Пользовательский поиск

Книга Код Бытия. Переводчик: Косов Глеб Борисович. Страница 47

Кол-во голосов: 0

– Понимаю. – Делла Торре повернулся на вращающемся кресле, посмотрел в окно и спросил: – Так когда же, как вы утверждаете, я ему заплатил?

– Ему платила «Умбра Домини». Чек от вашего банка был отправлен в «Швейцарский кредит». Это его банк.

Делла Торре, сидя спиной к Ласситеру и глядя в окно, что-то буркнул, а затем, повернувшись лицом к собеседнику, проговорил:

– Я займусь этим делом. – И тут же чуть ли не с нежностью произнес: – Вы ведь не репортер, Джек.

– Нет.

– И люди, которых убил Гримальди, были вам очень близки.

– Совершенно верно.

Уже отвечая, он задумался над словами священника. Откуда ему известно, что убит не один человек? После короткой паузы делла Торре проговорил:

– Вы же понимаете, Джо… – Он снова сделал паузу, намекая, что легенда о «Джеке Делани» осталась в прошлом. – Вы прекрасно понимаете, что нет таких сил, которые помогли бы вам их вернуть.

– Да, понимаю, – согласился Ласситер, – но…

– Давайте не будем больше лгать друг другу. Мне известно о вашем визите в Цуз. Гюнтер звонил. И я знаю, что до этого вы были в Риме. Я понимаю ваши переживания и не могу вас осуждать.

Ласситер вдруг ощутил мощный выброс адреналина.

– Ну и?

– Вы позволите мне задать вам вопрос?

Ласситер кивнул.

– Вы верите в Бога?

Немного подумав, американец ответил:

– Полагаю, да. Да, верю.

– Верите ли вы, что все доброе в мире исходит от Него?

– Видимо, так.

– А как насчет дьявола?

– Что насчет дьявола?

– Верите ли вы в него?

– Нет, – ответил Ласситер.

– Поставлю вопрос несколько иначе. Верите ли вы в существование зла?

– Естественно. Я видел его.

– Итак… откуда же исходит зло, если не от дьявола?

– Не знаю, – бросил Ласситер, неожиданно теряя терпение. – Никогда об этом не думал. Но я узнаю зло, когда его вижу. И я видел его.

– Как и все мы, но этого недостаточно. Зло заслуживает, чтобы о нем размышляли.

– Но почему?

– Хотя бы потому, что убийство вашей сестры и племянника вызвано серьезными причинами.

В помещении повисла мертвая тишина. Ласситер отчаянно старался понять смысл слов священника. Ни до чего не додумавшись, он спросил:

– Что это означает?

– Только то, что я вам сказал. Подумайте об источнике зла.

Ласситер потряс головой, как бы прогоняя наваждение, и с трудом выговорил:

– Если вы хотите сказать, что источник – Гримальди, то мне это хорошо известно. Я видел, что он сделал.

– Я вовсе не это имел в виду.

– Тогда что же? Неужели зло порождала Кэти? Или, может быть, Брэндон?

Делла Торре, как показалось Ласситеру, бесконечно долго смотрел на него, а затем сменил тему.

– Позвольте мне показать вам церковь, – сказал он, поднимаясь с кресла.

Ласситер вслед за священником прошел по узкому коридору в церковный зал. Делла Торре щелкнул парой выключателей, и помещение при свете вдруг показалось больше, хотя его истинные размеры определить по-прежнему было трудно. Крошечные окна, прорубленные в стенах, пропускали странный голубоватый свет, в котором делла Торре казался не человеком из плоти и крови, а сотканным из синеватого тумана фантомом.

– Помолитесь вместе со мной, Джо.

Священник взошел на кафедру – старинное сооружение из резного дерева, которое словно парило в воздухе, а Ласситер сел на скамью, чувствуя себя крайне неловко. Он не молился уже очень давно и, говоря по правде, не желал делать этого в данный момент, особенно в обществе делла Торре. Ему казалось, что вставать на колени перед этим человеком опасно.

И тем не менее Джо чувствовал себя таким одиноким, что пребывание в крошечной церкви напомнило ему о детстве, когда он и Кэти сидели бок о бок в Национальном соборе – «седьмом по величине храме мира». Сколько раз им твердили об этом? Сто, может быть, даже больше. Они обожали собор с его витражами, возвышенной музыкой, страшноватыми склепами под полом, высокими готическими шпилями и глупыми, но тем не менее ужасными горгульями. Теперь все это навсегда осталось в прошлом. С тех пор он ни разу там не был.

Делла Торре парил вместе с кафедрой, колеблясь в странном освещении и в то же время оставаясь удивительно твердым, подобно статуе, застывшей в молитвенной позе – сложенные ладони и склоненная голова. Свет образовывал подобие нимба над его густой курчавой шевелюрой. Он был само совершенство.

– Нет больше боли, – шептал делла Торре, и Ласситеру показалось, что этот жалобно причитающий голос чудесным образом звучит у него в голове. – Нет больше боли, – повторил делла Торре, прижимая ладони к груди и поднимая взор к потолку (Ласситер сидел, не в силах пошевелиться). – Мы предстали перед Тобой в Твоем доме, чтобы Ты, Господи, узрел свое чадо, испытывающее боль. Изыми жажду мести из его сердца, Господи, и сделай так, чтобы оно снова принадлежало Тебе. Ибо мщение принадлежит только Тебе. Прими его в свое сердце, Господи! Избавь от ненависти! Очисти от зла!

Слова словно лились со всех сторон, даже сверху.

– Мы пришли в дом Твой, Господи…

– Scuzi!

Делла Торре замер с открытым ртом, как выброшенная на берег рыба.

– Scuzi, papa…

По проходу между скамьями, покачиваясь, брел вдрызг пьяный старикашка. С блаженной улыбкой он шлепнулся на колени, взглянул на кафедру и вдруг нырнул вперед, смачно врезавшись в пол.

Делла Торре стоял как вкопанный, но это продолжалось недолго. Ступор сменился яростью. Святой отец замахал руками и заорал упавшему пьянчуге:

– Vaffanculo! Vaffanculo!

Ласситер не знал итальянского, но понял, что слова делла Торре означали больше чем просто «Уходи!». Они означали «Убирайся отсюда, такой-разэдакий!» Физиономия священника странно преобразилась. Красота и сострадание превратились в маску злобной ненависти, но через мгновение эта ужасная маска исчезла, и делла Торре, вновь став воплощением всепрощения, сошел с кафедры и помог старику подняться.

Ласситер подошел поближе.

– Давайте отведем его в мою комнату, – сказал священник. – Я знаю этого старика и позвоню его жене.

Подхватив пьяного с двух сторон, они отволокли его в кабинет. Оказавшись в офисе, впавший в беспамятство старик с воплем «Папа! Папа!» толкнул священника обеими руками. Делла Торре попятился, и из его кармана выпал какой-то предмет.

Маленький флакончик. Ласситер завороженно смотрел, как бутылочка запрыгала по полу. Когда она остановилась, чудом не разбившись, Ласситер поднял ее и поднес к глазам.

Это была точная копия сосуда, изъятого полицией у Гримальди. Ласситер вспомнил, как увидел флакон первый раз, сидя вместе с Риорданом в кабинете врача в Фэрфаксе. Крошечная бутылочка в медицинской кювете и нож с запекшейся кровью и прилипшим к этому страшному пятну тоненьким нежным волоском. Волоском Брэндона. Перед мысленным взором Джо промелькнуло сделанное в полиции фото – грубое стекло, кресты и металлическая крышечка в виде короны.

– Благодарю вас, – произнес делла Торре, протягивая руку. – Просто удивительно, что она не разбилась.

– Думаю, мне пора, – опустив голову, выдавил Ласситер. – Мне надо успеть на самолет.

И прежде чем священник успел ответить, он зашагал к дверям. Делла Торре бросился следом, стараясь попадать в шаг.

– В чем дело, Джо? – спросил он дрожащим голосом. – Умоляю, вернитесь! Ведь мы еще не закончили.

Ласситер даже не обернулся. Его губы шевельнулись, однако то, что они прошептали, услышал только он сам.

– Ты прав, сукин сын. Дело еще не закончено.

47
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru