Пользовательский поиск

Книга Лорд-Чародей. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

2

Крушила проснулся в собственной кровати, что стало для него приятным сюрпризом, поскольку он напрочь не помнил, как возвращался из павильона домой.

Однако большая часть вечера в его памяти сохранилась. Он помнил чародеев и старого Воина, помнил, как старшая сестра Арфа выговаривала ему во время перерыва в танцах за то, что он согласился даже подумать о странном предложении. Крушила помнил, как Пивовар постучал костяшками пальцев по последнему бочонку, демонстрируя собравшимся, что тот пуст. Он запомнил даже то, что Шутник весь вечер вел себя необычайно тихо. Помнил, что пел вместе со всеми «Балладу Избранных» или по крайней мере повторял те слова, которые знал. Принял он участие и в хоровом исполнении старинной песни о том, как Лорд-Чародей из Высокого Редута выловил трех убийц. Затем он отплясывал с Кудряшками, с Маленькой Ткачихой и даже с Глиняным Пирожком, но у него все время было такое чувство, что Старшая жрица внимательно за ним следит.

Однако все, что произошло после танцев, полностью исчезло из памяти, утонув в летнем пиве.

Крушила с трудом принял сидячее положение. После таких вечеров у него иногда болела голова, да и потроха давали о себе знать. Но на сей раз лерры оказались к нему добры — он чувствовал себя просто великолепно. Бьющие в окно солнечные лучи были чуть розоватыми, и это означало, что дневное светило еще стоит низко на востоке и что он не сильно проспал, несмотря на пиво и танцы.

Итак, урожай ячменя на месте. Теперь Пивовар и его помощники будут трудиться несколько дней не покладая рук, готовя новую партию сусла. Кто-то наверняка займется уборкой павильона. Однако Крушила не входил ни в одну из этих групп. Прежде чем начать подготовку к зиме, он мог позволить себе пару дней приятного ничегонеделания.

С другой стороны, он мог бы найти путников и спросить, насколько серьезно они предлагали ему стать лучшим в мире воином, одним из Избранных, одним из восьми героев, призванных держать Лорда-Чародея в узде.

Впрочем, ничто пока не указывало на то, что настала пора обуздать действующего Лорда-Чародея. Он находился у власти уже несколько лет, и до Крушилы не доходило ни малейших слухов о недостойном поведении правителя. Погода регулировалась, как обычно — летнюю жару облегчали редкие облака и легкий ветерок. Умеренные дожди шли только по ночам. И так далее, и тому подобное. О появлении в Долгой Долине сбившихся с пути истинного колдунов никто ничего не слышал. Хищные звери оставались в своих берлогах и не сожрали ни одного путешественника. Одним словом, в Барокане царила полная благодать.

Крушила посмотрел на залитое солнечным светом окно и попытался прикинуть, сколько лет находится у власти действующий Лорд-Чародей и когда весть об уходе на покой его предшественника пришла в Безумный Дуб.

Он помнил, что тогда, несмотря на нежный возраст, он осознал значение этого известия и принялся приставать с вопросами к родителям. Когда отцу и матери отпрыск надоел, они отослали его донимать Старшую жрицу. Он помнил, что это случилось весной. Жрица бродила по полям, беседуя со своими леррами и убеждая их помочь с урожаем, а он тащился за ней следом и приставал с бессмысленными вопросами о чародеях, об истинных именах и об Избранных Героях. Но жрица умело сменила тему, и разговор пошел о том времени, когда он начнет трудиться в поле и, перестав быть на посылках или собирать колоски, будет приносить людям много пользы.

Тогда ему нескольких месяцев не хватало до двенадцатого дня рождения — следовательно, это было восемь лет назад.

Но если Лорд-Чародей все эти восемь лет вел себя вполне прилично и мудро правил страной, то маловероятно, что он вдруг обратится ко злу.

Крушила вообще не понимал, с какой стати любой Лорд-Чародей мог стать настолько скверным, чтобы его требовалось уничтожить. Лорд-Чародей избирается на свой пост всеми чародеями Барокана и обладает огромной властью. Спрашивается, зачем рисковать, нарушая какие-то правила, если ты распоряжаешься жизнями людей и волшебников, владеешь половиной магии мира, держишь в узде не только диких зверей, но и погоду? Зачем ставить себя под удар, если ты можешь отправиться куда угодно и делать почти все, что пожелаешь?

Из легенд, которые ему довелось услышать, Крушила знал, что некоторые Лорды-Чародеи лишались рассудка или становились настолько скверными, что Избранные были вынуждены их убивать. Но все это казалось Крушиле страшной глупостью. Может быть, первый из таких негодяев и уверовал, что ему удастся остаться безнаказанным, но другие, выходит, были просто дураками.

Однако в большинстве легенд и рассказов Лорды-Чародеи выступали как герои, защищающие людей от чудовищ или злобных колдунов и преследующие преступников там, где их не могли настигнуть жрецы. Все же в истории сохранились имена нескольких Лордов-Чародеев, которые вдруг стали плохими, и Избранным пришлось их прикончить. Но среди множества чародеев, ставших правителями, таких отщепенцев была лишь ничтожная горстка.

Как сказал старый Воин, за последнюю сотню лет ничего подобного не случалось. Избранные на всякий случай еще были нужны, но им ничего не приходилось делать. Они были похожи на сторожей погребов. Пока сторож на месте, никто не рискует залезть в погреб, хотя охранник ничего не делает.

Поэтому быть Воином или кем-то еще из Избранных вовсе не означает, что тебе придется убивать. Надо только быть готовым к этому, зная, что твоя готовность не позволяет Лорду-Чародею злоупотреблять властью.

Интересно, сможет ли он, став Воином, увидеть других Избранных? Нельзя сказать, что он страстно желал встречи с Вожаком или Вором, но повидаться с Красавицей — против этого Крушила не возражал. Встреча с Ведуном тоже представлялась ему интересной. Ведь этот человек так много знает!

Но пока Избранных не призывают для расправы с Лордом-Чародеем, они могут находиться в разных концах Барокана.

А как их в случае необходимости призывают? Когда он несколько лет назад спросил об этом у Старшей жрицы, та точного ответа не знала, но предположила, что с помощью магии.

Пришлые чародеи или старый Воин наверняка знают ответ, и Крушила имел все основания их спросить. Ведь как-никак он раздумывал, не занять ли ему самому место одного из Избранных.

Крушила пока не знал, насколько серьезно хочет стать Воином, но ему в любом случае очень хотелось снова потолковать с этой троицей и на сей раз без столь обширной аудитории.

Он встал с кровати, влез в штаны и отправился в кухню осведомиться о завтраке.

Когда он вошел, мать раскатывала тесто. Она не подняла глаза и не сказала ни слова. Крушила потоптался в дверях, зная, что мать знает о его появлении — слух у нее был отличный, и постукивание скалки не могло заглушить его шагов. В обычный день она непременно взглянула бы на него и пожелала доброго утра.

Две его младшие сестры, Непоседа и Паучок, молча сидели за столом и во все глаза пялились на брата.

— Что я такого сделал? — с тяжелым вздохом спросил он. — Или, вернее, не сделал?

Скалка прекратила свое движение.

— Арфа рассказала мне о незнакомцах, — ответила мать.

Эти слова пробудили у Крушилы некоторые воспоминания. Его родители не присутствовали на празднестве. Отец сказался больным, что с ним случалось частенько, а мама осталась с ним, дабы убедиться, что болезнь не очень серьезна. Эту новость принесла в павильон Непоседа, попросив Старшую жрицу заглянуть к отцу по пути домой или послать к нему лерра.

— Как папа? — спросил Крушила.

— Не пытайся сменить тему! — заявила мать.

— Я не… может быть, и пытаюсь, но только потому, что хочу знать.

— Старшая сказала, что он, как обычно, съел что-то такое, что есть не следовало. Отец скоро будет в полном порядке. А вот ты, как мне кажется, решил погубить свою жизнь.

— Я пока ничего не решил. Но я действительно размышляю, не стать ли Избранным Воином. И как, по-твоему, это может погубить мою жизнь?

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru