Пользовательский поиск

Книга Мозаика Парсифаля. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 33

Кол-во голосов: 0

Глава 33

«Памятливый путешественник» удобно расположился в ситуационной комнате в подземелье Белого дома. Президент Соединенных Штатов и два самых влиятельных человека страны вводили его в курс дела. Ради этой встречи Чарлз Беркуист отменил все ранее намеченные дела. Беседа продолжалась уже почти три часа. Заместитель госсекретаря по связям с ООН делал краткие заметки. Выражение его лица было серьезным и говорило о полном понимании грозящей катастрофы, но в серых проницательных глазах не было и тени паники. Артур Пирс вполне владел собой.

Обстановка была наэлектризована до предела. Царившее в помещении напряжение лишь изредка прерывалось вежливыми и уважительными замечаниями. Артура Пирса нельзя было назвать другом президента Беркуиста или посла Эдисона Брукса, но он не был для них и чужаком. Он был профессионалом, с которым обоим государственным деятелям доводилось работать и который смог завоевать их доверие. Что же касается генерала Малколма Хэльярда – Канатоходца, то он познакомился с майором Пирсом еще в Сайгоне. Уже тогда он произвел на генерала неизгладимое впечатление. Хэльярд настойчиво рекомендовал Пентагону не отчислять его в резерв, а оставить на кадровой службе.

Однако, несмотря на эти лестные характеристики, офицер-доброволец предпочел гражданскую карьеру, хотя и на государственной службе. А поскольку военные структуры, как бы они ни переживали этот факт, являются частью государственных, то слух о некоем молодом человеке с выдающимися способностями, подыскивающем себе интересную работу, быстро достиг Вашингтона. И Вашингтон сделал все, чтобы коммерческие «охотники за мозгами» не перехватили восходящий талант.

Все произошло на удивление легко и логично, как дважды два. Люди стали ступенями лестницы, ведущей наверх. Некий военный в Александрии упомянул о нем в присутствии одного пожилого карьерного дипломата. Тот, в свою очередь, испытал неистребимое желание назвать имя Пирса Бруксу, оказавшемуся на одной из международных конференций. Государственный департамент постоянно испытывал нужду в молодых людях, продемонстрировавших свою одаренность и способность к дальнейшему интеллектуальному совершенствованию. Артура Пирса пригласили на собеседование, которое перешло в продолжительный ленч тет-а-тет с дипломатом-аристократом. Ленч, в свою очередь, привел к предложению поступить в госдеп, что являлось вполне обоснованным решением в свете прежних достижений молодого человека.

«Крот» угнездился. Если говорить правду, то в Александрии не было никакого военного, расхваливавшего майора из Сайгона. Но это не имело значения, о нем хвалебно говорили многие другие – Брукс сам наводил справки. По меньшей мере дюжина корпораций собиралась сделать предложение блестящему молодому человеку, поэтому посол Брукс предпочел выступить первым.

Шли годы, и решению пригласить Пирса на службу в госдеп оставалось только аплодировать. Он оказался поистине бесценным приобретением. Его способность оценивать советские маневры и предпринимать мгновенные контршаги, находясь с противником лицом к лицу, потрясали воображение. Конечно, в госдепе были специалисты, которые изучали материалы ТАСС, читали русские журналы и другие материалы, чтобы интерпретировать зачастую туманные позиции Москвы, но за столом переговоров в Хельсинки, Вене или Женеве Пирсу не было равных. Временами он демонстрировал сверхъестественную способность предвидения и шел на десять шагов впереди своих московских оппонентов. Он готовил контрпредложения еще до того, как Москва заявляла о своей позиции. Американская делегация получала огромное преимущество, оказываясь способной на мгновенную реакцию. Высокопоставленные дипломаты постоянно настаивали на его включении в их команду. Это продолжалось до тех пор, пока не случилось неизбежное. Артур Пирс попал в поле зрения Мэттиаса, и государственный секретарь, не теряя времени, превратил его в высокопоставленного сотрудника.

«Памятливый путешественник» прибыл на место. Младенец, выбранный в Москве по генетическим данным и заброшенный в американскую провинцию, вырос и оказался на том месте, к которому готовил себя всю жизнь. Настал великий момент – к нему обращался президент Соединенных Штатов Америки.

– Теперь вы хорошо представляете себе всю дьявольскую картину, господин заместитель госсекретаря. – И Беркуист запнулся; горечь потери оказалась слишком свежа. – Как странно использовать вновь этот титул, – негромко пояснил он. – Всего лишь несколько дней тому назад на вашем месте сидел другой заместитель.

– Надеюсь, что смогу хотя бы частично заменить его и продолжить то, что он делал, – произнес Пирс, не поднимая головы от бумаг. – Это убийство просто ужасно. Мы с Эмори были друзьями… у него было не так много друзей…

– Он говорил то же самое, – откликнулся Эдисон Брукс. – И о вас.

– Обо мне?

– Да. То, что вы его друг.

– Я польщен.

– Может, тогда вас это бы не очень обрадовало, – заметил генерал Хэльярд. – Вы были в числе тех девятнадцати, которыми он интересовался.

– С какой целью?

– Он пытался найти человека с пятого этажа госдепа, которого во время событий на Коста-Брава не было в стране, – пояснил президент.

– Того, кто воспользовался позже кодом «Двусмысленность»? – уточнил, нахмурившись, Пирс.

– Именно.

– Как же в это число могло попасть мое имя? Эмори мне ничего не говорил.

– В сложившихся обстоятельствах, – разъяснил посол, – он не мог сделать этого. Нескольких документов, которыми вы обменивались с Вашингтоном в течение той недели, не оказалось на месте. Не стоит говорить, настолько он был потрясен. Разумеется, они потом нашлись.

– Ошибки такого рода случаются постоянно, и они выводят из себя, – сказал Пирс, водя кончиком золоченого «Паркера» по своим заметкам. – Не знаю даже, как решить эту проблему. Объем переписки очень велик, а людей, допущенных к секретным материалам, слишком мало. – Заместитель госсекретаря подчеркнул какую-то строчку; очевидно, у него возникла новая мысль. – Но, с другой стороны, я предпочитаю испытывать некоторое неудобство, но не рисковать тем, что секретные материалы могут попасть в чужие руки.

– Как много, по вашему мнению, известно русским из того, что вы услышали в этой комнате? – Скандинавское лицо Беркуиста было сурово, взгляд прям и строг, на скулах проступили желваки.

– Меньше того, что я узнал здесь, но, вероятно, больше, чем мы подозреваем. Русские что-то темнят. Более того, сейчас они стали работать как одержимые. Я смогу высказаться более определенно после того, как внимательно изучу эти невероятные документы.

– Фальшивые документы, – с ударением произнес Хэльярд, – договоры, заключенные между двумя безумцами, вот что это такое.

– Я не уверен, генерал, что Москва или Пекин согласятся с вашей версией, – покачал головой Пирс. – Один из этих безумцев – Энтони Мэттиас, и мир не готов поверить в то, что великий человек потерял разум.

– Потому, что не хочет и боится в это поверить, – вмешался Брукс.

– Совершенно верно, сэр, – согласился заместитель госсекретаря. – Но оставим пока в стороне Мэттиаса и обратимся к «пактам о ядерной агрессии», как назвал их президент. Они содержат сверхсекретные данные о размещении ядерных ракет, их мощности, подробное описание средств доставки, коды стартовых команд… и даже коды их отмены. Из этого следует, что ворота арсеналов двух сверхдержав и претендующего на это звание Китая оказались широко распахнутыми. Самая секретная информация о всех противниках теперь доступна любому, кто прочтет эти бумаги. – Пирс обернулся к старому вояке и спросил: – Скажите, генерал, какое решение принял бы Пентагон, если бы разведка донесла о существовании подобного советско-китайского соглашения?

– Немедленный удар, – без колебаний ответил Хэльярд. – Альтернативы не может быть.

– Но только в том случае, если нет сомнений в подлинности документов, – заметил Брукс.

– У меня бы сомнений не возникло, – сказал генерал. – И у вас, кстати, тоже. Кто, кроме людей, имеющих доступ к полной информации, мог заключить такие пакты? Кроме того, в тексте указаны даже даты. Какие, к дьяволу, тут сомнения?

150
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru