Пользовательский поиск

Книга Мистерия убийства. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 28

Кол-во голосов: 0

Глава 28

Я хорошо понимал, что не могу просто так заявиться в «Судебно-медицинское учреждение Серного порта». Если ввалиться туда и с ходу начать задавать вопросы о «каннибале» по имени Чарли Вермильон, мне сразу укажут на дверь.

Тот факт, что выпущенный из лечебницы психически нездоровый преступник самым зверским образом убил двоих детей, не мог остаться без последствий, даже если руководство лечебного учреждения действовало строго по правилам. И, как я узнал из статьи в «Пикайун таймс», головы действительно полетели. Но глава заведения по имени Пейтон Андертон ухитрился усидеть в своём кресле. Родители убитых мальчиков вчинили гражданский иск на десять миллионов долларов, и пока дело ходило по судебным инстанциям, все участники процесса держали рот на замке. Отказывались беседовать с кем-либо на эту тему.

* * *

Я долго колесил по парку Рок-Крик и наконец решился позвонить Андертону, сказать, что работаю в телевизионной программе «Обратный отсчёт» и сейчас готовлю сюжет, который он с удовольствием посмотрит по телевизору. Это будет сюжет о том… о том, как трудна и опасна его работа. О том, что судебно-медицинские учреждения (не только в Луизиане) нуждаются в дополнительном финансировании для улучшения своей инфраструктуры и привлечения наиболее квалифицированных работников.

«Эта легенда, — думал я, — возможно, позволит мне переступить через порог. Если… если он не вспомнит, в какой связи слышал моё имя».

Итак, я позвонил, и моё внимание ему, конечно, польстило.

— Никаких съёмок, естественно, — устало произнёс он.

— Конечно, нет, — успокоил его я. — Для начала, думаю, полезно определить тематику разговора. Установить, так сказать, взаимно приемлемый уровень нашей беседы. Пока это будет конфиденциальный разговор, а затем… если мы придём к согласию… Договорились? А если и не придём, то никто ничего не теряет.

— Но я сразу должен вас предупредить — когда дело дойдёт до съёмок, я хорошенько подумаю.

Я заверил, что он может все отменить, и не упустил случая ещё раз польстить:

— У вас прекрасный тембр голоса. Но до съёмок ещё очень, очень далеко.

— Вот и хорошо, а я пока провентилирую вопрос с вышестоящими органами.

Я ничего не ответил, слушая шелест бумаги на противоположном конце провода.

— Похоже, у меня появится окно в четверг во второй половине дня. Вы не могли бы прибыть сюда, ну, скажем, часика в три?

— Смогу.

— Хорошо. Я дам распоряжение привратнику.

* * *

Аэропорт Луи Армстронга, Новый Орлеан. Подобно всем другим городам Соединённых Штатов, Новый Орлеан сумел успешно погрузиться в коммерцию, о чём свидетельствовали изображения джазовых музыкантов, символов вуду и иллюстраций к празднику «Марди-Гра» на футболках, платках и различной сувенирной дребедени. Изобилие сувениров, связанных с культом вуду, и особенно монет, говорило о том, что я на верном пути. Если мне удастся заставить Пейтона Андертона рассказать о Вермильоне…

Дружелюбная дама за стойкой фирмы «Аламо» поинтересовалась, куда я направляюсь, и спросила, не нужны ли мне дорожные карты.

— В Серный порт, — ответил я.

— Куда-куда?

— Это в округе Плакемайнз.

— Плакемин, — поправила она меня.

Она вернула мне водительские права и кредитку, достала из-под конторки карту и зелёным фломастером отметила на ней мой путь.

— Поезжайте по дороге И-десять, а как только переедете реку, сверните на Двадцать третью. Когда доберётесь до Бель-Шасса, поворачивайте на юг. Шоссе всё время идёт вдоль реки. — Женщина свернула карту, передала её мне и с улыбкой спросила: — Скажите, если можно, зачем вы туда едете? В вашем распоряжении прекрасный город, Страна каджунов и всё такое, а вас несёт в Плакемин. Почему? Похоже, вы прибыли к нам по делам, а не для развлечений, — закончила она, кокетливо склонив голову набок.

— Неужели в Плакемине нет никаких развлечений?

— Нет, если вы не фанат рыбалки. В Плакемин развлекаться не ездят. Кроме нефти, газа и рыбы, у них там ничего нет. Только апельсины. Да к тому же это место наводит страх.

— Страх? Почему?

— Когда-то жители этого округа очень навредили Луизиане в глазах других американцев, если вы понимаете, что я хочу этим сказать. И не думаю, что с тех пор там все сильно изменилось. Поверьте мне. Я наполовину чёрная и ни за что туда не поеду. Нет, сэр, ни за что.

— Но почему?

— Вы слышали что-нибудь о Леандро Пересе?

Я отрицательно покачал головой.

— Ещё недавно он заправлял в том месте… как диктатор, а люди, подобные мне, были рабами. Участие в выборах? Забудьте. Чёрные голосовать не могут. Какое голосование, если ниггеры даже машину водить не способны?! Там… были случаи линчевания. — Она покачала головой, передала мне ключи и добавила: — Ряд седьмой, место двенадцатое.

Когда я, взяв ключи, собрался уйти, женщина сказала:

— Вы не чёрный, но вы — янки, поэтому будьте осмотрительны.

Я обещал соблюдать максимальную осторожность.

— И не забывайте пристёгивать ремень безопасности. Иначе они вам в этом Плакемине устроят весёлую жизнь.

Примерно через час я свернул у Бель-Шасса на юг. Ничего особо страшного, если не считать огромного числа патрульных машин на дороге, я не заметил. Но окружающий ландшафт, надо признать, нагонял тоску. Беспорядочная застройка сменялась апельсиновыми рощами, которые, в свою очередь, уступали место домам. Часть земель была разбита на участки в десять акров, и повсюду торчали рекламные щиты с яркой надписью: «Продаётся». Фирма «Макманшн» осваивала очередной район.

Оставив позади жилые кварталы и места будущей застройки, я оказался на новой скоростной дороге, бегущей через необжитые сельские земли. Время от времени я проезжал скотоводческие фермы и небольшие поселения, названия которых говорили сами за себя: Живой Дуб, Иезуитская Излучина, Миртовая Роща.

Ландшафт никоим образом нельзя было назвать живописным. Вид от реки закрывала высокая дамба, а обращённая к заливу сторона была плоской, как стол. Я знал, что где-то там торчат нефтяные вышки и расположен глубоководный порт, но глазу открывались лишь низкорослые деревья да заросли тростника. И лишь изредка мелькал одиноко стоящий дом. В одном из путеводителей я вычитал, что эта часть Луизианы несколько лет назад сильно пострадала от урагана и старые дома просто смыло.

За окном промелькнули щиты с названиями поселений — Диамант, Весёлый Джек, Магнолия, и наконец я оказался у цели. Серный порт получил своё имя в честь серы, добывавшейся когда-то в районе соляного болота.

В центре городка располагалась заправочная станция с примыкающей к ней лавкой товаров первой необходимости. Напротив заправки стояла городская средняя школа — родной дом (как я вычитал в путеводителе) футбольной команды «Могучие мустанги». Рядом со школой находились публичная библиотека, офис шерифа и Департамент общественных служб. Примерно половина этих почтенных учреждений размещалась в трейлерах.

Я миновал заправочную станцию и, следуя указаниям Андертона, примерно через милю повернул на дорогу № 561 и вскоре заметил крошечный щиток с надписью: «Судебно-медицинское учреждение Серного порта». Проехав по довольно длинной подъездной аллее, я увидел здание госпиталя — уродливый прямоугольник из жёлтого кирпича. Перед этим уродом стоял прекрасный и, видимо, очень старый плантаторский дом с белыми колоннами и верандой. Рядом с домом росли великолепные дубы. От внешнего мира комплекс отделяла высокая ограда из натянутой на столбы проволоки большого диаметра.

Окна сторожки запотели. Сидящий внутри человек неохотно открыл одну из створок и поинтересовался целью моего визита. Я по буквам назвал своё имя, и парень закрыл окно. Я видел, как он изучает записи, водя пальцем по листку бумаги. Найдя моё имя, он тщательно заполнил два ярко-оранжевых пропуска, снова открыл окно и передал мне картонки.

61
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru