Пользовательский поиск

Книга Код Бытия. Переводчик: Косов Глеб Борисович. Страница 101

Кол-во голосов: 0

«Боже мой, – подумал Ласситер. – Я ее нашел!»

Он ударил кулаком по столу. Девица с нездоровым цветом лица окинула его таким кислым взглядом, что он сразу пришел в себя. Сунув распечатку в карман, Ласситер выскочил на мороз и побежал к машине, с трудом удерживая равновесие на обледенелой земле.

Это может быть только она. Вряд ли в Мэне сыщутся две женщины по имени Мэри, родившиеся 8 марта 1962 года и имеющие микроавтобус фирмы «фольксваген».

Открыв перчаточник, Ласситер вытащил карту и посмотрел на индекс. Кандис-Харбор: К-2. Он провел пальцем по розовому Квебеку, пересек границу Мэна и побежал вниз по городам и озерам, чтобы замереть на крошечном пятнышке на побережье, чуть юго-восточнее Брансуика.

Через час он уже ехал среди сосен, окружающих колледж Боудена (спасибо тебе, Дикки Биддл), и свернул направо, следуя указателю

ОСТРОВ ОРРИС

Даже при низкой облачности ландшафт радовал глаз – огромные обледенелые валуны и вечнозеленые сосны на фоне серого неба. Облака здесь имели необычный оттенок, выдающий близость моря. Следуя по карте, Джо миновал разнообразные закрытые на зиму туристские заведения: ресторан, кафе с рекламой блюд из омаров, сувенирную лавку. Дорога раздваивалась, и Джо, взяв влево, двинулся по более узкой. Впрочем, эта дорога скоро закончилась тупиком в крошечном поселении под названием Кандис-Харбор. Заметив флаг, Ласситер направился прямо к нему и скоро оказался на небольшой автомобильной стоянке рядом с почтовым отделением, служившим жителям поселка универсальным магазином.

На стоянке Ласситер увидел синий микроавтобус и, даже не глядя на номер, понял, что машина принадлежит именно ей. Подъехав чуть ближе, он разглядел и номерной знак:

EAW – 572

«Что теперь? – думал Джо, стоя на скале рядом с маленьким строением, расположенным в сотне футов от моря. – Возможно, Каллиста… вернее, Мэри сейчас находится в лавке». Эту женщину преследовали, искали, и ему не хотелось без надобности пугать ее.

А если допустить, что она узнает его, вспомнив похороны Кэти, то это вряд ли пойдет на пользу. Неприятные ассоциации наверняка вызовут у нее тревогу. Ласситер спустился к кромке воды, размышляя, что предпринять. Он сосредоточился только на поисках и не задумывался, как поступить в случае успеха. И вот теперь он в полной растерянности стоял на берегу моря.

Кандис-Харбор напоминал поселение с рекламной открытки, однако музеем его никто не назвал бы. Это был старинный рыбачий поселок, мужчины которого до сих пор выходили в море. Здесь имелись деревянные, обильно покрытые птичьим пометом пирсы, заваленные ловушками на омаров и другими рыбацкими принадлежностями, а в уютной гавани качались на якорях разнообразнейшие посудины, в их числе ржавый, ощетинившийся лебедками траулер, несколько старых оборудованных для ловли омаров катеров и пара блестящих новых судов с закрытыми кокпитами.

Был отлив, и широкая полоса грязи с выступающими валунами и желтыми полосками водорослей успела обледенеть. Облака потемнели, а когда налетали порывы пронизывающего ветра, Ласситер не мог унять дрожь. «Надо купить пальто, – внушал он себе, – или немедленно укрыться в помещении».

Почта, она же магазин, походила на старинную табакерку с полками, уставленными разноцветными консервными банками и бакалеей. В допотопном холодильнике со стеклянной стенкой хранились молоко, яйца и пиво. Седовласая женщина оторвала взгляд от газеты и сказала:

– Привет.

В ее голосе, как показалось Ласситеру, прозвучала угроза. Джо улыбнулся и, подойдя к печке, в которой трещали дрова, принялся греть руки, оглядываясь по сторонам. Лавка была наполнена морскими картами и приливными схемами, рыболовными блеснами и складными ножами, карманными фонарями и конфетами, электрическими приборами и стегаными одеялами, газетами и собачьим кормом. У противоположной стены разместилась миниатюрная почта с ящиком для писем, стойкой и батареей из пяти десятков небольших абонентских ящиков из бронзы.

Но ни Каллисты Бейтс, ни Мэри Сандерс в помещении не оказалось.

Седовласая дама наконец заговорила с характерным для жителей Мэна акцентом:

– Могу ли я вам помочь, дорогой?

А, черт побери! Чего стесняться?

– Надеюсь, сможете. Я ищу Мэри Сандерс.

– О, дорого-ой. – Она посмотрела на него таким взглядом и пропела «дорого-ой» таким тоном, что сердце Ласситера ухнуло прямо в желудок.

– Но разве там, на парковке, не ее машина? – спросил он.

– Да, ее. В лучшем виде. Но сама-то она не здесь. Вы ее друг?

Ласситер утвердительно кивнул и поинтересовался:

– А как скоро она, по вашему мнению, вернется?

– Через месяц. Не раньше.

– А я думал, она здесь живет, – недоуменно покачал головой Ласситер.

– Ну конечно, она здесь живет поблизости.

– Следовательно, она путешествует… или…

Светло-голубые глаза округлились, и женщина хихикнула. Этот неожиданный звук сразу сделал ее похожей на девчонку.

– Боже мой, – сказала она. – Такое впечатление, что я говорю загадками. Позвольте мне вам показать.

Женщина влезла в толстенный голубой свитер и поманила Джо за собой. Выйдя из магазина, она захлопнула дверь ударом бедра. Ветер усилился, и им пришлось шагать к пирсам, низко наклонив головы.

– Там, – произнесла женщина, ткнув пальцем в едва виднеющуюся на горизонте цепочку островов. – Они там, на самом последнем острове.

– Они там живут? – недоуменно заморгав, спросил Ласситер.

Дама издала утвердительное кудахтанье, а затем пояснила:

– В ясную погоду отсюда можно увидеть дым из ее печи. – Передернув плечами, она добавила: – Пойдем-ка лучше обратно, дорого-ой. Я приготовлю нам по чашечке чаю.

Когда они вернулись в лавку, Ласситер сказал:

– У нее обязательно должен быть радиопередатчик или что-то в этом роде.

– Сотовый телефон.

– Но в таком случае…

– Не действует.

– Вы, наверное, шутите.

– Вот и нет, – ответила дама и отправилась за прилавок, чтобы включить электрический чайник. – Не шучу. Джонатан хотел предупредить ее, когда приближался последний шторм. Кроме помех, ничего-о. Возможно, сели батарейки. Это уже случалось. Взгляните-ка сюда.

Она обошла прилавок и встала рядом с прикрепленной к стене большой картой. Это были лоции, на которых суша обозначалась пустым светлым пятном, а море было испещрено цифрами и значками, рассказывающими о глубинах, течениях и характере дна. Дама положила палец на имеющее форму ятагана изображение гавани и, пропев: «Мы зде-есь», – указала на один из трех островов, расположенных далеко в море:

– А ваша подруга зде-есь.

«„Остров Сандерс“, – прочитал Ласситер. – Сандерс – вот ее настоящая фамилия».

– Это название, мой дорогой, появилось на карте, после того как капитан Сандерс купил остров. Это было давно. Он хотел, чтобы на карте имелось его имя, и получил желаемое. Но здесь в поселке все называют остров Лоскутный. Так он звался с незапамятных времен.

– Почему его так назвали?

Дама переместилась за прилавок и выключила чайник.

– Взгляните на его береговую линию. Это же сплошные зигзаги, вам их вовек не счесть. А рядом с Лоскутным – Герцогский. На нем такой ровный берег, что лодку негде укрыть.

Ласситер рассеянно взглянул на выставку конфет. Тянучки «Мэри Джейн», «Шарики Тутси», драже «Атомный взрыв».

– Сахар? Сливки? Как? Половина на половину?

– Да, пожалуйста, и то и другое.

– Ну прямо как я. Бледный и сладкий. – Через несколько мгновений на прилавке появились две полные чашки из тонкого фарфора. – Терпеть не могу кружки, – объявила дама.

Пятнадцать минут Ласситер потратил на то, чтобы получить более полное представление о хозяйке («Мод Хатчинсон, для вашего сведения, но не та Мод, что вы видите по телевизору»). О том, что ей нравится и не нравится и как давно она здесь живет («Целую вечность, дорого-ой»). За это же время он успел получить массу сведений из местной истории.

101
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru