Пользовательский поиск

Книга Лорд-Чародей. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - 24

Кол-во голосов: 0

— Согласен, — сказал Крушила.

— Я тоже, — произнес Ведун.

— Лерры не понимают, почему мы вообще это обсуждаем, — вмешалась Говорунья. — Они считают, что мы уже… да, знаю… в пути.

Прежде чем кто-то успел ответить, дверь распахнулась и на пороге возник Лучник. В одной руке он держал лук, в другой — стрелу.

— Попрактиковался немного, — сказал он и тут же спросил: — Вы нашли Красавицу?

— Да, — ответил Крушила.

— Выступаем утром?

— Мы как раз обсуждаем этот вопрос… — начал Вожак.

— Да, утром, — сказала Ясновидица.

— Сразу после моей утренней тренировки, — добавил Крушила и, посмотрев на Вожака, добавил: — Некоторые из нас точно выступают. Только Заправила пока не знает, пойдет он с нами или нет.

Каким бы странным это ни казалось, Крушиле не слишком хотелось, чтобы группу возглавлял Вожак, хотя только после его появления Избранные превратились в единую команду. Крушилу немного тревожил тот факт, что этот человек так резко меняет свою позицию, не моргнув глазом соглашается с остальными.

Впрочем, в глубине души он осознавал, насколько глупые его тревоги.

Лучник с любопытством посмотрел на Вожака:

— Неужели?

— Он шутит, — ответил тот. — Я всего лишь предложил передохнуть и подготовиться. В принципе я понимаю, что чем раньше мы выступим, тем лучше.

— Мы сразу пойдем к башне Лорда-Чародея или сначала заглянем к Воровке?

— Насколько я понимаю, ее дом лежит на нашем пути, — сказал Вожак, глядя на Ясновидицу.

— Почти, — ответила та. — Если мы к ней не зайдем, то сократим наш путь не больше чем на день.

— В таком случае будет лучше, если мы перемолвимся с ней парой слов. Ее таланты могут нам пригодиться.

— А как насчет Красавицы? — поинтересовался Лучник.

— К вечеру она будет здесь, — ответил Вожак.

— Красавица идет с нами, — добавил Крушила.

— Она действительно… Я хочу сказать…

— Я не видел ее лица, — поняв, что хочет спросить Лучник, сказал Крушила. — Она опускает капюшон и прикрывает лицо шарфом.

— Но тогда, выходит, она бьет мимо цели, и ее существование в качестве Избранной лишается смысла.

И тут Крушила все понял:

— Кажется, я знаю, почему Красавица так себя ведет, и догадываюсь, почему она поселилась в Зимовье. Здесь она может спрятать лицо!

— Несколько Избранных Красавиц жили в Зимовье, — добавил Ведун.

— Теперь все понятно, — кивнул Крушила. — Я вижу в этом смысл, хотя и не слышал, чтобы об этом кто-то упоминал.

— Ничего не понимаю, — бросил Лучник.

— Скорее всего она хочет иметь возможность вести нормальную жизнь. Если Красавица покажет лицо, то весь остаток жизни ей придется отбиваться от ухажеров.

Сказав это, он вспомнил ее глаза, формы тела под широким балахоном и услышал соблазнительный голос. Если и во всем остальном она столь же неотразима, мужчины будут стаями слетаться к ней, как вороны на кучу зерна.

Перспектива путешествия в ее обществе, казавшаяся прежде такой привлекательной, вдруг утратила свое очарование. Он будет постоянно находиться рядом с ней, будет слышать ее голос, видеть глаза и, возможно, еще кое-что, но ему наверняка не будет дозволено к ней прикоснуться. У них будет важное дело, и он окажется одним из четырех мужчин. Словом, Крушила понял, что его ждут много недель или даже месяцев сплошных разочарований.

— Потаскушку это нисколько не трогало, — с горечью произнесла Ясновидица. — Она наслаждалась жизнью.

— Ты говоришь о предыдущей Красавице? — не скрывая удивления, спросил Крушила.

Ясновидица кивнула.

— И вы прозвали ее Потаскушкой?

— Весьма сожалею, но это так.

У Крушилы сразу возникло множество вопросов, но он не знал, с чего начать. Когда же наконец решил, какой будет первым, в разговор вмешался Вожак.

— На эту ты не должна навешивать никаких кличек, — сказал он Ясновидице. — Ты не будешь называть ее ни Шлюхой, ни Отребьем, и вообще никакими прозвищами подобного рода. Ты меня поняла?

— Я и не собиралась, — ответила Ясновидица. — Теперь я понимаю, насколько непорядочно себя вела.

— Вот и хорошо.

— Однако… — начал Крушила, но замолчал еще до того, как Вожак успел на него взглянуть.

— Если мы выступаем утром, — сказал Вожак, — то нам следует собрать припасы, нанять проводника и обеспечить себе сытный ужин. Чуть дальше по улице живет вдовица, у которой очень хороший стол. Не знаю, правда, сумеет ли она принять нас всех без предупреждения.

— А здесь мы не можем поесть? — спросил Лучник, обводя рукой зал.

— Здесь, конечно, имеется то, что они называют пищей, но я их взгляды не разделяю. Гостеприимцы, естественно, гордятся своей гостеприимностью, но в это время года ничего хорошего предложить не могут. Горцы опустошили кладовые прошлой зимой, и пополнить их гостеприимцы еще не успели. Основная часть припасов начнет поступать через несколько недель, перед тем как выпадет снег. Впрочем, мы, как обычные путники, лучших яств от них все равно не дождались бы. Все самое вкусное достается вождям горских кланов.

— Кто-то из нас должен здесь остаться, чтобы встретить Красавицу, — сказал Крушила.

— Прекрасная мысль, — подхватил Вожак, — вот вы с Лучником и оставайтесь, чтобы приветствовать ее, когда она появится. А мы пойдем посмотрим, не сыщется ли для нас местечко за столом вдовы. Двинулись, — сказал он, поманив за собой Ясновидицу, Ведуна и Говорунью.

Когда те ушли, Крушила посмотрел на Лучника.

— Ну и что теперь? — спросил тот.

— А теперь мы спросим, кто здесь главный и что он может предложить нам на ужин.

24

Красавица появилась еще до того, как вернулись остальные. Она была с ног до головы закутана в свой балахон, низко опущенный капюшон закрывал голову, а шарф — лицо. Как только они оказались в безопасности в комнате наверху, Крушила представил ее Лучнику. Лучник отвесил изысканный поклон:

— Счастлив познакомиться.

— Возможно, что ты говоришь правду, — ответила она. — Что же касается меня, то я особого восторга от нашего знакомства не испытываю: нас свели вместе десятки смертей и необходимость уничтожить еще одно живое существо. Мы оказались в одной компании в силу предписанных нам ролей, а не по собственному выбору.

— Но я бы все равно искал встречи с тобой, если бы знал, где ты находишься.

— Естественно, — ответила Красавица, и Крушиле показалось, что он уловил нотку раздражения. — Ты мужчина, а я самая красивая женщина в мире.

Лучник хотел ответить, но Крушила опередил его:

— Моя мама часто говорила, что истинная красота — в поступках и словах.

— Твоя мама говорила банальности, — произнесла в ответ первая красавица. — Ты не знаешь, что такое настоящая красота, и мама твоя этого не знает.

— Почему бы тебе ее нам не продемонстрировать? — с вызовом спросил Лучник.

— Я могла бы это сделать, — вздохнула Избранная Красавица, — но вид моего лица или тела пробудит в тебе похоть, а я сейчас не в настроении.

— Думаешь, я не сумею держать в узде страсти? — приложив руку к сердцу, спросил Лучник.

— Да, — резко ответила она.

— Это магия, — улыбнулся Крушила. — Пойми, ее красота так же сверхъестественна, как твое искусство лучника или мое владение мечом. И ее красота, фигурально выражаясь, пронзит наши сердца точно так же, как твоя стрела или мой меч — в буквальном смысле.

— Верно, — чуть удивленно подтвердила Красавица.

— Вообще-то для нее это скорее не благо, а проклятие, — продолжал Крушила. — Это значительно хуже, чем наши с тобой каждодневные упражнения. Возможно, это даже хуже, чем та болтовня, которую все время слышит Говорунья. Ведь она никогда не знает, как на самом деле к ней относится мужчина. Действует ли он под влиянием магии или любит ее по-настоящему.

— Очень точно сказано. — Красавица посмотрела на него с неожиданным интересом. — Я поражена тем, как ты все точно изложил. Может быть, тебе это сказали Ведун или Ясновидица?

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru