Пользовательский поиск

Книга Лорд-Чародей. Переводчик: Косов Глеб Борисович. Страница 17

Кол-во голосов: 0

— Чтобы победить таких, как ты, магия не нужна, — с издевкой фыркнул старик.

— Пустая болтовня старого пустозвона!

— Простая истина!

Молодой человек вскинул вверх руку и, бросая вызов, произнес:

— В таком случае докажи это. Отошли своих лерров, сними талисманы и сразись со мной на равных!

Теперь он ощущал, что на него обращено множество глаз, и с трудом подавил искушение оглянуться на укрывшихся за углами домов, оконными ставнями и чуть приоткрытыми дверями зрителей. Ему показалось, что даже кошка Старшей жрицы, свернувшись клубочком на подоконнике, не сводит с него взгляда.

Четверо чародеев, конечно же, обретались в окружающих площадь домах и следили за ним из-за прикрытых ставень, чтобы быть уверенными: вызов брошен по всем правилам.

— Я это сделаю! — выкрикнул Избранный Воин. — Завтра, как только солнце поднимется над восточным утесом, мы скрестим мечи на этом самом месте. Я прикажу своим леррам не вмешиваться, и ты увидишь, что звание лучшего в мире воина — не пустое бахвальство, а истина!

— В таком случае до завтра, старик!

Противники развернулись на каблуках и разошлись в разные стороны.

Воздух на площади задрожал, кошка Старшей жрицы внимательно смотрела в спину Юного Воина.

7

Когда Крушила появился на площади, небо уже стало синим и продолжало светлеть, однако до появления солнца над маячившими на востоке утесами оставалась еще масса времени. На нем была взятая взаймы белая суконная накидка, которая, как он надеялся, сделает его менее заметным на фоне заснеженного ландшафта. Да, Старый Воин был готов проиграть схватку, но Крушила стремился облегчить старику задачу и, что самое важное, сделать так, чтобы его победа казалась правдоподобной для всех зрителей — людей и духов. Лерры, как часто говорила ему Старшая жрица, чутко реагируют на человеческие эмоции, поэтому схватка должна выглядеть как можно более убедительно для всех и каждого.

Но зрители пришли на площадь даже раньше его. Жрец с мрачным видом стоял в дверях своего дома. На нем была красная мантия, которую он надевал в те редкие моменты, когда выступал в официальной роли главы магистратуры Безумного Дуба. Чуть поодаль от него стояли обе жрицы — Старшая и Младшая. На жрицах были соответствующие их положению зеленые одеяния. Шутник, Кривонос и Слюнтяй привалились к стене одного из ближайших домов, спрятав руки в карманах своих длиннющих зимних плащей. Лица всех трех были на удивление серьезными.

Семейство Крушилы пришло следом за ним. Родители и младшие сестры стояли тесной группой на краю площади, а Арфа, которую, как всегда, сопровождал Копченый, присоединилась к собравшимся на углу музыкантам. Впрочем, ни один из них не прихватил с собой инструмента. К ним подошел и Копатель, хотя никогда не проявлял к музыке ни малейшего интереса. Заметив тревогу на лице Копченого, Крушила подумал, что его друг слишком явно демонстрирует свой интерес к арфистке, а не к музыкальному инструменту, которым та владеет.

Красный Маг и двое других волшебников (женщина, именуемая в Безумном Дубе просто Чародейкой, и мужчина по имени Седобородый) стояли на краю площади. Четвертый маг, которого все называли Черная Мантия, пока не появился.

Простые зрители томились в ожидании. Им еще ни разу не доводилось видеть битву на мечах, если, конечно, не считать ежедневные упражнения на палках Избранного Воина и Крушилы, свидетелями которых они были несколько последних месяцев.

Воздух буквально вибрировал от присутствия множества лерров, в затененных местах то и дело вспыхивали разноцветные искры. Крушила огляделся по сторонам, чтобы попытаться понять настроение духов. Ничего не определив, он обнажил меч и сделал для разминки несколько взмахов.

А когда закончили разминку, обнаружил, что на него пялятся кошка Старшей жрицы, кролик и ястреб.

Что касается кошки, это животное совершенно непредсказуемое. Оно может изучать вас по любому поводу или вообще без повода. Ястреба, несомненно, могло привлечь столь большое количество лерров: хищник надеялся, что духи укажут ему путь к добыче.

Но что делает среди человеческого жилья пушистый кролик? Безо всякой опаски сидит в толпе людей и пялится на одного из представителей рода человеческого. Крушила внимательно посмотрел на зверька.

Некоторые зрители, проследив за его взглядом, тоже обратили взоры на бесстрашного кролика.

Кролик, заметив, что оказался в центре внимания, повел себя вовсе не так, как следовало нормальному кролику. Вместо того чтобы окаменеть от страха или пуститься в бегство, он обвел собравшихся равнодушным взглядом и небрежно бросил:

— Да, это магия.

Кто-то из зрителей взвизгнул, многие забормотали, а один — самый нервный — бросился бежать, но, поскользнувшись на льду, едва не упал. От падения его спасла стена стоящего рядом дома. Так называемый Юный Воин — а он действительно был еще очень молод — от удивления закрыл глаза и сглотнул слюну.

Ему доводилось слышать о говорящих животных, но видеть — никогда. Во всяком случае, он не мог понять, что означают издаваемые ими звуки. Крушила знал, что жрецы иногда могут общаться с леррами обычных зверей и птиц так же, как они общались с остальными леррами. Но животное, громко изъясняющееся на человеческом языке, было чем-то иным. В их существование Крушила, честно говоря, никогда не верил, хотя Избранный Воин и рассказывал, что Лорд-Чародей использует подобных зверушек в качестве своих посланников.

Но даже если бы и верил, то все равно не смог бы представить, как звучит их голос. Он наверняка предположил бы, что звери говорят голосом человека. Однако кролик произносил человеческие слова кроличьим голосом, что, мягко говоря, приводило слушателей в замешательство.

Собрав волю в кулак. Крушила открыл глаза и посмотрел на говорящего кролика. Тот ответил ему спокойным взглядом.

— Какая еще магия? — спросил Крушила. — Ты кто?

— Я, естественно, кролик. Но в данный момент я — глаза, уши и уста Лорда-Чародея.

Голос кролика сильно смахивал на писк. Некоторые слова было трудно разобрать, но Крушила понимал все превосходно. Вероятно, потому, предположил он, что это было неразрывной частью магии.

— Неужели ты считал, что меня не заинтересует личность Избранного Воина? — спросил кролик. — Все Избранные по хорошо известной причине представляют для меня большой интерес. Мне надо убедиться, что они, обладая развитым здравым смыслом, являются людьми доброй воли. Я хочу быть уверенным в том, что они не искатели славы, способные объявить Лорда-Чародея воплощением зла ради того, чтобы создать себе имя, лишив его, то есть меня, жизни.

— Мне это не приходило в голову, — признался Крушила. — Ведь ты так далеко от нас… Скажи, ты сейчас действительно далеко? — спросил он, содрогнувшись от внезапной мысли.

— Да, — ответил кролик. — Я в своей башне на холмах Гэлбек. У меня нет времени явиться лично, и, кроме того, я считаю, что не имею права в разгар зимы злоупотреблять гостеприимством достойных жителей Безумного Дуба.

— Благодарю тебя, — произнес Крушила, не совсем понимая, что он хотел этим сказать. — Для нас это большая честь, — продолжил он, отвесив поклон. — Я сделаю все, чтобы продемонстрировать здравый смысл, если одержу победу, конечно. Можешь быть уверен, что я не желаю тебе зла.

— Я вижу.

Услыхав эти слова, Крушила вздрогнул. Неужели Лорд-Чародей способен заглянуть в его сердце и прочитать мысли? Рассказы о магических возможностях правителя Барокана очень разнились, и в их достоверности все сильно сомневались. Даже Старый Воин признавался, что не знает, что в них правда, а что — не более чем легенда.

Крушиле вдруг снова показалось, что, пожелав стать Избранным, он совершил серьезную ошибку. Решение стать судьей и, возможно, палачом, для того, кто способен заставить говорить кролика, находясь на расстоянии в несколько сотен миль от места событий, было, мягко говоря, глупым. Кто, будучи в здравом уме, согласится на подобную роль?

17
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru