Пользовательский поиск

Книга Мистерия убийства. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

Труба возвестила о начале следующей схватки, и все взоры обратились на арену. Теперь друг на друга помчались чёрный и зелёный рыцари. После столкновения страшной силы чёрный рыцарь оказался на песке арены. Должен признать, что зрелище было захватывающим. Поединки оказались настоящими, и я был бы весьма удивлён, узнай, что рыцари не ведут счёт потерь и поражений. Когда чёрный рыцарь поднялся на ноги и поплёлся прочь, потирая ушибленный зад, удержаться от аплодисментов было невозможно.

«Классно», — подумал я и поискал взглядом близнецов, чтобы увидеть их реакцию. Но в том месте у ограды, где находилась «зелёная машина», ни Кевина, ни Шона в толпе не было.

Не увидел я их и позже.

Поднявшись на ноги, я наклонился вперёд, чтобы лучше рассмотреть зелёных болельщиков. Зрители сзади закричали: «Эй, там!» Не обращая внимания на их возмущение, я продолжал вглядываться в группу детей. Но моих отпрысков среди них не было. Меня охватило нечто весьма похожее на панику. Но я подавил страх в зародыше.

Тем временем победители готовились к финальной схватке. Их кони топтались по песку арены, потряхивая массивными головами. Зелёный паж руководил хором, выкрикивая:

— Зелёный! Зелёный! Зелёный! Зелёный!

— Кев!

Я внушал себе, что дети где-то там, впереди, их просто не видно за более рослыми ребятишками.

— Шон!

Пока я проталкивался вниз к ограде, оруженосец закричал:

— Вперёд, зелёный!

— Кевин! — заорал я так громко, что заглушил хор ребятишек.

Пробившись к изгороди в тот момент, когда зелёный рыцарь ринулся на чёрного, я вдруг испытал такой ужас, какого не испытывал, даже находясь в зоне боевых действий.

— Шон! — гаркнул я что было сил и огляделся по сторонам.

Я видел других ребятишек. Видел множество юных лиц. Зелёный рыцарь оказался на земле, и я услышал вздох отчаяния. С другой стороны арены до меня донёсся радостный рёв. По команде оруженосцев все детишки одновременно отпустили воздушные шары. Я протолкался к ограде, ища в толпе светлые головы и жёлтые футболки. Но ничего не увидел. Дети начали разбегаться к своим родителям.

Через минуту я вернулся к вязанке сена, на которой мы сидели. Я внимательно вглядывался в редевшую толпу зрителей, надеясь узреть сыновей. Но минут через пять оказался в полном одиночестве, если не считать женщины в первом ряду, безуспешно пытавшейся успокоить громко ревущее дитя. Дитя, судя по виду, едва начало самостоятельно ходить.

Я взглянул на часы. Пять двадцать две пополудни. Близнецы исчезли. Исчезли. Я сел на сено, надеясь, что парни отправились в туалет и скоро вернутся. Но в глубине души таилось ужасное предчувствие. Я знал, что они не в уборной. Парни ни за что не сделали бы этого, не предупредив меня. Тем более в разгар турнира.

Итак, где же они?

Я понимал, что действую иррационально, однако никак не мог заставить себя уйти от арены. Здесь я видел их последний раз, и именно сюда они должны вернуться, если куда-то забрели. Я постарался выбросить эту мысль из головы, поскольку она ассоциировалась у меня с газетными статьями об исчезнувших и никогда не вернувшихся детях. Тех детишках, чьи лица печатали на молочных пакетах. Я сидел на сене дольше, чем следовало, понимая, что если встану и уйду, это будет означать только одно — мои дети действительно исчезли, а значит, случилось нечто ужасное, требующее немедленного вмешательства полиции. Примитивный страх, прикинувшись надеждой, вогнал меня в ступор.

Когда я, преодолев приступ безволия, поднялся на ноги, до меня дошёл весь ужас случившегося, и уже через десять секунд, не разбирая дороги, я мчался через толпу лениво фланирующей публики. Вслед неслись тревожные или раздражённые голоса:

— Что с ним?!

— Эй!

— Осторожнее, здесь дети!

— Смотри под ноги, приятель!

* * *

Для того чтобы отыскать людей из охраны, потребовалось порядочно времени.

— Приветствую тебя, о, незнаком…

— Я не могу найти своих детей!

Мой тон мгновенно перенёс нас через столетия в 2003 год.

— У нас это случается постоянно, — утешил меня охранник. — Люди забываются. Встречают какого-нибудь особенного жонглёра. У нас здесь полно жонглёров. Так что потерять след детишек проще простого…

— Я не терял их следа, — прервал я его, — мы вместе смотрели турнир…

Все выражали мне сочувствие. По местной радиосети объявили: «Принц Кевин и лорд Шон, мы имеем честь сообщить вам, что ваш благородный отец потерялся. Не изволят ли милостивые сэры явить себя у одной из касс?»

Я ждал, заставляя себя думать, что мальчики появятся в любой момент. Но, несмотря на все старания, не верил в их возвращение.

Глава 3

Я одиноко сидел на скамье рядом со сложенным из неотёсанного камня домом, в котором размещалась «Штаб-квартира Её Величества». В интерьере здания отсутствовал даже намёк на средневековье. С полдюжины служащих трудились в просторном, вполне современном зале. Отдел безопасности был оборудован сложной системой связи и заставлен столами с компьютерами. Здесь также размещались кабинет срочной медицинской помощи и стол находок.

Седовласый человек выглянул из дверей и спросил:

— Не хотите чего-нибудь выпить? Чай? Кофе? Прохладительные напитки?

Я отрицательно помотал головой, не отрывая взгляда от толпы. В любой момент, говорил я себе, мальчики могут вынырнуть из-за угла.

— Как вам будет угодно.

Седовласого мужчину звали Гэри Преббл, и он возглавлял службу безопасности ярмарки. На шефе было некое подобие униформы: светло-голубая рубашка и брюки с золотыми лампасами. Нагрудный карман украшал значок, а на поясе висели полированная дубинка, футляр с баллончиком горчичного газа и уоки-токи. Одним словом, «коп в аренде» — полицейский, подрабатывающий по уик-эндам на «Празднике Ренессанса».

Словосочетание «прохладительные напитки» говорило о том, что Преббл провёл значительную часть своей жизни там, где господствовали профессиональные, чуждые обычной жизни термины, такие как: «прохладительные напитки», «огнестрельное оружие», «род занятий», «транспортные средства» и так далее.

Когда я сказал Пребблу, что не могу найти детей, он немедленно отправил довольно массивную даму со множеством косичек на голове дать объявление по местному радио. После этого он методично занёс все сообщённые мной детали в особую анкету, именуемую им «протокол происшествия».

— Когда детишки отправляются в самоволку, что случается не один раз за день, — сказал он мне, — мы даём объявление и ждём, когда они объявятся. Беглецы всегда возвращаются — рано или поздно. — Положив руку на моё плечо, мистер Преббл добавил: — Если люди теряют друг друга, одному из компании лучше всего остаться в каком-то определённом месте. Вы, конечно, понимаете, что я хочу этим сказать?

Это было десять минут назад. Теперь же Преббл сидел рядом со мной на скамье и потягивал кофе из пластикового стаканчика. Я же не мог произнести ни слова. Моя глотка была суха, как песок пустыни.

Преббл оказался разговорчивым парнем.

— Мне очень не хватает оружия, — поделился он. — Я тридцать лет прослужил в Виргинии, и вот уж пять лет как в отставке. Перебрался сюда, чтобы быть поближе к внукам. Да вы не очень тревожьтесь за своих парней, — улыбнулся он. — Ребята скоро объявятся. Гарантирую.

У Преббла был тёплый взгляд, а его спокойная уверенность являлась плодом многолетнего опыта человека, к которому люди в трудный момент обращались за помощью. Меня эта невероятная уверенность слегка ободряла, но не более того.

Куда могли подеваться близнецы?

У входа в здание кипела жизнь. Люди непрестанно сновали туда и обратно. Какая-то семейная пара притащила малыша с распоротой до крови коленкой. Тройка подростков привела припадающую на ногу девчушку, которую ужалила оса. Какой-то утомлённого вида мужчина заявил о потере ключей от машины. А разгневанная дама поведала, что в одной из харчевен её надули на десять баксов.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru