Пользовательский поиск

Книга Кабинет диковин. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

– Ленг вам в конечном итоге так ничего и не сказал, – наконец заговорил Пендергаст. – Вы замучили его напрасно, и вам приходится метаться, убивая всех этих людей. Но мне известно о Ленге все. Я знаю его очень хорошо. Возможно, вы заметили некоторое сходство?

– Что? – потеряв сдержанность, переспросил Фэрхейвен.

– Доктор Ленг был моим двоюродным прадедом.

Это заявление поразило Фэрхейвена настолько, что он даже ослабил хватку на рукоятке револьвера. Он вспомнил тонкие черты лица Ленга, его светлые, почти белые волосы и бледно-голубые глаза – глаза, которые смотрели на него без мольбы и без страха, несмотря на те мучения, которые Ленг испытывал. У Пендергаста были точно такие же глаза. Но Ленг умер, та же судьба ждет Пендергаста.

«Пусть он умрет, – настойчиво твердил внутренний голос. – Сведения, которыми он обладает, гораздо менее значимы, чем его смерть. Нельзя рисковать материалом. Убей его».

Он снова напряг палец на спусковом крючке. С такого расстояния промахнуться невозможно.

– Тайна Ленга находится в этом доме, но открыть ее вы не сможете. Вы все время искали совсем не то. И в результате вы умрете медленной и мучительной смертью от старости. Так же, как и все мы. Успеха вам не добиться.

«Нажимай на курок», – требовал внутренний голос.

Но тон агента говорил о том, что ему действительно известно нечто очень важное. Это не было пустой болтовней. Фэрхейвену не раз приходилось сталкиваться с блефом. Он понимал, что этот человек не блефует.

– Выкладывайте все, что хотите сказать. Или вы сразу умрете.

– Пойдемте со мной. Я вам покажу.

– Покажете что?

– Над чем в действительности работал Ленг. Это находится в доме. Буквально под вашим носом.

Внутренний голос уже не говорил, а буквально кричал:

«Не позволяй ему говорить, какой бы важной ни была его информация». И до Фэрхейвена наконец дошла вся мудрость этого совета.

Пендергаст стоял, привалившись к стене, и обе его руки все время оставались на виду. Агент не мог сунуть руку за борт пиджака, выхватить пистолет и выстрелить. На это ему просто не хватило бы времени. Да и оружия у него тоже не было – Фэрхейвен обыскал его самым тщательным образом. Он задержал дыхание, прицелился и надавил на спусковой крючок. Грохнул выстрел. Фэрхейвен знал, что не промахнулся.

Глава 4

Дверь стояла открытой, поэтому из коридора в камеру проникал слабый свет. Нора, сжавшись в комок, ждала в темном пространстве за дверью. Десять минут. Пендергаст сказал: десять минут. Сердце в груди стучало словно кузнечный молот, и каждая минута казалась ей часом. Определить ход времени было почти невозможно. Она заставила себя считать каждую секунду. Тысяча один, тысяча два... Каждая цифра вынуждала ее думать о Смитбеке и о том, что с ним могло произойти. Или должно было произойти.

Пендергаст сказал, что Смитбек скорее всего уже мертв. Он сказал это для того, чтобы избавить от шока, который она могла испытать, узнав об этом самостоятельно. Билл умер. Билл умер. Она пыталась свыкнуться с этой мыслью, но ум отказывался воспринимать смерть Билла как свершившийся факт. Тысяча тридцать. Тысяча тридцать один. Секунда катилась за секундой.

Через шесть минут и двадцать пять секунд она услышала выстрел.

Ее тело содрогнулось от ужаса, но она не вскрикнула. Скорчившись еще сильнее, она выжидала, когда прекратится стук сердца. Звук выстрела долго катился повторяющимся эхом по коридорам подвала. Наконец вернулась тишина. Мертвая тишина.

Нора вдруг ощутила, что дышит через рот, коротко и прерывисто. Считать секунды стало еще труднее. Пендергаст велел ждать десять минут. Может быть, с момента выстрела уже прошла минута? В конце концов она решила возобновить отсчет с семи минут.

Затем она услышала звук быстрых шагов по камню. Создавалось впечатление, что кто-то поспешно спускается по каменным ступеням лестницы. Звук быстро слабел, и вскоре опять вернулась тишина.

Отсчитав десять минут, она остановилась. Пора выходить.

На какой-то момент ее тело отказалось повиноваться. Оно просто окаменело от ужаса.

А что, если этот человек все еще там? А что, если Смитбек уже умер? А если и Пендергаст тоже мертв? Сможет ли она бежать, сможет ли оказать сопротивление, сможет ли сражаться за жизнь, сможет ли добровольно умереть, чтобы избежать худшей участи?

Рассуждать на эти темы было бесполезно. Надо было точно следовать указаниям Пендергаста.

Чудовищным усилием воли девушка выпрямилась, вышла из темноты и прошла в дверь. Коридор за дверью был длинным и сырым, на неровных каменных стенах и полу кое-где виднелись следы известки. В его дальнем конце за открытой дверью находилось ярко освещенное помещение. Это, похоже, был единственный источник света для всего подвала. Именно в том направлении ушел Пендергаст, оттуда долетел гром выстрела и звук бегущих шагов.

Нора сделала один неуверенный шаг, затем второй, а затем без остановки пошла на дрожащих ногах в направлении сияющего прямоугольника двери.

Глава 5

Хирург не верил своим глазам. В том месте, где в луже крови должен был лежать Пендергаст, ничего не было. Агент исчез.

Он огляделся по сторонам. То, что произошло, невероятно. Это физически невозможно... И затем он увидел, что та часть стены, на которую опирался Пендергаст, превратилась в дверь. Массивный каменный блок, повернувшись на шарнирах, стоял перпендикулярно к поверхности стены. О существовании этой двери Хирург не знал, несмотря на то что тщательно обследовал весь подвал.

Собрав в кулак всю волю, он попытался привести в порядок свои мысли. Он давно понял, что размышление – ключ к успеху. Лишь продумывая каждый шаг, он смог так далеко продвинуться. И сейчас он возьмет верх, если хорошенько все взвесит.

Хирург шагнул к двери, держа наготове револьвер. Заглянув в проем, он увидел уходящую вниз каменную лестницу. Агент ФБР явно хотел, чтобы противник последовал за ним. Это могло быть ловушкой. Почему могло? Это наверняка ловушка.

Но Хирург понимал, что выбора у него нет. Он обязан остановить Пендергаста и узнать, что находится внизу. У него был револьвер. Агент ФБР оставался безоружным. Хирург задержался, чтобы осмотреть оружие. Это был «кольт» сорок пятого калибра, изготовленный по специальному заказу. Оружие было снабжено прибором ночного видения с лазерным прицелом и стоило не меньше трех тысяч долларов. У Пендергаста был отличный вкус. Забавно, что это оружие будет использовано против своего владельца.

Отойдя от проема и стараясь не спускать глаз со ступеней лестницы, он извлек из ящика мощный фонарь и с сожалением покосился на материал. Жизненные показатели на мониторах начали ослабевать. Операция явно не удалась.

Хирург вернулся к лестнице и направил яркий сноп света в темноту. На покрывающем ступени слое пыли остались четкие следы Пендергаста. И помимо следов ног, там было еще что-то. Капля крови. И еще одна. Значит, он все-таки зацепил его!

Несмотря на это, следовало удвоить осторожность. Раненый человек так же опасен, как и раненый зверь.

На первой ступени Хирург задержался. Может быть, вначале следует разобраться с женщиной? Смог ли Пендергаст освободить ее, или она по-прежнему прикована к стене? Так или иначе, но серьезной опасности она не представляла. Дом был настоящей крепостью, а выходы из подвала надежно закрыты. Убежать ей не удастся. Главной и срочной проблемой оставался Пендергаст. Когда тот умрет, женщина станет материалом, который займет место Смитбека на операционном столе. Он допустил большую ошибку, позволив агенту начать говорить. Эта ошибка не повторится. Пендергаст умрет прежде, чем успеет открыть рот.

Лестница шла вниз в темноту, ввинчиваясь в землю каким-то бесконечным штопором. Хирург спускался медленно, опасаясь, что за каждым поворотом его может поджидать Пендергаст. Наконец ступени закончились, и Хирург оказался в темной комнате, где пахло плесенью, сырой землей и... Чем еще? Кажется, аммиаком, какими-то солями и бензолом. Впрочем, запах химикатов был едва уловим. В одном месте на полу Хирург увидел несколько следов и россыпь кровавых пятен. Это говорило о том, что Пендергасту пришлось на некоторое время задержаться. Хирург осветил ближайшую стену и увидел ряд деревянных крючков. На них висели старинные бронзовые фонари. Один из крючков был пуст.

105
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru