Пользовательский поиск

Книга Мистерия убийства. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 32

Кол-во голосов: 0

Спустя пять минут он уже пожимал мне руку, а ещё через минуту провёл меня в своё затенённое и очень просто меблированное убежище. Пинки уселся за массивным полированным столом, на котором не было ничего, кроме красного телефонного аппарата. Я устроился на барселонском кресле из красной кожи. Глаза Штрайбера скрывались за солнцезащитными очками, а его кожа была белой, как у покойника. В воздухе витал знакомый запах, но точно определить, чем пахнет, я не мог.

— Крем от загара, — пояснил Штрайбер, словно прочитав мои мысли. — Я обмазан им с ног до головы, и именно его запах вы чувствуете. «Коппертон спорт-48», если быть точным. И прошу извинить за мои тёмные очки. Я снимаю их только ночью.

Поняв, какую задачу я перед ним ставлю, Пинки сказал:

— Работа трудоёмкая, но сводится в основном к беготне. Ведь если запустить миллион хомячков на клавиатуру компьютера, то они, прыгая по ней достаточно долгое время, когда-нибудь создадут копию «Гунга Дин» Редьярда Киплинга, n'est-ce pas? Вопрос в том, насколько велик ваш бюджет?

— Действуйте без оглядки, — пожал я плечами, — сколько бы это ни стоило.

Какое-то время я ещё мог пускать в ход чеки, присылаемые разными кредитными компаниями. Когда же сильно подопрёт, попробую нажать на отца. А затем…

— Я постараюсь уменьшить ваши финансовые тяготы, когда пойму, что дело не очень смахивает на зашедший в тупик бракоразводный процесс, но задаток всё же потребуется… Ну, скажем… пять сотен. Вам следует знать, что лично я документов в судах не ищу. Мне удалось сколотить разношёрстную команду из судебных клерков, пенсионеров, подростков и иже с ними. Как только вы дадите сигнал, я спускаю их с поводка, и они будут копать во всех судах благословенного штата Луизиана до тех пор, пока не наткнутся на решение об отправке в психлечебницу вашего клиента.

— Отлично.

— Я плачу своим помощникам двадцать баксов в час. Поиски могут занять много времени. А может, и совсем ничего. Кто знает?

— Хорошо. Я всё понял.

— Итак, мы начинаем поиск судебного решения об отправке в тысяча девятьсот восемьдесят третьем году в «Судебно-медицинское учреждение Серного порта» некоего Байрона Б. Поступил в заведение… — Записав все данные, он ещё раз повторил их вслух и спросил: — Все точно, я не ошибся? Больше вам ничего не известно? Может, вы знаете, когда его выпустили?

— В девяносто шестом.

— О'кей, это всё, что мне нужно.

— Я мог бы вам помочь, — сказал я. — Если вам не хватит рабочей силы, я тоже стану искать. Я умею работать с судебными архивами.

— Динамит! Вам сразу удалось выклянчить себе работу в округе Святого Иоанна Крестителя. Администрация данного округа размещается в местечке, именуемом Ля-Плас. Моя первая помощница там только что родила, а её дублёр подыскал себе работу в одном из новых универмагов торгового дома «Таржет». — Он произнёс слово «таржет» на французский манер — таржэ. — Ля-Плас совсем недалеко отсюда. Десятая дорога приведёт вас прямо туда.

— О'кей, — бросил я, достал бумажник и извлёк из него довольно потрёпанную чековую книжку.

— Пусть этим займётся Бекки, — остановил меня Пинки. — Мы принимаем также «Визу» и «Мастеркард». Некоторые клиенты любят облегчить себе жизнь.

Глава 32

Дни я проводил в здании суда Ля-Плас, а ночи — в отеле «Комфорт-инн». Роясь в архивах, я выпивал галлоны кофе, стараясь всё время держать в памяти имя «Байрон». Пропустить нужное постановление суда было так же легко, как прозевать нужный поворот на Ордуэй-стрит, возвращаясь домой после работы. Последнее со мной случалось довольно часто.

На третий день, когда я уже ехал в отель, заработал мой мобильник.

Звонил Пинки.

— Вы в машине? — спросил он.

— Да.

— В таком случае тормозите у тротуара.

— Что случилось?

— Я, мой дорогой Алекс, взволнован, огорчён и слегка разочарован, — произнёс Пинки с лёгким смешком.

— В чём дело?

— Ведь наш поиск мог несколько понизить уровень безработицы в штате Луизиана. Улучшить, так сказать, статистику.

— Пинки…

— Вот так-то, — продолжил он со вздохом. — В округе Святой Марии мне помогает одна дама. Она навещала сестру в Хьюстоне, но я решил никого на её место не нанимать, поскольку эта леди — дьявольски толковая особа. Школьная учительница, между прочим. Я оставил ей поручение на факсе, и, вернувшись домой, она тут же мне позвонила. Бинго! Оказалось, что леди была знакома с этим сукиным сыном. «Байрон Б.? — переспросила она и тут же добавила: — Этим „Б.“, Пинки, может быть только Байрон Бодро».

— Вы, наверное, шутите.

— Неужели? — говорю я. — «Думаю, что не ошибаюсь, — отвечает она. — Я выросла в Морган-Сити и знала, что на другом берегу реки чокнутый парнишка по имени Байрон Бодро совершил нечто ужасное. Я это запомнила, потому, что, когда этого мальчишку увезли, мы все стали спать намного спокойнее. Это было году в восемьдесят третьем или около того. Я тогда училась в старших классах школы, которую окончила в восемьдесят пятом. Думаю, что это он, Пинк». Похоже на то, сказал я ей. А что вы на это скажете?

У меня не было слов. Байрон Бодро. Наконец я узнал имя человека, похитившего моих малышей, и эмоции настолько меня захлестнули, что я не только ничего не слышал, но и почти ничего не видел. Байрон Бодро. Я выпущу кишки из этого типа.

— Алекс? Вы ещё там?

— Да, — сумел выдавить я. — Отличная работа.

— Тривиальная слепая удача, если на то пошло, — ответил Пинки. — Да, кстати. Мисс Вики пошла дальше и нашла судебное решение, что есть хорошо, поскольку оно может содержать новую полезную информацию. Но чтобы получить копию, потребуется пара дней. Вы не могли бы заскочить ко мне?

Глава 33

Когда я уселся в барселонское кресло в кабинете Пинки, детектив передал мне пару скреплённых канцелярской скрепкой листков. В этом небольшом файле оказалась карта Луизианы с отмеченным маршрутом до Морган-Сити и несколько телефонных номеров мисс Виктории Симс.

— А что вы скажете, — начал Пинки, — если я продолжу с вами сотрудничать?

— Что же, я…

— Каджуны — народ доброжелательный, но иногда, при появлении чужаков, начинают слегка дёргаться. А если быть честным до конца, то на нефтяных платформах в заливе трудятся не самые лучшие представители человечества, и в силу данного обстоятельства Морган-Сити не является образцовым городом. Нравы там довольно крутые. Это видно сразу, когда у парней кончается смена.

— Что же…

— Если вы думаете о деньгах, то откажитесь от мрачных мыслей. Все расходы лягут на фирму. На chateau, фигурально выражаясь.

— Но это же…

— Подождите с аплодисментами. Я всё время думал о ваших мальчиках и решил, что Пинкстер должен немного travail pro bono. Тем более что здесь, — обвёл он рукой офис, — меня ничто не держит. Дела не ждут.

Кабинет Пинки и его одежда говорили о том, что время детектива ценится весьма дорого.

— Не знаю, как вас благодарить.

— Забудьте! Мне надо время от времени вылезать из офиса, каким бы приятным он ни был. И я знаю на воле кое-каких ребят, способных принести нам пользу.

* * *

Мы мчались в сторону заката на машине Пинки — серебристом «БМВ». Автомобиль был таким новым, что все ещё хранил фабричный запах.

— У альбиносов, как правило, плохое зрение, — сказал он. — Но я — исключение и вижу достаточно хорошо, особенно ночью.

Новый Орлеан от Морган-Сити отделяли примерно девяносто миль, и секретарша Пинки заранее позаботилась о нас, зарезервировав номера в «Холидей-инн». Несмотря на ночную мглу, о близости воды можно было догадаться по шеренге береговых фонарей, скоплениям огней в поселениях и обширным, совершенно тёмным участкам земли. Проезжая через Хомау (Хоме — поправил меня Пинки), мы увидели выцветшую символику патриотов, поддерживавших американское вторжение в Ирак. Это были потрёпанные ветром жёлтые ленты и здоровенные звёздно-полосатые щиты. Когда мы сворачивали за угол, фары «БМВ» выхватили из тьмы полотнище, вывешенное над заброшенной заправочной станцией. На полотнище было начертано:

69
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru