Пользовательский поиск

Книга Мистерия убийства. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

— Великий Боже, — с нервным смешком сказала мама, когда мы все оказались в доме. Я заметил, что её глаза слегка затуманились, а когда мы обнялись, она практически повисла на мне, и я понял, как ей плохо. Отец ободряюще похлопал меня по спине, но и сам выглядел ужасно.

— Мы найдём их, — произнёс он, но его голос прозвучал неубедительно.

— Обязательно. Мы обязательно их найдём, — заверил я, стараясь, чтобы мои слова звучали как можно твёрже. У меня появилось какое-то странное, почти мистическое чувство, что если я буду говорить с такой же непоколебимой уверенностью, как Джек, то все мои слова обязательно материализуются.

* * *

В тот же день, но уже значительно позже, мы стояли на ступенях дома, заметно возвышаясь над толпой репортёров и кинооператоров. Нашим взорам открывался лес микрофонов и камер. Гул человеческих голосов, сопровождаемый стрекотом моторов, то затихал, то снова усиливался. Вспышки фотокамер ослепляли нас, следуя своему безумному ритму.

Лиз стояла рядом со мной, слегка покачиваясь, то ли от гвалта журналистской братии, то ли от лёгкого головокружения.

— Меня зовут Алекс Каллахан, — представился я и первым делом обратился к тем, кто захватил Кевина и Шона, с мольбой вернуть детей. Я попросил всех людей стать нашими глазами и ушами и звонить по горячей линии, как только у них появится хотя бы малейшая информация.

Вообще-то мне следовало уступить место Лиз, но я понял это слишком поздно. Мой голос звучал чересчур спокойно. Так я привык говорить в микрофон перед камерой. Я попытался придать своему голосу отчаяние простого американца, потерявшего своих детишек, но ничего путного из этого не получилось. Я закончил говорить с хорошо знакомым мне чувством, ведь, приступая к интервью, никогда не знаешь, кто выступит удачно, а кто не очень. На сей раз я определённо угодил в последнюю категорию. Мне казалось, что я выступил с каким-то отрепетированным номером и провалил его.

Положение спасла Лиз. Она не могла закончить практически ни одной фразы, её голос срывался. Но тем не менее мама пропавших детишек продолжала говорить. Она держалась настолько героически, что на глазах некоторых женщин-репортёров я заметил слезы. В конце выступления Лиз обратилась непосредственно к мальчикам.

— Кевин, Шон! — сказала она. — Если вы сейчас смотрите… держитесь, парни. Мы вас любим. Папа и я… мы вас очень любим. И мы обязательно вас найдём! Где бы вы ни были. Обещаю! Мы придём и найдём вас. Только… держитесь.

И здесь Лиз сломалась. На продолжение у неё не осталось сил. Она повернулась ко мне, уткнулась лицом в мою грудь и охватила голову руками, словно ожидала удара. Её тело обмякло, и я понял, что держу Лиз на весу. Репортёры продолжали выкрикивать вопросы, а свет софитов и вспышки фотокамер мешали ориентироваться. В результате мне пришлось тащить свою жену в дом чуть ли не волоком.

Но и жилище не казалось мне достаточно надёжным убежищем.

* * *

Когда прибыла пара полицейских из команды «К-9», Лиз, по счастью спала. Копы должны были взять грязную одежду Кевина и Шона и простыни с их постелей. Пока полицейские складывали вещи в два пластиковых мешка, Герцогиня в кожаной шлейке весьма сложной конструкции, прерывисто дыша и высунув язык, сидела на коленях женщины-кинолога.

— Почему вы так делаете? — спросил Джек, показывая на мешки. — Ведь в одном мешке должны быть вещи Кевина, а в другом — Шона, не так ли? А вы их смешиваете.

— Не совсем так… — ответила женщина.

— Я слушаю… — сурово произнёс Джек, ожидая продолжения.

— Есть ещё один пёс, — смутилась женщина-проводник, поглаживая Герцогиню. — По кличке Горький. С ним работает другой человек.

— Не понял! — возмутился Джек. — Не могли бы вы, юная леди, говорить громче?

Женщина посмотрела на своего партнёра, и тот вступил в разговор.

— Дело в том, — пояснил он, — что Герцогиня — ищейка в чистом виде. Идёт по запаху. Полагаю, вам доводилось видеть собак породы бладхаунд? Хотя бы в кино.

Джек утвердительно кивнул.

— Есть и другой тип собачек, сэр, которых используют в особенных случаях… они специально натасканы на поиск… как бы это выразиться?.. Они специализируются, сэр, на поиске трупов. Эти собачки способны обнаружить человеческие останки в озёрах и речках… Одним словом, под водой. Просто поразительно.

Джек непроизвольно зажмурился, и мне на мгновение показалось, что он вот-вот рухнет в обморок. Но тесть сумел совладать с собой. Глядя мне в глаза, он произнёс:

— Бог мой. Только Лиз об этом ни слова.

— Трупные псы, — прошептала женщина-полицейский. Так их называют.

Глава 9

В конце концов мы сумели пережить этот день, насыщенный разного рода излияниями чувств, прерывавшихся, как мне казалось, сотнями телефонных звонков. Я по меньшей мере шесть раз говорил с Шоффлером, но не узнал ничего нового, если не считать того, что наши планы претерпели изменения. Вместо слов «в течение дня я к вам заеду» он стал говорить «вечером я к вам заскочу».

По совету друзей я позвонил в частное сыскное агентство и поговорил с парнем, у которого когда-то брал интервью о делах русской мафии на Брайтон-Бич.

Я едва успел сказать ему о причине звонка, как он воскликнул:

— Боже! Пропавшие близнецы! Господи, так это вы… Мне и в голову не пришло…

Он порекомендовал мне лучшего детектива, специализирующегося по розыску пропавших людей. Этот детектив оказался женщиной по имени Мэри Макгафферти, и мы договорились встретиться на следующий день. Мэри продиктовала перечень сведений, которые хотела бы от меня получить.

— Мы дадим вам скидку, — сказала она. — Пятьдесят процентов от обычной ставки.

Но, несмотря на эту щедрость, услуги фирмы выливались в изрядную сумму. Семьдесят пять долларов в час — вместо ста пятидесяти — плюс текущие расходы.

Несколько раз я звонил на студию и разговаривал с Кристой. Та, задыхаясь от волнения, сказала, что фирма обещала десять тысяч в качестве вознаграждения за информацию. Фотографии мальчиков, сообщение о вознаграждении и телефон горячей линии будут появляться на экране в начале каждого часа.

Я поговорил с женщиной из Центра розыска пропавших детей. Центр, оказывается, привёл в действие свой, как она сказала, «e-mail локатор». При помощи сложной и разветвлённой сети электронных адресных книг, к которым прилагалась необходимая информация, фотографии мальчиков и номер телефона горячей линии, можно было вступить в контакт с более чем тремя миллионами человек.

Друзья и знакомые звонили десятками.

В пять часов я вдруг осознал, что с момента исчезновения сыновей прошли сутки. Однако делиться своим открытием ни с кем не стал. В шесть тридцать какой-то застенчивый парнишка латиноамериканского обличья доставил из тайского ресторана заказанную Лиз еду. Мой отец подозрительно изучал пищу, а Джек принялся уплетать её с большим аппетитом, призывая дочь последовать своему примеру.

— Тебе надо набираться сил, дорогая.

Моя мама прожевала кусочек и сказала отцу:

— Послушай, Боб, да ведь это же всего-навсего бобы.

Семь часов вечера. Восемь. Девять.

* * *

Все стали готовиться ко сну. Я не спал так давно, что временами мутился рассудок. Однако даже не представлял, как смогу заснуть. Лиз суетилась, превращая кабинетную софу в спальное место для своего папочки и меняя простыни в предназначенной для моих родителей большой хозяйской спальне. Я тупо бродил за ней следом с одеялами, простынями и полотенцами в руках. Сама она решила спать в комнате мальчиков, но, подойдя к дверям, замерла и прошептала:

— Нет, не могу… Я не могу здесь спать. О Боже, Алекс… — и снова разразилась рыданиями. Я попытался обнять её за плечи. Она сразу выскользнула из-под моей руки и, немного успокоившись, сказала: — Я устроюсь на раскладушке в общей комнате, а ты ляжешь на кушетке в гостиной.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru