Пользовательский поиск

Книга Код Бытия. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 35

Кол-во голосов: 0

Ласситер наклонился, потер виски и застонал. Видимо, стон получился довольно громким, поскольку, выпрямившись, он заметил суровый, хотя и немного усталый взгляд сидящего напротив мужчины. Ласситер смог без труда прочитать его мысли: «Для полного счастья мне не хватало только этого психа».

Внезапно Джо пришла в голову еще одна мысль, от которой он чуть не подскочил: «А если Барези сумел повернуть процесс вспять? Если он использовал свою клинику для клонирования?» На этом месте мысль обрывалась. Клонирования кого? Ласситер снова застонал, а сидящий напротив мужчина, выругавшись сквозь зубы, поднялся и отправился в конец вагона.

Допустим, Барези клонировал людей. Что же потом случилось? Неужели он передумал и стал истреблять свои творения?

Нет, считать так – полное безумие. Кроме того, мальчики из клиники вовсе не клоны. Они здорово отличались друг от друга. Брэндон ничем не напоминал Джесси, и ни тот ни другой не были похожи на тех мальчишек, которых Ласситер видел на фотографиях. Ни на Мартина Гендерсона, ни на сынишку Иржи Рейнера.

«Следовательно, клонирование исключается, – думал Ласситер, – если, конечно…»

Если – что? Если они не были клонами какой-то группы. Но какой? Коллегии кардиналов? Футбольного клуба «Милан»?

«Не думаю», – сказал Ласситер себе.

Это совершенно нелепо. Если Барези и мог вершить нечто подобное, то зачем ему это делать? И вряд ли дети являются частью какого-то эксперимента. Женщины приезжали в клинику, беременели и отправлялись по домам. Все было тривиально, и, насколько Ласситер знал, Барези никогда не просил прислать фотографии мальчиков и тем более не следил за их развитием. Это была обыкновенная медицинская процедура, не более. Но очевидно, это не так.

Это не так, потому что все пациентки и дети были убиты.

Глава 35

Таких холодов в Вашингтоне просто не бывает. Сидя в арендованном «торесе», припаркованном рядом с управлением автомобильного транспорта города Портленд, Ласситер держал одеревеневшие руки перед решеткой отопителя и анализировал свои последние действия. Расплачиваться за машину по кредитной карте, конечно, не стоило, но «Херц» наличными не принимает, и выбора не было. Впрочем, это не имело значения. Пока он платит «зелеными» за бензин, никто не определит, где именно находится машина.

Несмотря на поток горячего воздуха из отопителя, пальцы никак не хотели отогреваться. Их кончики заледенели после того, как Джо долго счищал при помощи спортивного раздела газеты «Портленд пресс геральд» лед с ветрового стекла. «Я плохо экипирован для этого климата, – думал Ласситер. – Здесь особый мороз – могучий, такой бывает в Саскачеване или Миннесоте. Кожаная куртка для него – ничто, как и дорогие кожаные перчатки от Бергдофф – Гудман. Мне нужны рукавицы с электроподогревом и космический скафандр».

Часы на приборной доске показывали 8.56. До открытия оставалось четыре минуты. «Вообще-то мне следовало отправиться в Санди-Ривер, – подумал Джо, – и показать всем, кому можно, ее фотографию. Тем, кто сдает жилье, обучает кататься на лыжах или сидит с детьми. Впрочем, какой от этого толк? В Санди-Ривер каждый уик-энд приезжает несметное число людей. Снимку уже два года, и, кроме того, видно, что Каллиста прибыла не для того, чтобы кататься на лыжах. Она стоит рядом с рестораном „Макдоналдс“, а горы находятся далеко на заднем плане».

Но это были те самые горы. Это был Санди-Ривер. Джо раздобыл туристский буклет и сравнил горы на любительском снимке с изображенными на фотографиях в брошюре. Совершенно очевидно, что это одно и то же место. Следовательно, Каллиста находится в Мэне или находилась там два года назад.

Ласситер включил радио и принялся наблюдать за женщиной, появившейся из дверей управления с двумя флагами в руках. Подметая длинной шубой снег, она подошла к флагштоку и без особых церемоний водрузила на него звездно-полосатый штандарт родной страны. За ним последовал флаг штата Мэн, почти все поле которого занимала большая сосна. Закончив эту процедуру, женщина заторопилась обратно в офис.

Голос по радио объявил, что на дворе минус восемнадцать градусов по Цельсию, а «обещают вообще ого-го!».

Ровно в девять часов утра уже известная Ласситеру дама открыла двери управления автомобильного транспорта, и в тот же момент замерли моторы дюжины стоявших поблизости машин. Первые посетители, закутанные в толстенные, хорошо утепленные парки, начали выбираться из автомобилей и направляться к вожделенному зданию. Ласситер последовал их примеру и вскоре оказался перед окошком, над которым значилось:

ИНФОРМАЦИОННАЯ СЛУЖБА

Когда-то Ласситер считал, что полиция – и только полиция – имеет право определять владельцев номерных знаков. Но это было крайне старомодное представление, родившееся еще в то время, когда личная жизнь считалась частным достоянием граждан. В век компьютеров время – уже не деньги. Информация – вот что стало подлинными деньгами. И Мэн, не будучи исключением, только рад предоставить сведения о своих гражданах любому, кто готов заплатить.

Открыв собственное дело, Ласситер узнал, что существуют компании, специализирующиеся на сборе данных по конкретным заказам. Если кто-то вдруг изъявлял желание получить перечень бездетных домовладельцев с доходом, превышающим сто тысяч долларов в год, обитающих в определенном районе, то такой список доставлялся ему мгновенно. Если заказчик желал ограничить перечень белыми мужчинами и получить вдобавок информацию об их финансовом состоянии, то и эти сведения добывались ему без труда.

Управление автомобильного транспорта штата Мэн тоже имело возможность предоставлять подробные данные. Благодаря компьютерной сети услуги оказывал не только центральный офис в Огасте, но и любое городское отделение. Поэтому, когда Ласситер заполнил форму с просьбой сообщить имена и даты рождения всех зарегистрированных владельцев микроавтобусов «фольксваген» выпуска 1965—1975 годов, девица-клерк задала ему только один вопрос:

– Вы желаете получить данные на отдельных карточках или будет достаточно общей распечатки?

– Распечатки достаточно, – ответил Ласситер, вручая ей стодолларовую бумажку и три десятки, покрывающие стоимость запроса.

– За ответом можете зайти завтра утром после десяти часов.

Теперь Ласситеру предстояло убить целый день, и половину его он извел, разъезжая без всякой цели в окрестностях Портленда. Ласситер любил штат Мэн. В этой холмистой, заснеженной и поросшей соснами земле чувствовались какой-то особый простор, покой и чистота. Хотя и здесь оказалось чересчур много современной Америки с ее ресторанами «фаст фуд» и торговыми центрами, Джо все же проехал через дюжины городков и поселков, дома в которых, казалось, толпились вокруг катков и газетных киосков, стоянок яхт и книжных магазинов. Создавалось впечатление, что в некоторых до сих пор торгуют содовой водой. И даже когда по дороге изредка попадались заброшенные дома или нарочито эксцентричные строения, Ласситер по-прежнему ощущал близость со здешним краем. Возможно, это была ложная ностальгия, но ему казалось, что подобные простые, спокойные места больше отвечают требованиям цивилизованного существа, нежели уродливая роскошь, рассеянная вдоль побережья.

Ласситер вернулся в свой номер около пяти часов вечера, когда на улице уже стемнело. Сев в кресло и положив ноги на край стола, он приступил к чтению немногих оставшихся статей о Каллисте.

С материалами, предоставленными агентством «Кац и Джамма», Джо начал знакомиться в обратном порядке и наконец добрался до 1986 года. Вместо обычного пережевывания подробностей личной жизни с галереей дальних родственников и бывших друзей, рассказывающих анекдоты минувших дней, статьи о Каллисте, опубликованные за десять лет, в основном состояли из нелепых догадок о том, кто она такая, откуда явилась и почему ничего не рассказывает о своем прошлом.

Каллиста ворвалась на голливудские подмостки в 1984 году вместе с выходом на экраны ремейка «Потерянного горизонта», скромной картины, неожиданно ставшей хитом сезона. Многие полагали, что этим удивительным успехом фильм обязан захватывающему таланту молодой актрисы, сыгравшей главную женскую роль. Картина вполне могла стать очередной сопливой мелодрамой с бравурной музыкой и идеализированным ландшафтом, но озорной образ, созданный Каллистой, спас ленту от банальности и продемонстрировал гениальность помощника режиссера, ведавшего подбором труппы. Каллиста буквально освещала экран.

99
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru