Пользовательский поиск

Книга Кровь Дракона. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Лоуренс Уотт-Эванс Кровь Дракона

Кол-во голосов: 0

Лоуренс Уотт-Эванс

Кровь Дракона

Глава 1

Мальчик жадно смотрел на Арену в предвкушении чуда. Скачки закончились, и, дабы подготовить зрителей к грядущему, песок выравнивали посредством магии.

Грабли, те же самые обычные грабли, которыми разравнивали песок перед каждым заездом обыкновенные люди, теперь двигались сами по себе, словно держали их невидимые руки, а рабы, служители, короче, люди, ответственные за подготовку Арены, куда-то исчезли.

Думери оставалось только гадать, то ли грабли ожили, то ли их таскали духи или демоны, то ли служители стали невидимыми. Магии по плечу и не такое.

Почему грабли ярко-синие, думал он. Важно ли это? Может, магии подвластны только синие грабли? Он знал: использование заклинаний требует определенных условий. А может, грабли синие, потому что синий и золотой — родовые цвета Лорда Арены?

Или он взял себе эти цвета, потому что песок — золотой, а грабли — синие?

Или причину следовало искать в ином?

Сколь многого еще он не знал! О магии он прочитал все, что мог, но далеко не так много, как хотелось бы.

Среди его знакомых не было ни волшебников, ни ведьм, ни ворлоков, ни колдунов — вообще никаких чародеев. Раз или два он сталкивался с магами и всегда задавал вопросы, да только они не удосуживались ответить.

В другое время он задавал вопросы кому угодно, даже зная, что люди эти — не маги. Иногда ему отвечали, обычно — нет, но Думери не унимался.

— Папа, почему грабли синие?

Вопрос сына вырвал Дорэна-из-Гавани из сладкой полудремы. Передние ножки его стула тяжело стукнули об пол семейной ложи, звякнули кольца тяжелой золотой цепи, украшавшей его затянутую жилеткой грудь, пальцы в сверкающих перстнях сжали подлокотник.

— Что?

— Я про эти грабли. Почему они синие?

Десса, сестра Думери, родившаяся на год раньше и сидевшая слева от него, хихикнула в кулачок. Два их брата, стулья которых стояли справа от отца, повернулись, привлеченные разговором.

— Наверное, чтоб не гнили, — глубокомысленно ответствовал Дорэн. — А может, чтобы не расщеплялись и не занозили руки.

— Но почему синие? — настаивал Думери. — Почему не красные, не зеленые? На коричневых совсем не видна грязь. А если б они хотели показать эту грязь, грабли следовало бы выкрасить в белый цвет. Почему же они синие?

— Понятия не имею, — признался отец после долгой паузы.

Дерат наклонился вперед с ехидной ухмылкой.

— Их выкрасили под цвет твоих глаз, Думери.

— У меня глаза зеленые, бестолочь, — парировал Думери. — Может, тебе обратиться к хербалисту, чтобы он проверил твои глаза, если ты этого не видишь?

— О, я-то это знаю, — проворковал Дерат. — А вот Лорд Арены скорее всего нет. — И с торжествующей улыбкой он повернулся к их старшему брату Дорэну-младшему, который пренебрежительно фыркнул.

Десса захихикала громче.

Думери почувствовал, как его лицо медленно наливается краской, и сосредоточился на происходящем на Арене, подчеркнуто игнорируя как братьев, так и сестру. Он не нашел шутку Дерата забавной, поскольку смысла в ней не было. Но прекрасно знал по собственному опыту, что, однажды начав, Десса, Дерат и Дорэн могли подначивать его часами. Попытки огрызнуться не помогали. Так что оставалось только одно: не замечать их.

Тем временем песок на Арене выровняли, и теперь он блестел золотом под скатывающимся к горизонту солнцем. Зрители ждали.

Стихли все разговоры, над Ареной повисла напряженная тишина, и внезапно из одних ворот, которые во множестве соединяли Арену с подземным лабиринтом, вырвалось облако густого желтого дыма. Дым не рассеялся, как обычно бывало, но собрался во вращающийся сгусток, словно миниатюрный смерч, более плотный, чем в реальной жизни, и похожий скорее на шар, чем на конус.

Думери затаил дыхание. Перестала хихикать и сидящая рядом Десса. Забыли о своих шуточках Дорэн-младший и Дерат.

Желтый шар поплыл над Ареной со скоростью быстро идущего человека, пока не завис в самом ее центре, не касаясь тщательно разровненного песка.

По насыщенности цвета дым уступал золоту песка, более напоминая брюшко змеи. Думери не мог отвести от шара глаз.

Прогремел гром, сверкнула на мгновение ослепившая мальчика молния, но, подняв голову, он увидел все ту же бездонную синеву неба и солнце, заливавшее Арену ярким светом.

Когда же он вновь посмотрел вниз, желтый шар разметало в клочья, а посреди Арены стоял чародей.

Думери подался вперед, вглядываясь в чародея.

Среднего роста, в теле, сверкающее одеяние из красного шелка до пят. Умением точно определять возраст Думери похвастаться не мог, но этот мужчина был, не из молодых: морщины на лице, обвисшая кожа на шее. Но волосы оставались иссиня-черными, без малейших признаков седины.

Чародей взметнул руки вверх, растопырив пальцы.

— Смотрите! — крикнул он.

Голос его затерялся в громадной чаше Арены, так что услышали его лишь те, кто сидел на лучших местах. Думери почувствовал разочарование. Уж чародей-то мог усилить свой голос с помощью магии!

Но он забыл о голосе, когда из десяти растопыренных пальцев чародея вырвались десять струй дыма, каждая своего цвета: розовая, фиолетовая, охряная, нежно-зеленая и светло-синяя из левой руки, красная, густо-синяя, медная, темно-зеленая и черная — из правой.

Чародей помахал руками, скрещивая их над головой, и струи дыма, не смешиваясь, переплелись между собой в сложный рисунок.

Затем одним движением чародей опустил руки, и дымовые струи перестали изливаться из его пальцев. Чародей же сделал шаг вперед, второй, третий, и только тогда Думери понял, что ноги его не касаются земли. Он поднимался в воздух, словно ставил ноги на прочные каменные ступени.

В восьми футах от земли чародей остановился, зависнув между небом и песком, взмахнул рукой, вызвав сноп золотых искр.

— Смотрите! — вновь крикнул он.

За его спиной песок Арены столбом поднялся к небу, разгоняя остатки цветных дымов. Вытянувшись футов на пятнадцать, столб песка превратился в стаю белоснежных голубей, в хлопанье крыльев разлетевшихся во все стороны. Единственное белое перышко, выпавшее из хвоста одной из птиц, медленно планировало на песок, пока чародей не заметил его и не ткнул в него пальцем.

Перышко начало расти и превратилось в белого кота, который мягко приземлился на все четыре лапы. Настоящий кот тут же убежал бы, а этот начал гоняться за собственным хвостом, вращаясь все быстрее и быстрее, словно белый волчок.

Потом резко остановился, и все увидели, что кот черный, как сажа, от хвоста до кончиков ушей.

Кот сел на задние лапы. Чародей махнул ему рукой. Кот обратился в пантеру.

Еще один взмах руки, и пантера исчезла, оставив облачко дыма, которое тут же рассеялось.

Думери как зачарованный смотрел на Арену. А представление между тем продолжалось.

На Дессу, однако, происходящее производило куда меньшее впечатление. Думери слышал, как она что-то напевала себе под нос.

Когда же по знаку чародея из морской раковины появился обнаженный мужчина, Десса рассмеялась. Думери решил не обращать на нее никакого внимания.

Его отец дремал, разморенный солнцем. Дерат и Дорэн перешептывались.

Думери тяжело вздохнул.

Ну как они могли столь равнодушно взирать на все эти чудеса? Угораздило же его родиться в семье глупцов!

Наконец чародей закончил представление и продолжил подъем по невидимой лестнице. Он поднимался все выше и выше, а внизу синие грабли вновь разравнивали песок, на этот раз в руках нормальных людей.

Думери не смотрел ни на грабли, ни на служителей, ни на торопливо устанавливаемые декорации для пьесы, завершающей праздник. Он наблюдал за чародеем, который уходил все выше. Вот он прошел над семьей Грондара Каретника, вот на высоте восьмидесяти футов миновал наружную стену Арены и исчез вдалеке.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru