Пользовательский поиск

Книга Код Бытия. Переводчик: Косов Глеб Борисович. Страница 31

Кол-во голосов: 0

Даблъю всем сердцем радовался, что заключенного наконец переводят. Вот уже более трех недель он сидел восемь часов в день у дверей ожоговой палаты. Самым большим его развлечением была проверка всех докторов и сестер, входящих к этому парню. Когда возникала потребность облегчиться, полицейскому приходилось вызывать дежурную сестру, и это его смущало. Он даже дошел до того, что стал ограничивать потребление жидкости. Более того, он не мог позволить себе сносного ленча! Ему доставляли больничную жратву, и он давился ею, сидя у дверей и удерживая поднос на коленях.

Правда, здесь была одна маленькая сестричка, Джульетта. Он будет скучать без нее.

Доктор провел последний быстрый осмотр, и Даблъю подписал бумагу, подтверждающую отправку пациента. Затем появилась маленькая Джульетта, чтобы помочь Джону Доу сесть в инвалидное кресло.

– Что вы теперь с ними сделаете? Сунете в «пэддивоз»?

– Вообще-то, доктор, мы больше не зовем так спецтранспорт. Начальство решило, что, упоминая имя Пэдди, мы наносим оскорбление ирландцам.

– А как же вы их теперь величаете? – рассмеялся доктор. – Какой термин ныне считается политически корректным?

– Мы их зовем, – Даблъю пожал плечами, – просто фургон.

Доктор снова рассмеялся и спросил:

– Ну и что же вы делаете с нашими пациентами, помещаете в «просто фургон»?

– По-разному. Что касается Джона Доу – да. Правда, изредка мы используем кареты «скорой помощи», – с некоторой долей язвительности закончил полицейский.

– Ну, похоже, парень готов к отправке.

– Поехали, – сказал Даблъю и по рации сообщил Писарчику, что они уже тронулись в путь.

Джульетта покатила кресло к лифту, а полицейский двинулся следом. «Со спины она выглядит ужасно соблазнительно», – подумал Даблъю, но сразу вспомнил рассказы других сестер о том, что у девчонки на почве религии крыша поехала. В общем, на сексе здесь, видимо, надо поставить крест.

Тем не менее, нажав кнопку вызова, он ей слегка подмигнул. Никогда не знаешь, где тебе может обломиться удача.

* * *

Движение на дороге оказалось на удивление интенсивным, и, когда Ласситер припарковал «акуру» у больницы, было уже без четверти пять. Оставив машину на месте, зарезервированном для администрации, он обошел здание и у входа в отделение «скорой помощи» увидел большой фургон. Рядом с фургоном курил сигарету высокий полицейский.

– Простите, – обратился к нему Ласситер, – вы знаете офицера Писарчика?

– Внутри, – бросил коп.

Ласситер быстро проскользнул в автоматические двери. В приемной, как бывает по вечерам, кипела жизнь, и толпилось множество народу. Прошло немало времени, прежде чем Ласситер сумел привлечь внимание дежурной сестры.

– Я ищу полицейского по имени Писарчик, – объявил он.

Сестра кивнула в сторону коридора и бросила:

– До самого конца.

Ласситер отправился указанным путем и нашел Писарчика, которому, судя по виду, едва ли исполнилось двадцать пять. Коп стоял около лифта с портативной рацией в руках.

– Вам нельзя здесь находиться, – сказал он. – Мы перевозим заключенного.

– Знаю.

– С южной стороны есть еще один лифт.

– Меня зовут Джо Ласситер.

– О… Здравствуйте. – После некоторого колебания Писарчик добавил: – Вы не собираетесь…

– …сотворить какую-нибудь глупость? – закончил за него Ласситер. – Нет, всего лишь хочу взглянуть на парня.

– Хорошо, но если я…

В приемнике раздался треск, и полицейский переключил внимание на рацию.

– Писарчик, – произнес он в микрофон.

– Объект подготовлен к транспортировке. У вас там внизу все чисто?

Писарчик бросил недовольный взгляд на Ласситера и ответил:

– Да, все чисто.

– О’кей. Тогда мы поехали.

– Вы не могли бы отойти от двери? – сказал Писарчик, обращаясь к Ласситеру.

– Ну конечно, могу, – ответил тот, делая шаг назад.

Довольно долго на цифровом табло светилась цифра 9. Ласситер прислонился к стене, а Писарчик с рацией расхаживал туда-сюда.

– У меня совещание, – пробормотал полицейский.

– Вы об этом уже говорили.

– Боюсь, опоздаю.

– Не ваша вина. Вы же работаете.

Писарчик поднес микрофон к губам:

– Эй, Даблъю, что там у вас?

– Какая-то загвоздка – красавчика повезли в радиологию.

– Не забывай, у нас сборище.

– Ага. Они возвращаются. Мы спускаемся.

Писарчик повернулся к Ласситеру и повторил:

– Они спускаются.

Джо кивнул и уставился на цифровое табло, указывающее этажи.

Восьмой этаж.

– Даблъю говорит, что более скучного задания у него в жизни не было, – заметил Писарчик.

– Неужели?

– Он почти месяц просидел у дверей палаты. Когда ему приспичивало помочиться, он вызывал медсестру.

– Хм, – произнес Ласситер.

– Надеюсь, у меня таких заданий не будет. Я все равно стеснялся бы, хоть это и медсестра.

Ласситер кивнул и тут же почувствовал, как у него от ужаса поднимаются волосы на голове. Третий этаж.

– Почему лифт остановился?

Писарчик посмотрел на цифровое табло.

– Не знаю. Это не положено.

Кабина лифта пришла в движение, и они стали ждать, когда вспыхнет цифра 2, но на табло появилась цифра 4, затем 5…

– Что за дьявол! – произнес Ласситер, отходя от стены.

Глаза Писарчика округлились, и он чуть ли не орал в микрофон:

– Эй! Даблъю, что происходит? Где ты?

Вместо ответа рация взорвалась треском помех, а лифт снова поехал вниз. Четвертый этаж, третий, второй, первый… Ласситер с Писарчиком одновременно облегченно вздохнули, услышав металлический лязг. Автоматические двери раздвинулись.

Двейн сидел на полу, привалившись спиной к стене. Рот был открыт, по лицу стекали тонкие струйки крови. Кабина лифта была забрызгана чем-то красным, а из правой глазницы полицейского торчал тупой конец шариковой ручки.

Писарчик сделал шаг вперед и затем очень медленно опустился на пол. Ласситер понял, что коп провалился в глубокий обморок, но взгляда от трупа и торчащей из глазницы ручки оторвать не смог.

Раздался звонок, двери лифта стали сдвигаться, но Ласситер инстинктивно успел задержать их. Из глубины коридора, а ему показалось, что через тысячи миль, послышались крики. Двери лифта, затрепетав, разъехались, а затем опять попытались закрыться. Ласситер вторично остановил их. Все это повторилось снова. И снова.

Где-то истошно закричала женщина. Писарчик застонал, и кругом начали суетиться люди.

Глава 15

Музыка.

Ласситер расхаживал перед окном своего кабинета, пытаясь не обращать внимания на слащаво-приторные звуки, льющиеся из прижатого к уху сотового телефона. Риордан просил его подождать и…

Неожиданно музыка оборвалась.

– Мы нашли ее, – сказал детектив.

– Кого?

– Медсестру Джульетту.

– Она мертва?

– Нет, не мертва. Потрясена. Дрожит как лист.

– Как все произошло?

– Джульетта говорит, что Джон Доу что-то прошептал – будто не мог говорить, и коп наклонился к нему, так как ничего не расслышал. На это гад и рассчитывал. Он хватает полицейского за галстук, притягивает к себе, и во все стороны брызгает кровь. Двейн на полу, а Гримальди хватает его пистолет. Так рассказывает Джульетта.

– Где он добыл ручку?

– Кто его знает? Это больница. Шариковых ручек там полно.

– Что потом?

– Она выкатывает его на кресле…

– Но какого дьявола…

– У него пушка. Ноги парня прикрыты одеялом, а на коленях полуавтоматический пистолет! И ты хочешь, чтобы сестра вступила с ним в спор? Не думаю, что такое возможно. Итак, девица делает все, что он требует. Нажимает кнопку, и они спускаются на третий этаж. Затем она везет его по коридору к другому лифту. Ничего особенного – медицинская сестра и пациент. Они благополучно добираются до лифта и спускаются в цокольный этаж. Примерно в это же время открываются двери первого лифта на вашем этаже, и Писарчик хлопается башкой об пол. В следующий момент Гримальди оказывается на автомобильной стоянке.

31
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru