Пользовательский поиск

Книга Мистерия убийства. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 43

Кол-во голосов: 0

Пробираясь ко мне, Деланд успел перекинуться словами по меньшей мере с десятком своих коллег. Заняв наконец место за столиком, он передал мне пакет из плотной жёлтой бумаги.

— Не знаю, насколько это вам пригодится, — сказал он. — Здесь вы найдёте адрес, телефон и нечто похожее на индивидуальный код налогоплательщика. Номера карты социального обеспечения нет. Но все эти бумаги, насколько я понимаю, могут оказаться бесполезными. Не забывайте: я был уверен, что Мэтр Карфур — француз. Но я навёл кое-какие справки и о Мертце. Он был ассоциированным членом нашего клуба. Жил в Беверли-Хиллз. Здесь вы найдёте его адрес.

Облачённая в розовый шёлк женщина принесла напитки.

— Спасибо, Салли, — поблагодарил Деланд, сунув ей в руку банкноту. — Как ты догадалась, что мне захотелось выпить?

Она в ответ пропищала что-то по-птичьи и удалилась. В этой птичьей мелодии никто, кроме меня, разумеется, не увидел ничего примечательного.

— За вас, — сказал Деланд, поднимая свой стакан. — К сожалению, у меня мало времени. Но если я увижу среди гостей кого-то для вас полезного, то обязательно приведу этого человека к вашему столику. Келли начинает представление в девять часов в Большой гостиной. Вы, если пожелаете, сможете найти его там после окончания выступления. — Он поднялся, допил свой напиток и добавил: — Если вы решите перекусить, то я бы рекомендовал вам взять бифштекс. Они у нас весьма неплохи. — С этими словами Деланд поставил стакан на стол и направился к выходу.

За последующие пятнадцать минут он сумел проделать едва половину пути. Я же нашёл укромный уголок, чтобы сообщить находящиеся в пакете телефоны и адреса «информационному брокеру». Впрочем, я сильно сомневался, что Карфур направлял в «Магический замок» свои новые адреса.

* * *

— Он меня пугал, — сказал Келли Мейсон, когда мы после окончания шоу беседовали в его крошечной гримёрной.

— Кто, Карфур?

— Нет. Его представление, конечно, было отвратительным, но сам он казался неплохим парнем. Люк Мертц — вот кто нагонял на меня ужас. Он жил в особняке…

— Вы у него бывали?

— Да. Мертц меня приглашал. Дом в испанском стиле в Беверли-Хиллз. Однако не знаю… У нас были общие интересы, но… — Мейсон всё ещё оставался в гриме, подчёркивавшем экспрессивность мимики, и я увидел гримасу, выражавшую крайнюю форму недоумения. — У меня даже не было сил с ним разговаривать. Возможно, дело было в языке. А возможно, в различии наших доходов. Но в его коллекции имелись такие вещи… что я не верил своим глазам. Как учёный, я получил уникальную возможность увидеть редчайшие афиши и документы. Мертц был настолько великодушен, что позволил мне их не только сфотографировать, но и обнародовать в моих публикациях. Но, несмотря на его гостеприимство, я чувствовал себя в его доме… как бы это выразиться… некомфортно, что ли. Он приглашал меня снова, но я нашёл способ отказаться. Как сказали бы мои родители-хиппи, в его доме ощущались «нехорошие вибрации».

* * *

В гостиницу я вернулся крайне усталым, а войдя в номер, увидел, что кто-то успел побывать там до меня. С прикроватной тумбочки исчезли лампа и телефон, а их место заняли десятицентовые монеты «меркурии». Монеты были выложены в форме креста. У вершины креста я увидел нечто совершенно неожиданное. Это была пасхальная сладость — белая, словно сахар, птичка. Как же эти птички называются?

Кажется, кулик.

Белый кулик. И крест.

Смысл этих фигур дошёл до меня не сразу. Но затем меня осенило. Перед моим мысленным взором возникла ужасающая физиономия Деймонта. Я вспомнил, как он, указывая на открытку, сказал: «Для последователей вуду это — самый важный день. Он посвящён Марасса. Поэтому Байрон послал мне открытку именно в этот день. Десятое августа. Можно сказать, что это — наша Пасха».

Теперь я знал: кто, что, когда и почему.

«Кто» — это Байрон Бодро. «Что» — трюк с канатом, в ходе которого один из моих мальчиков должен будет умереть от ножа, а второй — от пули. Это произойдёт через четыре дня на сеансе «реальной магии», являющем собой нечто вроде религиозной церемонии. Теперь мне известно все. Кто, что, когда и почему.

Я не знал только одного — ГДЕ.

Глава 43

Существовали десятки способов, с помощью которых Байрон Бодро мог узнать, что я иду по его следу, но мой точный адрес ограничивал круг его осведомителей обитателями Лос-Анджелеса. Ибо, кроме них, никому не было известно, что я нахожусь в этом городе.

Возможно, это сделал молодой продавец книжной лавки или один из иллюзионистов, с которыми я разговаривал в «Замке». Всем магам из «Жёлтых страниц» я оставил номер телефона отеля, чтобы им не пришлось нести лишние расходы за звонки на мой сотовый.

Впрочем, теперь это не имело значения. Байрон не только нашёл меня, но и сообщил об этом прямо, без экивоков. Если верить Шоффлеру, я имел дело с издевательством в чистом виде.

С другой стороны, его появление в моём номере было в некотором роде хорошей новостью. Оно означало, что Карфур сбросил маску и начинает игру. В игре он мог сделать ошибочный ход и обнаружить своё местонахождение.

Но я не имел права сидеть и молча ждать развития событий. В моём распоряжении осталось всего четыре дня.

* * *

На утро у меня было назначено свидание с «информационным брокером». Я припарковал машину в довольно убогой округе, неподалёку от «Китайского театра Манна». Офис специалиста по добыче информации находился рядом с театром. Поскольку район был небезопасным, я проверил, хорошо ли закрыта машина. Туристы, скорчившись над бетонными плитами, возлагали ладони на отпечатки рук Арнольда, Клинта или Джулии. Их поведение, смех, шутки и улыбки перед камерой действовали на меня угнетающе. Эти люди развлекались, невольно напоминая мне о том дне, когда со своими мальчишками я веселился на «Празднике Ренессанса».

— Да, да, я знаю, что вы звонили, — сказал брокер и печально покачал головой. — С Карфуром полная тьма. На своё имя он жилья не снимал. Индивидуальный номер налогоплательщика оказался фальшивкой — принадлежит какому-то пенсионеру из Айовы. Ваш парень — настоящий призрак. У него есть все документы, нужные для выживания в информационном обществе, но все они являются подделкой. Я поработал с фамилией Бодро, но ничего не нашёл. Абсолютно ничего. Что касается парня по фамилии Мертц, то здесь мне есть что сказать.

— Дом в Беверли-Хиллз? — спросил я.

— На Барримур-драйв, если быть точным. Прекрасное место. Мертц его арендовал, но в прошлом году съехал.

— И не оставил никакого адреса?

— Только почтовый ящик. Но и его он закрыл полгода назад.

Много я от поиска не ждал, но всё же не думал, что снова окажусь в тупике. Довольно! Я не могу позволить себе снова и снова упираться в стену. Не имею права терять ни минуты. По моей спине катились струйки пота. Я поднялся и полез в карман, чтобы расплатиться с брокером.

— Подождите, — остановил он меня. — Я, возможно, нашёл кое-что для вас интересное.

— Что именно?

— Роясь в судебных протоколах, я кое-что обнаружил. Судебные отчёты в наше время, как вам, наверное, известно, переведены в электронную форму. Я хотел проверить, платил ли этот парень налог за недвижимость. Ничего он, естественно, не платил, но зато я наткнулся на одно интересное судебное разбирательство.

— Какого рода?

— Связанное с таможней, — склонившись ко мне, произнёс торговец информацией. — Таможенники конфисковали у Мертца видеофильмы, но он сумел их отсудить.

— О чём эти фильмы?

— Не знаю, — пожал плечами брокер, — но я скопировал файл. Сегодня я занят. Если у вас мало времени, вы могли бы самостоятельно продолжить это дело.

* * *

Сотрудника таможни, выступавшего свидетелем в суде по делу Мертца, звали Майк Агулэр. В то время он работал в международном аэропорту Лос-Анджелеса, да и сейчас продолжал там трудиться.

92
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru