Пользовательский поиск

Книга Лорд-Чародей. Переводчик: Косов Глеб Борисович. Страница 16

Кол-во голосов: 0

— Но почему ты так торопился в Безумный Дуб? — поинтересовалась Старшая жрица.

— Чтобы стать свидетелем столь редкого события, как формальный поединок величайшего в мире бойца. Мне совсем не хотелось его пропустить!

Юный Воин окаменел, увидев, что на него обратились десятки глаз, включая глаза трех его сестер.

Чародей, заметив это, так же обратил на Крушилу свое внимание. Старшая жрица, немного выждав, повернулась и посмотрела на молодого человека.

— Формальный поединок? — спросила она.

— Да, — вынужден был признаться Крушила. — Но это не… Я хочу сказать, что мы…

— Бьемся до первой крови, — раздался за спиной Крушилы голос старого Воина. — Полагаю, молодой человек заслужил право на попытку. — Он подошел к своему будущему противнику и хлопнул его по плечу.

— Да, ты сообщил, что он готов, — сказал чародей.

— И мы скоро узнаем, прав ли я. Но думаю, придется пустить в ход магию, чтобы нейтрализовать действие волшебных сил, возникающих при передаче полномочий Избранного. Именно поэтому я и обратился к магам.

— А я был бы рад оформить это дело без свидетелей, — пробормотал, ни к кому не обращаясь, Крушила.

— Когда это произойдет? — поинтересовался маг. — Послание было довольно туманным — ты же знаешь, насколько слабо развито у некоторых лерров чувство времени.

— Точное время мы пока не установили, — ответил старый Воин, — нам необходимо выяснить, какого рода магия для этого потребуется.

— Все сводится лишь к частичному снятию старых магических связей и установлению новых. Очень простая процедура, с которой способен справится даже ученик чародея, — ответил маг. — Я без труда мог бы это сделать, и вы, если желаете, можете провести поединок уже сегодня.

Старый и молодой бойцы обменялись взглядами.

— Если это не имеет значения, то я предпочел бы… — начал молодой.

— Мы подождем, — оборвал его старый. — Не держи на нас обиды, Красный Маг, и пусть не обижаются на нас твои лерры, но я бы предпочел, чтобы за боем наблюдали несколько опытных чародеев. Так, на всякий случай.

— Конечно, конечно, — согласился чародей. Он хотел отвесить старику вежливый поклон, но волшебный вихрь не позволил, и поклон превратился в легкий кивок. — Если желаете, можете потребовать присутствия половины Совета Бессмертных. Думаю, что мы все будем рады насладиться необыкновенным зрелищем.

— Я тоже хотел сказать, что предпочитаю подождать, — произнес Крушила, испепеляя взглядом своего наставника.

— В таком случае смею ли я попросить достопочтенных жрецов и жриц обратиться к леррам ваших земель с мольбой позволить мне ступить на почву Безумного Дуба? — произнес чародей, поворачиваясь к служителям культа. — Заверяю вас, что не несу зла ни обитающим здесь людям, ни охраняющим их духам. Клянусь, что буду держать в узде своих невидимых слуг.

— Полагаю, тебе потребуется и крыша над головой, — заметила Старшая жрица.

— О, мне ни в коем случае не хотелось бы вторгаться в чью-то личную жизнь, поэтому меня вполне удовлетворит ночевка в павильоне на гребне холма. Если мне это будет позволено.

— Я всегда думала, что чародеи ведут себя высокомерно, или, во всяком случае, должны так вести, — прошептала Паучок на ухо Крушиле. — А он совсем не важничает.

— Но в своих ярких нарядах и со всеми талисманами он выглядит жутко забавным, — добавила Непоседа.

— Чародеи тоже люди, — ответил их брат. — Старый Воин мне все о них рассказал. Некоторые из них заносчивы, а некоторые застенчивы. Как и все мы.

В центре круга раздалось негромкое пение, и смерч мгновенно погас. Чародей, жестко опустившись на промерзшую землю, потерял равновесие и едва не упал.

Сумев все же — видимо, с помощью магии — устоять на ногах, он отвесил настоящий поклон и сказал:

— Безмерно благодарен.

— Наши лерры предпочитают, чтобы люди прибывали в Безумный Дуб на своих двоих, — извиняющимся тоном сказала Старшая жрица. — У них обостренное чувство порядка.

— Ну конечно, — согласился чародей, разглаживая руками мантию и приводя взмахом головы в порядок растрепавшиеся волосы. — Я не хотел никого обидеть. В каждом поселении у лерров свои причуды, или, если хотите, предпочтения. Я просто находился в неведении о том, что любят или не любят ваши лерры. Само собой разумеется, я сделаю все, чтобы они остались довольны.

— Следуйте за мной, — сказала Старшая жрица, — я покажу вам, где вы будете спать. — С этими словами она двинулась в сторону своего дома. Видимо, ей не хотелось, чтобы гость Безумного Дуба, несмотря на его предложение, провел ночь в холодном, насквозь продуваемом павильоне.

Услышав о холоде, Крушила подумал (уже не в первый раз), почему Лорд-Чародей вообще допускает приход зимы. Неужели его власть над погодой не столь велика, чтобы нельзя было отменить холода? Старый Воин сказал, что ответа на этот вопрос у него нет.

— Итак, одного чародея мы получили, — сказал Избранный, улыбаясь Арфе, Паучку, Непоседе и их брату (они все шагали к дому, чтобы спрятаться там от мороза). — Двух-трех нам за глаза хватит. После этого мы устроим представление, я вручу тебе талисман, свяжу с леррами и, покончив со всем, удалюсь по весне, как только откроются дороги.

— И ты станешь Избранным Воином? — спросила Непоседа, глядя на брата. — Кто только мог подумать, что такое может случиться!

Старый Воин рассмеялся, Крушила замахнулся на сестренку, но та легко увернулась от шлепка. Юному Воину было совсем не смешно.

И, как он заметил, сестры тоже не веселились.

Другие чародеи не заставили себя ждать. После того как лед сковал реки, а снега замели все тропы, прибыть смогли те, кто владел стихиями ветров или мог как-то еще передвигаться по воздуху. Обитатели Безумного Дуба в течение пяти дней еще трижды имели возможность насладиться яркой картиной приземления, пусть и с некоторыми вариациями. Три вновь прибывших волшебника (два мужчины и женщина) оказались незнакомцами. Те двое, что сопровождали в Безумный Дуб Избранного Воина, либо не получили известия, либо решили пропустить представление, либо просто не умели летать.

Старый Воин счел, что четырех чародеев более чем достаточно — их количество уже превосходило число жрецов, предоставивших им приют, и прибытие новых, по его мнению, чрезмерно обременило бы обитателей Безумного Дуба. Кроме того, они с Крушилой успели тщательно разработать сценарий и были готовы показать спектакль. К сожалению, они не могли отрепетировать все шаг за шагом — это помешало бы ввести в заблуждение лерров, а описание последовательности движений словами давало мало проку. Пришлось ограничиться тем, чтобы согласовать, какие участки тела Старый Воин попытается оставить открытыми для клинка Крушилы, и договориться о том, как сделать так, чтобы их действия со стороны казались спонтанными, но при этом принесли бы желанные плоды.

Закончив подготовку, Старый Воин послал Паучка и Непоседу к магам с сообщением, что формальный вызов на бой будет сделан на следующий день после прибытия четвертого чародея.

И вот долгожданный день настал. Ближе к вечеру Избранный Воин вышел на главную площадь и, ни к кому не обращаясь, громогласно объявил:

— Я величайший воин во всем мире! Никто из жителей Барокана не способен победить меня при помощи клинка!

Крушила ждал в дверях одного из выходящих на площадь домов. Он всем своим существом ощущал царящее в атмосфере напряжение, говорившее, что лерры внимательно следят за происходящим. Ему даже показалось, что в предвечерних зимних тенях он видит какие-то проблески и движение. Преодолев робость, он выпрямился во весь рост, откинул капюшон и, выйдя из укрытия, стал лицом к лицу со своим наставником.

— Я смогу победить тебя, старый мошенник, если ты откажешься от помощи магических сил! — воскликнул Крушила.

Поднялся легкий ветерок, в воздухе задрожали тени, а ближайший снежный сугроб вдруг заблестел так, словно на него упал луч неяркого солнца. Крушиле казалось, что сам воздух вибрирует, — никогда он еще не ощущал присутствия такого количества лерров. Столь мощной концентрации магических сил не было даже во время предпосевных весенних ритуалов.

16

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru