Пользовательский поиск

Книга Мозаика Парсифаля. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 38

Кол-во голосов: 0

– Один, два, три, четыре, пять, шесть…

– Достаточно. Идентификация произведена. Чем могу помочь, мистер Кросс?

– Как фамилия офицера, который получал отпуск в силу чрезвычайных семейных обстоятельств примерно полгода назад?

Молчание казалось бесконечным. Наконец деловым, уверенным голосом дежурный сообщил:

– Ваша информация не верна, мистер Кросс. Никаких заявлений об отпусках в связи с чрезвычайными обстоятельствами не поступало ни от офицеров, ни от остального персонала. Ни один человек не покидал остров.

– Благодарю вас, Служба безопасности.

Александр Великий…

Раймонд Александер. Фокс-Холлоу!

Глава 38

– Это он, – сказал Майкл, склонившись над столом и не выпуская из руки телефонную трубку. – Парсифаль. Раймонд Александер.

– Александер? – Дженна отшатнулась и в изумлении покачала головой.

– Ну конечно же! Это же его любимое словечко, – «правила». «Одно из правил», «часть правил». Всегда – правила; вся его жизнь – по правилам. По незыблемым правилам! Странный акцент – не иностранный, не русский. В тридцатые годы он учился в Гарварде. Это гарвардская манера, он с гордостью всегда это подчеркивал. Он выступал в тысячах лекционных залов, участвовал в сотнях дискуссий. Неожиданные доводы, быстрые ответы – фехтование: выпад, укол, защита, укол. В этом – весь Александер.

– Если исходить из того, что ты рассказывал мне об этом человеке, – спокойно и твердо заметила Дженна, – то я вижу огромное противоречие, которое ты вряд ли способен объяснить. Ты собираешься обвинить его в том, что он, зная о существовании советского «крота», не заявил об этом? И не простого «крота», а в должности заместителя государственного секретаря.

– Я – не смогу; он – сможет. Придется. Александер направил меня на остров Пул, повесив лапшу на уши про офицера-отпускника, проболтавшегося своей жене. Не было такого человека; никто не брал отпуска по чрезвычайным обстоятельствам.

– Может, он таким образом прикрывал подлинный источник информации?

– Но к чему столь замысловатая ложь? Можно просто не сообщать источник. Нет, он хотел, чтобы я ему поверил, чтобы я дал слово не упоминать его имени. Он знал, что я его не выдам.

– Но зачем? – спросила Дженна, подходя ближе. – Во-первых, зачем он тебе вообще все это рассказал? Чтобы ты кинулся на остров и тебя там убили?

– Пусть он ответит и на этот вопрос.

Хейвелок поднял трубку и нажал на кнопку внутренней связи.

– Мне потребуется машина и автомобиль сопровождения. Немедленно. Отсюда примерно час езды. – Он положил трубку, посмотрел на нее несколько мгновений и покачал головой. – Нет.

– А президент? – напомнила Дженна.

– Я пока не стану звонить ему. Беркуист сейчас в таком состоянии, что немедленно вышлет на место батальон коммандос. Мы в таком случае ничего не узнаем. Загнанный в угол Александер может пустить себе пулю в лоб.

– Если ты прав, то каких дополнительных сведений ты ожидаешь?

– Почему?! С какой целью?! – яростно воскликнул Майкл. Он выдвинул верхний ящик стола и извлек автоматический пистолет «лама». – А также – каким образом? – добавил он, проверил обойму и загнал ее обратно в рукоятку. – Надо прояснить то противоречие, на которое ты обратила внимание. Как он мог поступить так по отношению к своей обожаемой республике.

– Я еду с тобой.

– Нет.

– Да! На этот раз ты не имеешь права отказать мне. Он решал вопрос о моей жизни, точнее – о моей смерти. Я имею право быть там.

– Право у тебя, может, и есть, но ты не едешь. Этот сукин сын приговорил тебя к смерти.

– Я должна знать почему.

– Я тебе расскажу, – ответил Майкл, направляясь к выходу.

– А если не сможешь? – выкрикнула Дженна, встав у него на пути. – Да, Михаил! Посмотри на меня! А если ты не вернешься? Ты же знаешь, такое вполне возможно. Ты хочешь меня окончательно свести с ума?

– Мы там уже были. Там нет ни систем тревоги, ни собак, ни охраны. Кроме того, он совсем не ждет меня. Я вернусь вместе с ним!.. Черт побери, что значит – «свести с ума»?

– Я уже теряла тебя однажды. Любила и потеряла! Неужели ты думаешь, я смогу пережить это еще раз? Ради чего? Ты слишком много от меня хочешь!

– Я хочу, чтобы ты осталась жива.

– Я не смогу жить! Я не буду жить без тебя! Я один раз уже пыталась – из этого ничего не вышло. Что бы там ни произошло, пусть это произойдет с нами обоими, а не с тобой одним. Ты сам знаешь, Михаил, что это несправедливо.

– Плевать я хотел на справедливость. – Он шагнул вперед и обнял ее, продолжая сжимать в руке пистолет. Как бы ему хотелось оказаться там, где нет и никогда не будет никакого оружия. – Я просто забочусь о тебе. Я знаю, что тебе пришлось пережить, и во многом из-за меня. Я хочу, чтобы ты осталась здесь, в безопасности. Я не могу рисковать тобой. Неужели ты этого не понимаешь?

– Это потому, что ты меня любишь?

– Да… очень!

– Тогда уважай меня! – воскликнула Дженна, резко вскинув голову. Ее светлые волосы рассыпались по плечам. – Черт возьми, Михаил, я требую уважения!

Гнев и мольба были в ее глазах.

– Собирайся, – бросил он. – Одеваемся и пошли.

Дженна развернулась, подошла к журнальному столику и собрала фотографии, включая и ту, которая валялась на полу.

– Зачем? – спросил Майкл, указывая на пачку снимков.

– А почему бы и нет? – услышал он в ответ.

* * *

Человек, прятавшийся в темноте густой кроны на высокой сосне, проверил, крепко ли держат прикрепленные к ногам «кошки», и собрался расстегнуть страховочный пояс. В этот момент вдали, у выезда из Пятого стерильного, мелькнули лучи фар. Одной рукой человек поднес к глазам инфракрасный бинокль, другой извлек из чехла портативный передатчик. Он нажал кнопку и приблизил микрофон к губам:

– Внимание, активность. На связь.

– Север на связи, – прозвучало в ответ.

– Юг тоже.

Не выключая передатчик, он пристроил его под нагрудным ремнем и нацелил бинокль на машину, уже сворачивающую с аллеи на дорогу. Это был «Бьюик». Человек подрегулировал фокус и разглядел два силуэта за ветровым стеклом.

– Это наши, мужчина и женщина, – произнес наблюдатель. – Сворачивают на север. Теперь они твои, Север.

– Мы готовы.

– Юг, снимайтесь. Идите на подстраховку.

– Уже едем. Север, держите нас в курсе. Дайте знать, когда потребуется подмена.

– Будет сделано.

– Подождите! Появляется вторая машина… Это «Линкольн»; впереди два федерала. Пока не вижу заднего сиденья… Ага, теперь вижу… Сзади никого нет.

– Машина охраны, – заметил Север. – Мы пропустим ее.

– Держитесь за ними подальше, – распорядился человек на дереве. – Агенты ФБР – страшно любопытные люди.

– Не беспокойтесь.

* * *

«Бьюик» достиг развилки и свернул налево. «Линкольн Континенталь» следовал за ним на расстоянии нескольких сот футов, словно огромный бегемот, охраняющий своего младенца. Обе машины направлялись на запад.

В темной автомобильной мастерской послышался шипящий звук, гидравлический подъемник пошел вниз. Двигатель стоящей на нем машины уже работал. Водитель поднес к губам передатчик и произнес:

– Юг, они выехали на дорогу «Б». Двигайтесь на запад по параллельной дороге и соединяйтесь с нами через шесть миль.

– Вас понял. Двигаюсь на запад параллельно, – последовал ответ.

– Поторопитесь, – добавил Север, – они спешат.

* * *

Белая изгородь, обозначающая начало владений Александера, была хорошо заметна в лучах фар. Через несколько секунд снопы света выхватили из темноты стволы огромных деревьев, вольно растущих на обширной поляне вокруг дома. Машин у подъезда не было; в здании светилось лишь несколько окон. На это Хейвелок и рассчитывал. Он притормозил и вытащил микрофон из гнезда на приборной доске.

– Эскорт, мы на месте, – сказал он, нажав на кнопку передатчика. – Оставайтесь на дороге. Гостей в доме нет, и я хочу, чтобы хозяин считал, что нас только двое.

175
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru