Пользовательский поиск

Книга Код Бытия. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 26

Кол-во голосов: 0

– Пациенты доктора Барези получали у нас скидку, – добавил Хью, – а кроме того, мы встречали их в аэропорту и обеспечивали транспортом.

– Строго говоря, они не были больными, – заметил Найджел. – Им не требовался особый уход. Я хочу сказать, что они были вполне здоровыми женщинами.

– Значит, вы хорошо знали доктора? – спросил Ласситер.

Найджел и Хью переглянулись, и Найджел, покачав головой, ответил:

– Мы были знакомыми, но не друзьями.

Откинувшись на спинку стула, Хью пояснил:

– Найджел хочет сказать, что наш добрейший доктор был гомофобом.

– Тем не менее его пациентки останавливались в «Акиле»?

– Да, конечно, хотя для всех обитателей Монтекастелло я и Найдж не «он», а «оно». Полагаю, Барези с удовольствием определял бы своих пациенток в Тоди, однако у нас им было гораздо удобнее. А что касается доктора, то мы встречались с ним крайне редко.

Хью начал собирать тарелки, порхая вокруг стола подчеркнуто балетными движениями. Замерев с подносом, вознесенным над головой, он продолжил с ухмылкой:

– Вообще-то я допускаю, что знаменитый доктор мог стать одним из нас. Он никогда не вступал в брак, не имел женщин. Наряды – мечта! Любитель антиквариата. Крошечная собачка. И изо всех сил старался держаться подальше от нас. Все сходится. Подобные ему типы – всегда среди самых яростных гомофобов.

– Что за типы? – поинтересовался Ласситер.

– Те, кто находится в пограничной зоне, – ответил Хью и, совершив пируэт на одном каблуке, отбыл в кухню.

Проследив за ним взглядом, Найджел повернулся к Ласситеру.

– Жаль, что все так получилось, – задумчиво произнес он. – Вы, очевидно, разочарованы. Вы… – Гей явно заколебался, не решаясь продолжить. – Думаю, мне не стоит спрашивать.

– Спрашивать – о чем?

– Полагаю, речь идет о вашей супруге, и вы приехали в клинику первым, чтобы самому все проверить. Наверное, вы стремитесь зачать ребенка? Умоляю простить мои отвратительные манеры, – прикрыв глаза ладонью, закончил Найджел.

– Нет, – ответил Ласситер, – причина в другом. Я вообще не женат.

– Счастлив это услышать, – со вздохом отозвался Найдж. – Мне было бы очень больно, если бы ваши надежды рухнули.

Ласситера разбирало любопытство.

– А клиника действительно была последней надеждой?

– К сожалению, – начал Найджел, покачиваясь на стуле, – мои познания в области репродукции человека весьма ограничены в силу отсутствия личного интереса к данной проблеме. Но я бы не сказал, что клиника была последней надеждой, которой, как многие считают, является только церковь. Однако все утверждали, что старик Барези просто великолепен. Единственный в своем роде, если мне будет позволено так выразиться. Пациентки текли отовсюду – из Японии, Южной Америки… Одним словом, со всех концов земли. И большинство уезжали осчастливленными.

– Неужели? И в чем же суть… особого умения доктора?

– Увы, не знаю, – погрустнел Найджел. – Как я уже сказал, у меня нет врожденного интереса к подобным вопросам. Но женщины только об этом и толковали. Судя по их беседам, деятельность Барези была весьма успешной. Какой-то научный прорыв. С яйцом. Ну вот. – Найджел погрустнел еще больше. – Спрашивать меня бесполезно.

– Ненавижу слово «яйцо», – произнес Хью, появляясь из кухни. – Представить себя в виде яйца! – На его физиономии появилась гримаса отвращения. – Как паршивый цыпленок? Как безмозглый, инкубаторный, вскормленный в клетке цыпленок? – Выдержав паузу и еще немного погримасничав, он закончил более серьезно: – Однако, к твоему сведению, Найдж, женщины называли эту штуку «ооцит».

– Неужели? – изумился Найджел.

– Да. И наш гениальный доктор научил эти самые ооциты вырабатывать что-то вроде… брони, которая прикрывает его, как только первый сперматозоид перелезает через забор. Своего рода Железная дева, отгоняющая неудачников, после того как… – Хью махнул кулаком в стиле боксера-триумфатора, – после того как победитель объявлен.

Найджел, казалось, был озадачен.

– Кроме того, – продолжал Хью, – эта броня не только отгоняет лишние сперматозоиды, но и придает всему хозяйству суперфертильные свойства.

– Совершенно не представлял, что ты разбираешься в подобных вещах, – пробормотал Найджел и, обратившись к Ласситеру, добавил: – Хотя надо сказать, что женщины – эти несчастные существа – время от времени требовали от Хью сочувствия и внимания.

Хью закурил сигарету и, кивая, бросил:

– Особенно Ханна.

– Одна из наших чешек.

– Ханна Рейнер, – проговорил Ласситер. – Ханна Рейнер из Праги.

– Вы ее знаете? – удивленно спросил Хью.

– Нет, мы никогда не встречались.

Правая рука Ласситера покоилась на столе, отбрасывая в свете мерцающей свечи удлиненную расплывчатую тень на белую скатерть. Он отрешенно смотрел, как его пальцы непроизвольно сжались в кулак, разжались и сжались снова. В эти мгновения тень была похожа на птицу, пытающуюся расправить крылья.

– Но, – начал Хью, – каким образом…

– Она умерла, – сказал Ласситер. – Ханна Рейнер мертва.

Глава 26

– Не могу в это поверить, – сказал Хью, после того как Ласситер закончил рассказ. Он яростно курил сигарету «Ротманз», медленно покачивая головой.

Потрясенный Найджел долго переводил взгляд с одного собеседника на другого, а затем уставился в потолок.

– Что за дьявольщина? – только и смог произнести он.

– Я надеялся, что в клинике найдется… Откроется нечто такое, что придаст смысл всем этим событиям, – сказал Ласситер. – Но как насчет дома Барези? Может быть, там сохранился рабочий кабинет…

Хью покачал головой и пояснил, что апартаменты Барези находились в пристройке к клинике. И когда клиника превратилась в дым, вместе с ней стали прахом жилые помещения. Не осталось ничего. Абсолютно ничего.

– Pas des cartes, pas des photos, et pas des souvenirs, – добавил Найджел почему-то по-французски.

– Что случилось с медицинскими сестрами? – спросил Ласситер.

– Никаких сестер, – покачал головой Хью и загасил сигарету. – Парочка лаборантов, но не думаю, что они вам чем-то помогут.

– Только лаборанты? Вы хотите сказать, что этот мужик заправлял клиникой, не имея медицинских сестер?

– Барези стремился держать все в тайне. А кроме того, его клиника была весьма специфической. Она ничем не напоминала больницу, где в каждом закутке сидит по доктору, а в коридорах толпятся пациенты. Это скорее был… исследовательский центр. Скажи, Найдж, разве я не прав?

– М-м-м, – протянул Найджел.

– Думаю, старикан принимал не более пятидесяти – шестидесяти пациенток в год, хотя поговаривали, что если бы он захотел, его посетило бы куда больше страждущих дам.

– Так что же произошло с лаборантами? – не сдавался Ласситер.

– Один из них был просто домашним слугой – убирал, чистил, приносил, уносил. Вторая, кажется, больше соответствовала своему званию, но мы ее с тех пор не встречали. Разве не так, Найдж?

– Нет, не встречали. Думаю, пожар напугал ее. Кто-то сказал, что она укатила в Милан.

Ласситер немного подумал.

– Но ведь кто-то же наверняка остался? Друзья, знакомые…

Хью посмотрел на Найджела и ответил:

– Не думаю. Хотя… Хотя вы могли бы потолковать со священником.

– Ну конечно! – воскликнул Найджел. – С местным падре.

– Вряд ли они были большими друзьями…

– Но они часто играли в шахматы. Разве не так? Пропускали по стаканчику.

– Да, – согласился Хью. – В первую очередь я назвал бы именно Азетти.

– Как вы могли бы его охарактеризовать? – поинтересовался Ласситер.

– Чужак. Вечно под подозрением. Здешний народ его недолюбливает.

– Считают кем-то вроде большевика, – сказал Найджел, подавляя зевоту. – Думаю, из-за этого он здесь и оказался.

– Тем не менее поговорить с ним стоит, – добавил Хью. – Он знает английский, и очень неплохо.

– Я навещу его утром, – сказал Ласситер. – Где его можно найти?

63
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru