Пользовательский поиск

Книга Кабинет диковин. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 1

Затем Смитбек обратил свое внимание на один из шкафов, а если быть точным, то на помещенные в нем человеческие черепа. Подойдя ближе, журналист склонился к бронзовой табличке и прочитал: «Останки гуманоидов из пещеры Сварткопье, Южная Африка». Смитбек не мог поверить своим глазам. Он знал, что окаменевшие останки гуманоидов встречаются чрезвычайно редко. Здесь же находилась по меньшей мере дюжина черепов, причем столь хорошо сохранившихся он никогда не видел. Став достоянием науки, эти черепа произведут переворот в деле изучения предков человека.

Его внимание привлек какой-то блеск в соседнем шкафу. Подойдя к нему, Смитбек увидел, что за стеклом хранятся драгоценные камни. Его взгляд остановился на огромном зеленом и уже ограненном камне размером с яйцо дрозда. Надпись под камнем гласила: «Безупречный алмаз с Новой Земли, Сибирь. 216 карат. Считается единственным в мире зеленым алмазом». Рядом с этим природным уникумом располагались громадные рубины, сапфиры и какие-то более экзотические камни, названия которых Смитбек даже не знал. Эта коллекция ничем не уступала, а может быть, даже и превосходила коллекцию драгоценных камней Американского музея естественной истории. Эти камни были, если можно так выразиться, «звездами» выставки. На соседних полках располагались золотистые, покрытые морозным узором кристаллы совершенной формы, один из которых был размером с грейпфрут.

Смитбек отошел от шкафов, с трудом пытаясь осмыслить значение своего открытия. Страшно подумать, что эти сокровища находятся в полуразрушенном доме более ста лет... Журналист повернулся и импульсивно сорвал покрывало с находящегося за спиной предмета. Ткань, как и раньше, распалась в прах, и его взгляду открылось чучело похожего на тапира животного с длинным хоботом, мощными передними ногами, округлой головой и громадными кривыми клыками. Подобной уродины Смитбек никогда не видел. Он пригнулся, чтобы прочитать едва различимую надпись. Надпись гласила: «Единственный известный экземпляр клыкастого мегалопеда, описанного Плинием. Животное считалось мифическим до тех пор, пока данный экземпляр не был застрелен в Бельгийском Конго английским исследователем сэром Генри Ф. Моретоном в 1869 году».

«Великий Боже! – подумал Смитбек. – Неужели это правда? Крупное млекопитающее, совершенно неизвестное науке? А может быть, это фальшивка? А может быть, все, что здесь находится, сплошь подделка?» Но, оглядевшись вокруг, он понял, что это не так. Ленг не мог коллекционировать фальшивки, и даже в полутьме было видно, что экспонаты подлинные. Во всяком случае, эти. А если и остальные экспонаты в доме окажутся подлинными, то это, возможно, будет самая крупная в мире коллекция по естественной истории. Это собрание – нечто гораздо большее, нежели простой кабинет диковин. Для того чтобы делать записи, было слишком темно. Но Смитбек в записях не нуждался. Все, что он видел, навсегда запечатлелось в его памяти.

Лишь раз в жизни журналисту предоставляется случай собрать подобный материал.

Смитбек сорвал еще один покров, и на сей раз его приветствовал окаменевший костяк поднявшегося на дыбы пещерного медведя. Пасть зверя была открыта в беззвучном реве, и его почерневшие зубы походили на кинжалы. На прикрепленной к дубовому постаменту бронзовой табличке значилось, что скелет был извлечен из асфальтового озера каньона Катц в Аризоне.

Смитбек бесшумно передвигался по залу приемов и снимал белые покровы, обнажая один за другим скелеты млекопитающих плейстоценового периода. Все они были по меньшей мере столь же хороши, как и экспонаты Музея естественной истории, а некоторые из них своей сохранностью даже превосходили костяки, составлявшие гордость музея. Коллекцию Ленга завершали прекрасно сохранившиеся скелеты неандертальцев. На шее одного из скелетов красовалось ожерелье из человеческих зубов.

Оглядевшись еще раз, Смитбек заметил мраморную арку, ведущую в следующую комнату, в центре которой лежал метеорит диаметром по меньшей мере в восемь футов. Метеорит имел цвет рубина. Вокруг метеорита стояли застекленные шкафы.

Немыслимо!

На прикрепленных к стене полках располагалось множество каких-то необычных предметов, и Смитбек переключил на них все свое внимание. При ближайшем рассмотрении эти предметы оказались устрашающими масками, кремневыми наконечниками копий, украшенными драгоценностями кинжалами и нефритовыми жабами. Среди жаб обнаружился человеческий череп, инкрустированный бирюзой. В коробках со стеклянными крышками находились тысячи и тысячи бабочек. Все они были тщательно систематизированы и классифицированы.

Смитбек обратил внимание на то, что электрической проводки в доме не было. Все осветительные приборы были газовыми. К каждому из них вела отдельная трубка. Самая крупная труба тянулась к камину, перед которым стоял хрустальный экран. Да, дом Ленга сохранился таким, каким его оставил хозяин. Создавалось впечатление, что он вышел из своего жилья и не вернулся...

Однако довольно скоро Смитбек несколько умерил свой восторг. Ведь дом просто не мог остаться в таком состоянии со дня смерти Ленга. Наверняка существовал смотритель, который в него регулярно наведывался. Ведь кто-то должен был заколотить окна и задрапировать экспонаты. К нему снова вернулось тревожное ощущение, что в доме кто-то есть.

Тишина, следящие за ним скелеты, гротескные экспонаты и все возрастающий запах разложения порождали у него страх. Отрицать это было невозможно. «Что я здесь делаю? – подумал Смитбек и непроизвольно содрогнулся всем телом. – Материала для Пулитцеровской премии более чем достаточно. Статья уже есть, и пора убираться к дьяволу».

Он повернулся, взбежал по ступеням и, миновав шимпанзе, направился к двери, через которую вошел. Все выходящие в коридор двери были закрыты. Стало гораздо темнее, чем было всего несколько минут назад. Смитбек остановился, сообразив, что не помнит, через какую дверь вошел. Он запомнил, что она была ближе к концу коридора. Подойдя к той, которая казалась ему наиболее подходящей, он повернул ручку и, к немалому своему изумлению, обнаружил, что дверь заперта. «Видимо, не ту выбрал», – подумал журналист, переходя к другой двери.

Та тоже оказалась на запоре.

Со все возрастающим чувством тревоги Смитбек проверил дверь, выходящую на другую сторону коридора. Она была на замке. Точно так же, как и следующая. По его спине пробежал противный холодок. Все двери были надежно заперты.

Смитбек стоял посередине темного коридора, пытаясь подавить парализовавшую его панику.

Он оказался в заключении.

Глава 4

Машина Кастера, усладив слух капитана визгом резины, резко затормозила у служебного входа в музей. За ней с воем подкатили пять патрульных автомобилей. Проблесковые маячки бросали брызги белого и синего света на псевдороманский фасад. Кастер вывалился из машины и начал решительно подниматься по лестнице. За ним в кильватере следовал поток синих мундиров.

По пути в музей осенившая его, словно удар грома, гипотеза успела превратиться в непоколебимое убеждение. «Скрытность и быстрота – вот ключ к решению этого дела», – подумал он, глядя на гранитную глыбу музея. Еще в полицейской академии инструктор внушал слушателям, что подозреваемым надо нанести удар такой силы, чтобы они оказались в нокдауне. Это был отличный совет. Комиссар ждет от него действий, и он их получит. Рокер увидит, что такое капитан Кастер.

В дверях музея стоял охранник, свет проблесковых маячков полицейских машин играл в стеклах его очков. Страж казался безмерно удивленным. За его спиной толпились еще несколько работников службы охраны. Все они с изумлением взирали на стадо полицейских. Группа туристов с видеокамерами наготове и путеводителями в руках приближалась ко входу в музей. Увидев скопление полицейских машин, туристы остановились и после короткого совещания решительно зашагали в подземку.

– Капитан Кастер, седьмой участок, – выпалил полицейский, даже не подумав показать охраннику свой значок. – Приписан к отделу расследования убийств.

80

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru