Пользовательский поиск

Книга Кровь Дракона. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 35

Кол-во голосов: 0

— А почему? — полюбопытствовала Алдагон.

— Потому что они боятся конкуренции. Второй драконьей фермы в мире нет.

— Это правда? — Алдагон пристально смотрела на Думери.

Думери в какой уж раз кивнул.

— Они выпускают из молодых драконов кровь и продают ее? — спросила Алдагон и продолжила, не дожидаясь ответа: — Что ж, наверное, это один из компонентов заклинаний чародеев. Помнится, они требовали слезы девственницы, черепа ящериц, волосы неродившегося ребенка и много еще чего. Говорят, что драконы своим появлением на свет обязаны магии, хотя, видят боги, во мне нет ничего магического, иначе я не смогла бы жить так близко от Камня Ворлоков.

Она помолчала, а Думери переваривал ее слова о Камне Ворлоков. Неужели он действительно где-то неподалеку?

— Ты знаешь, — прервала молчание Алдагон, — я сейчас вспоминаю, что в молодости маги брали у меня кровь. Разумеется, все это прекратилось, как только меня послали в бой. Там каждая толика энергии могла оказаться решающей. Значит, на ферме они по-прежнему берут у драконов кровь?

— Не просто берут, — поправил ее Думери. — Они убивают драконов и сливают кровь. Они перерезают драконам горло.

Алдагон подалась назад, резко вскинула голову.

— Убивают их? Убивают? Правда? Поэтому они выращивают так много драконов? Чтобы убивать их молодыми?

Думери вжался спиной в бревенчатую стену.

— Да, — выдохнул он.

— Жестокие, безмозглые идиоты! — проревела Алдагон. Думери испугался, что у него полопаются барабанные перепонки. — Зачем убивать этих бедолаг? Варвары! Через маленький надрез можно сцедить столько крови, сколько нужно. Зачем же перерезать им шеи? Зачем их убивать?

Хвост ее метался из стороны в сторону, до смерти пугая молодых драконов. А Думери уже готовился нырнуть в зазор между стволами.

— Идиоты! — Гигантский язык пламени вырвался из пасти Алдагон.

Наконец драконша успокоилась и вновь нашла взглядом Думери.

Тот так и застыл, прижавшись спиной к стволам, побледнев как полотно.

— Скажи мне, отрок, — слова Алдагон громом отозвались в его голове, — ты тоже собирался убивать их, если б завел собственную ферму?

Думери хватило ума соврать.

— Нет. — Он покачал головой. — Разумеется, нет!

Алдагон подозрительно посмотрела на него. Затем отвернулась.

— О, какие же они жестокие! Зачем им эти бессмысленные убийства? Наверное, мне давно следовало уничтожить это исчадие зла! Так не сделать ли это теперь? — Она приподнялась, посмотрела на север, ударом хвоста подняла в воздух груду веток и костей. — Нет, они призовут на помощь своих клиентов, всех этих чародеев, которые покупают кровь несчастных птенцов, чтобы те обратили против меня свои заклинания...

Думери поблагодарил богов за то, что Алдагон сдержала слово и не покончила с ним в приступе ярости.

Откровенно говоря, он сочувствовал драконше. Владельцы фермы проявляли излишнюю жестокость. Он прекрасно помнил птенцов, волочащих перебитые крылья. Но что бы он делал на их месте?

И тут его осенило.

— Эй! — крикнул он. — Алдагон!

Она пропустила его крик мимо ушей.

— У меня идея. Алдагон!

Драконша повернула голову.

— Человек, тебе бы не привлекать к себе моего внимания.

— Но у меня возникла идея, — настаивал Думери. — Я знаю, как разорить эту ферму!

Алдагон наклонилась к мальчику.

— Я надеюсь, что идея хорошая. Иначе тебе не поздоровится.

Глава 35

Алдагон задумалась, кончик ее хвоста ритмично подергивался.

— Ну не знаю.

— Все получится, — уверенно заявил Думери. — Мы собьем их цену. Мой отец — купец. Мне известно, как это делается!

— А вот мне — нет.

— Послушайте, Алдагон, сколько вы весите?

— Откуда мне знать? — Драконша повернулась, оглядела свое огромное, сверкающее зеленой чешуей тело. — От головы до хвоста примерно сорок ярдов, так? Семьдесят, восемьдесят, а то и девяносто тонн?

Думери согласно кивнул.

— Скажем, восемьдесят тонн. Это важный момент. Я думаю, на ферме каждый год... убивают дюжину драконов.

— Иной раз и двадцать, — уточнила Алдагон.

— Хорошо, двадцать. Каждый из них не больше двадцати футов. Кеншер говорил мне, что больше они им вырасти не позволяют. Так повелось с окончания войны. А двадцатифутовый дракон весит примерно тонну. Он говорил мне и об этом.

— Примерно, — согласилась Алдагон. — Откормленный может весить и полторы. — Она на мгновение задумалась. — Сильно откормленный.

— Ладно, возьмем двадцать драконов по полторы тонны. На самом-то деле будет меньше, так?

Алдагон кивнула.

— Значит, каждый год они получают кровь от драконов весом в тридцать тонн. Вы весите восемьдесят...

— Если ты сцедишь у меня тридцать тонн крови, я умру, — сердито ответила Алдагон.

— Если за один раз, то да. Но, допустим, мы будем сцеживать кровь раз в месяц. Сколько они получают от трех тонн драконов? Три восьмидесятых всей вашей крови?

— И сколько же это будет?

Думери пожал плечами.

— Я не знаю. Да и откуда мне знать?

— А разница в весе и возрасте? В тонне моей плоти столько же крови, что и в тонне молодого дракона?

— Я не знаю, — повторил Думери.

— Что же, я одна должна конкурировать с целой фермой?

— Почему бы и нет? Вы же больше, чем все тамошние драконы, вместе взятые?

Драконша покачала головой.

— Ты меня не убедил.

— Тогда мы можем красть с фермы больше драконов! И брать кровь у тех, кого вы спасли, я, конечно, говорю только про больших драконов. В это время вы сможете их держать, чтобы они не причинили мне вреда. И они смогут здесь размножаться. Или вы сами... — Думери замолчал, опасаясь оскорбить дракониху.

— Может, такое и возможно. — Алдагон ничуть не оскорбилась. — Не знаю. За последние два столетия меня никто не заинтересовал. Да, Приттин может сделать отличную кладку, да на ферме есть и другие самки. — Она посмотрела на синего дракона. — Но что помешает фермерам забивать больше драконов? Не двадцать, а сорок, шестьдесят? Тогда моя кровь лишь обогатит тебя, Думери-из-Гавани. И хотя ты не вызываешь у меня неприязни, я не вижу смысла в том, чтобы отдавать тебе мою кровь.

— Во-первых, на плоскогорье не так много места, чтобы сильно расширить ферму, — ответил Думери. — Во-вторых, как только появится альтернативный источник крови, чародеи уже не будут полностью зависеть от Кеншера. И кто будет тогда возмущаться, если вы разрушите ферму? Чародеи к тому времени уже станут вашими клиентами! А в-третьих, я, разумеется, разделю с вами вырученное золото. Я не собирался оставлять его себе.

Алдагон фыркнула, серый дым вырвался из ее ноздрей.

— Но какой мне прок в толстом кошеле? Зачем мне деньги? Или я смогу зайти в харчевню и потребовать бочку пива? И украшения, которые обожают ваши женщины, мне ни к чему. Где я их буду носить? Кому мне их показывать? Если у нас будут свои покупатели-чародеи, а у Кеншера — свои, и я сожгу эту мерзкую ферму, не ополчатся ли его чародеи на наших? Стоит ли вносить раскол в Гильдию чародеев, который может привести к настоящей войне?

— И что с того, если внесем? — спросил Думери. Алдагон помедлила с ответом.

— Действительно, что с того? Ты не любишь чародеев, не так ли? Откровенно говоря, я их тоже не люблю.

— Что же касается золота, то его можно тратить не только на украшения и вино, — заметил Думери. — Почему бы мне не потратить вашу половину на скот? Я мог бы пригонять сюда стада, чтобы кормить вас и маленьких драконов. — Тут Думери взглянул на «маленьких» на другой половине гнезда, каждый из которых, за исключением птенца, мог раздавить его одной лапой.

— Ты мог бы пригонять сюда скот? — Предложение явно заинтересовало Алдагон.

— Конечно. Или что-то еще. Я куплю все, что вы пожелаете, и привезу сюда.

— Говоришь, скот?

— Разумеется! И вам не придется больше охотиться или красть быков с фермерских пастбищ. Вы уже не будете опасаться яда или заклинаний, вам не будет грозить голод. Вы будете есть собственный скот! Кого захотите. Бычков, овец, свиней. Все, что пожелаете.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru