работают на древесном спирте, сгорает он прекрасно, только вот клапаны постоянно летят. В идеале через две тысячи миль следует моторы снимать и полностью перебирать, заменяя цилиндры и клапаны.

— Вам следует перейти на очищенное триффидное топливо. Это и удобнее, и экономичнее. Для этого придется переделать двигатели, зато пробег увеличится до ста тысяч миль или даже больше.

— Великий Боже! — восторженно прошептала Керрис. Мои слова, видимо, произвели на нее сильное впечатление.

— Мой отец и парень по фамилии Кокер разработали технологию. — Это было похоже на хвастовство, но сдержать себя я не мог. — Сейчас у нас есть три завода, работающих по методу Мэйсена-Кокера. Их общая производительность составляет примерно пять миллионов галлонов в год.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru