Пользовательский поиск

Книга Кабинет диковин. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

В настоящем доме на улице Дофин винтовая лестница не освещалась. Спуститься по ней можно было, лишь прихватив с собой лампу. Но в уме Пендергаста лестницу освещало идущее откуда-то снизу слабое зеленое свечение. Он начал спуск.

Ступени шли вниз спиралью. Достигнув конца лестницы, Пендергаст оказался в коротком тоннеле, выходящем в помещение с кирпичным сводом. Пол здесь был земляным. Вдоль стен был укреплен ряд горящих факелов, а в бронзовых курильницах дымился ладан, приглушая своим ароматом запах земли, влажного камня и смерти.

По центру сводчатого зала шла выложенная кирпичом тропа, по обеим сторонам которой стояли каменные надгробия и часовни над склепами. Некоторые надгробия были мраморными, а некоторые гранитными. Часть могильных камней имела форму фантастических минаретов, а иные являли собой лишь мрачные каменные монолиты. Пендергаст брел по тропе, глядя на бронзовые двери склепов и читая знакомые имена, выгравированные на потемневших медных пластинах.

Пендергаст так и не узнал, как использовали это подземелье древние монахи. Но вот уже без малого двести лет это место было фамильным некрополем Пендергастов. Здесь покоились останки более чем десяти поколений обеих семейных линий. В этом подземелье похоронены (или перезахоронены) последние потомки французских аристократов – таинственных пришельцев из туманного прошлого. Пендергаст, заложив руки за спину, шел мимо их могил, то и дело бросая взгляд на медные таблички. Здесь покоился Анри Пендергаст де Мушкетон – шарлатан семнадцатого века, который рвал зубы, показывал фокусы, ставил комедии и занимался знахарством. Здесь же в украшенном кварцевыми минаретами мавзолее лежал Эвард Пендергаст – знаменитый врач с лондонской Харли-стрит. А под этим камнем нашел приют Комшток Пендергаст – известный иллюзионист и наставник самого Гарри Гудини.

Пендергаст шел дальше, мимо могил художников и убийц, водевильных актеров и мастеров скрипки. Остановился он у мавзолея, превосходившего своим величием все окружающие его памятники. Это была абсолютно точная беломраморная копия фамильного особняка на улице Дофин. Перед ним была могила его прапрадеда Иезекииля Пендергаста.

Пендергаст смотрел на знакомые башенки, на крутую крышу и разделенные надвое окна. Когда Иезекииль Пендергаст появился на сцене, от фамильного состояния почти ничего не оставалось. Иезекииль был выпущен в мир без гроша в кармане, но зато с огромными амбициями. Первоначально он торговал змеиным жиром и участвовал в различного рода медицинских представлениях. Однако уже очень скоро прослыл гением лекарского искусства – человеком, который изобрел лекарство, способное излечить все болезни. По уровню доходов он находился в одном ряду с факиром и «человеком-змеей» Аль-Гази и Гарри Парром – дрессировщиком собак. Лекарство, которое рекламировал Иезекииль во время медицинских шоу, отлично распродавалось, и очень скоро он организовал свою передвижную аптеку. «Растительный эликсир и восстановитель здоровья Иезекииля» шел повсюду на ура даже по пять долларов за бутылку и стал первым запатентованным лекарством в Америке. Короче говоря, Иезекииль Пендергаст стал богат, как Крез.

Пендергаст обратил взор на глубокую тень, окружающую гробницу. Примерно через год после появления эликсира на рынке по стране поползли малоприятные слухи. Говорили, что эликсир может вызывать безумие, младенческие уродства и даже внезапную смерть. Однако, несмотря ни на что, объем продаж возрастал. Доктора резко протестовали против применения эликсира. Они утверждали, что у пациентов возникает быстрое привыкание к нему и что он вызывает повреждение мозга. Но продажи продолжали расти. Иезекииль Пендергаст изобрел специальную формулу для грудных младенцев, которая сразу стала пользоваться громадным спросом. «Гарантия спокойствия вашего малыша!» – утверждала реклама. В конце концов репортер журнала «Кольерс» при содействии работающих на правительство химиков доказал, что эликсир есть не что иное, как потенциально смертельная смесь хлороформа, кокаина, ацетанилида и некоторых растительных ядов. Производство эликсира было запрещено. Но это произошло уже после того, как супруга Иезекииля скончалась, приобретя смертельную наркотическую зависимость к препарату. Ее звали Констанция Ленг Пендергаст.

Она была матерью Антуана.

Пендергаст отошел от мавзолея, но тут же остановился и посмотрел назад. В тени огромного монумента стоял простой гранитный саркофаг, на котором была лаконичная надпись: «Констанция».

Пендергаст задумался, вспоминая слова своей двоюродной бабки: «А затем он стал проводить массу времени внизу... там внизу. Ты понимаешь, что я имею в виду?» Пендергаст слышал рассказы о том, что после смерти матери некрополь стал любимым местом Антуана. В течение многих лет он проводил дни за днями в тени гробниц. Практиковался в фокусах, которым обучили его отец и дед, проводил опыты на небольших животных и экспериментировал с различными химикатами. Последнему занятию Антуан предавался с особой страстью, синтезируя яды и пытаясь изобрести панацею от всех болезней. Что еще сказала тетя Корнелия? Ах да. «Они говорили, что в обществе мертвых он всегда чувствовал себя более комфортно, чем в компании живых».

До Пендергаста доходили слухи, о которых не хотела упоминать даже тетя Корнелия. Эти слухи были о делах гораздо более скверных, чем связь с Мари Леклер. В семействе шепотом говорили о страшных находках среди могил и о действительных причинах, заставивших родственников указать Антуану на дверь. Нет, Антуана интересовало не только продление жизни. За этим стояло еще что-то. У него был какой-то план, который он хранил в строжайшей тайне.

Пендергаст все еще смотрел на простую надпись, когда на него снизошло озарение. В этих подземных склепах Антуан трудился, когда был ребенком. Здесь он играл, здесь он учился, здесь собирал свою отвратительную коллекцию. В этом месте он проводил химические опыты и препарировал животных. В этом холодном, мрачном подземелье он хранил химикаты, вытяжки из растений и яды. Здесь, глубоко под землей, влажность и температура всегда оставались неизменными, что создавало идеальные условия для хранения.

Пендергаст резко повернулся и, быстро прошагав по кирпичной тропе и коридору, начал медленное возвращение к реальной жизни. Теперь он знал, в какой части дома на Риверсайд-драйв можно найти недостающую часть коллекции Антуана Пендергаста – или, вернее, Эноха Ленга.

Глава 2

Нора вначале услышала слабый звон цепей, а затем до ее слуха из темноты долетело едва слышное, похожее на шепот дыхание.

– Пендергаст?

– Я здесь, – послышался слабый голос.

– Я думала, что вы умерли! – Ее тело содрогнулось от подавленного рыдания. – С вами все в порядке?

– Прошу прощения, но был вынужден вас покинуть. Сколько прошло времени?

– Господи! Вы что, оглохли? Этот сумасшедший творит с Биллом нечто ужасное.

– Доктор Келли...

Нора забилась в своих оковах. Ей казалось, что ужас физически овладел ее телом.

– Спасите меня!

– Доктор Келли, – произнес Пендергаст нейтральным тоном. – Успокойтесь. Мы можем кое-что предпринять. Но прежде вы должны успокоиться.

Нора перестала биться.

– Прислонитесь к стене. Закройте глаза. Дышите глубоко и ритмично.

Голос звучал медленно – почти гипнотически.

Нора закрыла глаза и, стараясь отогнать ужас, стала дышать как можно медленнее.

В помещении воцарилась продолжительная тишина, которую первым нарушил Пендергаст:

– Вам лучше?

– Не знаю.

– Продолжайте дышать. Только медленно.

Нора последовала его совету.

– Как теперь?

– Лучше. Что с вами случилось? Вы меня действительно напугали. Я подумала...

– На объяснения нет времени. Вы должны мне верить. А теперь я попытаюсь снять с вас цепи.

Нора очень хотела в это верить, но у нее ничего не получалось. Она услышала какой-то стук и звон, после чего снова наступила тишина.

102
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru