Пользовательский поиск

Книга Наступление тьмы. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 10 989-1004 годы от основания Империи Ильказара ВЛАСТИТЕЛЬ ВЛАСТИТЕЛЕЙ

Кол-во голосов: 0

– Горцы тоже, сэр. И все потому, что вы сделали в этой стране то, что не мог сделать старый Криф, будь он благословенен, мы очень любили его. Даже сам Инред Тарлсон не смог бы сотворить то, что сотворили вы. А ведь Инред был не только правой рукой Крифа, но и вессоном.

Вы дали нам возможность почувствовать себя мужчинами. Вдохнули силу. Подарили надежду. Благодаря вам из животных, вспахивающих поля, работающих в рудниках и кующих железо для пьяниц-нордменов, мы превратились в людей. Может быть, это и не было вашей целью. Не знаю. Однако нам хочется думать, что вы желали этого с самого начала. Вы явились из Форгреберга-города, мы же видели тогда лишь то, что вокруг. Ну и задали мы жару этим нордменам! Разве не так, сэр? Лиенеке. Я был там на холме, в пятидесяти футах от вас, сэр.

– Хватит. Хватит.

– Сэр? Неужто я вас обидел?

– Нет. Нет. – Браги отвернулся, чтобы скрыть на сей раз настоящие слезы. – Именно этого хотел я. Именно это делала её величество королева. Ты получил то, что заслужил. Из Форгреберга видно далеко не все. Я иногда забываю, что город лишь крохотная часть Кавелина – пусть даже и его сердце. Однако нам надо идти. И не забудь, что я сказал.

– Будьте покойны, сэр. Для меня что вы, что человек с луны – все едино. Я вытряхну из вас всю плату до последнего пенни.

– Вот и отлично, – сказал Рагнарсон, вновь обнимая хозяина за плечи. – И держи глаза открытыми. Боюсь, что эти всадники несут нам большие неприятности.

– Глаза и уши, сэр. В этом доме есть мечи. Мой и моих сыновей. Над дверью, как и сказано в законе. Мы будем слушать и, если что, кликнем вас.

– Будь я проклят! – пробормотал Рагнарсон, вытирая слезы.

– Сэр?

Но маршал уже вышел в общий зал.

– Ну, что скажете? – спросил он, обращаясь к сотрапезникам. – Фрукты со взбитыми сливками. Взбивал я сам. Этому меня научила матушка, когда я был еще несмышленышем. – Обратившись к Ориону, он произнес: – Теперь, полковник, я опасаюсь Высокого Крэга даже меньше, чем ранее.

– Я вас не понимаю.

– Пока мы готовили десерт, я кое-что вспомнил. Вы знакомы с моим старинным другом Гаруном?

– Бин Юсифом? Лично нет.

– Лет пять-шесть назад он при помощи одного из колледжей в Хэлин-Деймиеле опубликовал книгу. Вам следует её прочитать. Там вы найдете все ответы.

– Я её уже читал. Называется «О необычной войне». Подзаголовок звучит так: «Использование партизанских отрядов… для достижения тактических и стратегических целей». Я не ошибся? Прекрасное исследование. Но его личные успехи ставят под сомнение выводы книги.

– Если согласиться с тем, что он потерпел неудачу, преследуя свои истинные цели. Но мы его подлинных целей не знаем. Только Гаруну известно, что делает Гарун. Но ответы в книге есть. Счет, хозяин! Нам надо ехать.

Теперь будущее казалось ему почему-то более светлым.

Глава 10

989-1004 годы от основания Империи Ильказара

ВЛАСТИТЕЛЬ ВЛАСТИТЕЛЕЙ

– Это совсем новый для нас мир, Там, – произнес Тран. Лесной обитатель не мог скрыть своего восхищения Лионтунгом.

– Что это? – спросил Там у сопровождающего их старого центуриона по имени Ло.

Там и Ланг были потрясены не менее Трана.

– Тинг Ю. Храм Братства. Он стоял здесь еще до прихода Шинсана.

Ло был их хранителем и проводником. Месяц, проведенный в его обществе, оказался им не в тягость. Ло, доверенное лицо лорда Ву и старший по званию унтер-офицер Семнадцатого легиона, стал для мальчика и его товарищей приятной неожиданностью. Сняв доспехи, он оказался очень приличным человеком.

– А где ты живешь, Ло? – спросил Там. – Ведь когда мы были в казармах, ты сказал, что у тебя есть дом.

Центурион никогда не был женат н не имел детей. Он был знаком только с теми детьми, которые готовились стать воинами.

– Неподалеку отсюда, господин, – ответил он с некоторым смущением. – Может быть, ваша милость согласится посетить мое жилище? – За смущением можно было уловить застенчивую гордость.

Тран не торопясь пил чай, в то время как Ло демонстрировал им свой крошечный садик.

– А что это? – спросил Ланг, держа указательный палец почти у самой воды.

Ло наклонился над прудом и ответил:

– Золотой вуалехвост. К сожалению, не самый лучший образец, – добавил он с грустью. – Видите черные полосы вон на том плавнике?

– Ой! – воскликнул Там, когда еще одна любопытная золотая рыбка поднялась на поверхность, выскочив из-под листьев водяной лилии. – Ты только посмотри на эту, Ланг!

– Перед вами властелин пруда. Его зовут Ву Милосердный, – горделиво пояснил Ло. – Он – само совершенство. Вы только взгляните, господин. – Достав из металлической коробочки хлебные крошки, он высыпал их на влажные кончики пальцев Тама. – Опустите ваши пальчики в воду. Только очень медленно.

Там хихикнул, когда рыбка принялась снимать крошки с его пальцев.

Тран изучал экзотические растения, окружающие пруд. В садик вложили много любви, массу времени и денег. И это несмотря на то что Ло был ветераном, отдавшим тридцать лет Семнадцатому легиону, Если бы не его преданность лорду Ву, он давно бы мог стать центурионом в Легионе Императорского Штандарта – преторианской гвардии Шинсана.

Почему Ло разводит золотых рыбок и сажает цветочки? Видимо, у солдат Шинсана были и иные, не ведомые людям стороны.

Тран был недоволен собой, так как не мог точно определить свое отношение к увлечениям Ло. Солдаты должны оставаться солдатами, и не к лицу им приобретать человеческий облик…

Лионтунг был соткан из парадоксов и контрастов. Когда-то город был столицей одного из Малых Королевств. Сто лет назад сюда явился лорд Ву со своим Семнадцатым легионом, и Лионтунг, превратившись в форпост, в часового империи, стал целиком зависеть от армии. Когда активность противника снизилась, сюда начали приходить колонисты, но тем не менее военное присутствие сохранялось.

Тервола с их бесконечно длинными жизнями были терпеливыми захватчиками. Они воплощали свои планы в жизнь, сколько бы времени на это ни потребовалось – неделя или век. Тервола были уверены в том, что переживут своих врагов. Тем более что ни один из их недругов не владел Силой так, как владели они.

Хан Чин прекратил свое существование, и границы владений Ву продвинулись настолько далеко на восток, что Семнадцатому легиону предстояла скорая передислокация. После этого Лионтунг изменится навсегда, перестав быть приграничной крепостью.

Лорд Ву оставался для всех загадкой. Он мог без жалости и колебаний истребить целый народ, однако подданные величали его Ву Милосердный.

Тран поинтересовался причиной этого.

– По правде говоря, потому, – ответил Ло, – что он заботится о них так, как крестьянин заботится о своих волах. А заботится он по той же самой причине. Вспомни крестьян.

Теперь Тран все понял. Вол был самой большой ценностью бедняка. Он пахал землю и носил тяжести.

Однажды, когда Ланг, бродя по улицам, слишком близко подошел к городским воротам, Ло твердо сказал «нет!» и ласково проводил его к сердцу поселения – цитадели, возведенной на вершине базальтовой скалы. До прихода шинсанцев сооружение служило монастырем.

Ло оказался первоклассным тюремщиком, сумев сделать стенки клетки невидимыми. Надо сказать, что у Тама для прогулок времени не оставалось. По приказанию лорда Ву его начали готовить к принятию сана тервола, чтобы впоследствии мальчик мог заявить о своих правах на Трон Дракона. Ло постоянно находился поблизости, но власть употреблял крайне редко.

Главными наставниками Тама были Кванг Избранный и Чанг Кандидат, которым в более или менее скором будущем предстояло стать тервола и присоединиться к аристократии Шинсана. Оба учителя – уже достаточно могущественные чародеи – были значительно старше Ло. Квангу, чтобы стать тервола, оставалось ждать совсем немного лет, и его судьба уже была определена. Будущее Чанга было в тумане, до тех пор, пока Совет тервола не соблаговолит присоединить к его имени титул Избранный.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru