Пользовательский поиск

Книга Кабинет диковин. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

Нора снова опустилась на колени и начала с помощью ножа расширять щели в кирпичной кладке пола. Когда раздался очередной удар грома (гораздо более сильный, чем предыдущие раскаты), девушка замерла. Ей вдруг стало очень страшно. Чтобы взять себя в руки, она энергично потрясла головой. Никакой убийца не сможет помешать ей найти то, что скрыто под этим полом. «Интересно, что скажет о моей работе Брисбейн? – подумала Нора. – Да пошел он к дьяволу!»

Затем она извлекла нож из щели и со вздохом закрыла лезвие. Всю свою сознательную жизнь она откапывала и каталогизировала человеческие кости, не испытывая при этом никаких эмоций. Во всех древних скелетах не было ничего особенного, просто они принадлежали к человеческому роду. Но мысли о Мэри Грин вызвали у нее совсем иные чувства. Ведь Пендергаст не только показал ей дом, где жила девочка, но и описал всю короткую жизнь и ужасную смерть Мэри. Настолько ярко, что Нора стала воспринимать раскопки очень лично. Впервые за все время своей профессиональной деятельности она, как ей казалось, понимала существо, останки которого она держала в руках, и искренне это существо оплакивала. И это чувство усиливалось, несмотря на все ее попытки выдерживать между собой и объектом исследования профессиональную дистанцию. Временами ей казалось, что она является очередным воплощением Мэри Грин.

Поэтому дело приобретало для нее личную окраску. Очень личную.

Шум ветра за дверью и новый удар грома прервали ее размышления. Нора снова опустилась на колени и решительно принялась скрести кирпичи пола. Ей предстояла длинная бессонная ночь.

Глава 4

Порывы ветра сотрясали запертую дверь, время от времени комнату озаряли вспышки молний, сопровождаемых раскатами грома. После того как вернулся О'Шонесси, они работали вместе – полицейский разгребал землю, а Нора посвятила все свое внимание деталям. Они трудились в желтом свете единственной лампы. Воздух был спертым и влажным, в комнате стоял сильный запах перегноя.

Они вскрыли пол в гостиной. Раскоп был разбит на аккуратные квадраты, и каждый квадрат был выкопан на разную глубину, что позволяло Норе легко выбираться из ямы. Снятые с пола кирпичи были аккуратно сложены у дальней стены. Дверь в кухню стояла открытой, и через проем можно было увидеть большую кучу земли. Земля была свалена в самом центре помещения на подстилку из пластика. На другой пластиковой подстилке находились пронумерованные и снабженные этикетками находки.

Нора наконец решила передохнуть. Отложив в сторону свою лопаточку, она сняла каскетку и провела тыльной стороной ладони по лбу. Было далеко за полночь, и сил у нее почти не осталось. Раскоп в самой своей глубокой точке был на четыре фута ниже уровня пола, это потребовало огромных усилий. Кроме того, чрезвычайно трудно работать быстро и в то же время соблюдать все требования профессиональных раскопок.

– Передохните минут пять, – сказала она О'Шонесси. – Я хочу изучить разрез.

– Самое время, – сказал О'Шонесси, выпрямился и оперся на лопату. Лоб полицейского был покрыт потом.

Нора осветила карманным фонарем разрез почвы, читая его так, как другой читает книгу. Время от времени, чтобы лучше видеть, она расчищала разрез своей лопаточкой.

На самом верху находился слой чистой земли толщиной примерно в шесть дюймов, послужившей в свое время основой для кирпичей пола. Ниже этого искусственного слоя шли три фута более грубого наполнителя с черепками глиняной и фаянсовой посуды, произведенной после тысяча девятьсот десятого года. Но никаких следов лаборатории Ленга – по крайней мере явных – Нора не замечала. Тем не менее она, как того требовали правила, нумеровала и снабжала этикеткой каждую находку. В следующем слое Нора нашла уличный мусор, сгнившие растения, плесневелые бутылки, суповые кости и скелет собаки. Это означало, что постройки в то время здесь не существовало. Еще ниже находился слой кирпичей.

О'Шонесси потянулся, поскреб спину и спросил:

– Зачем нам так глубоко зарываться?

– В большинстве больших городов культурный слой растет с постоянной скоростью. В Нью-Йорке за каждые сто лет он становится толще примерно на три четверти метра. И уровень почвы в то время находился там, – ответила Нора, указывая себе под ноги.

– Выходит, эти старые кирпичи и есть пол первого здания?

– Думаю, что именно так.

Пол лаборатории Ленга.

Но пока этот пол им ничего не открыл. На нем не осталось почти никаких следов. Создавалось впечатление, что пол был тщательно выметен. В трещинах кирпичей Норе удалось обнаружить лишь мелкие осколки стекла. Кроме того, она нашла каминную решетку с остатками угля, пуговицу и почти полностью сгнивший билет надземной железной дороги. Создавалось впечатление, что Лент сделал все, чтобы не оставить никаких следов.

Свет очередной молнии прорвался в комнату, несмотря на то что на окне висело пальто Норы. Секундой позже прогремел гром. Единственная лампа замигала и загорелась вполнакала. Впрочем, это продолжалось недолго, и лампочка снова вспыхнула полным светом.

Нора долго молча смотрела на пол. Затем, приняв решение, она сказала:

– Прежде всего нам следует расширить площадь раскопа. А затем мы будем копать еще глубже.

– Глубже? – произнес О'Шонесси таким тоном, словно не поверил своим ушам.

– Ленг ничего не оставил на полу, – ответила Нора. – Но это вовсе не означает, что он ничего не оставил под полом.

В комнате воцарилась мертвая тишина.

* * *

А на улице дождь лил как из ведра. Вода бурным потоком неслась вдоль тротуара и исчезала в сливных решетках, унося с собой мусор, собачье дерьмо, дохлых крыс, гнилые овощи и рыбьи потроха с расположенного на Дойерс-стрит небольшого рыбного рынка. Всполохи молний заливали светом темные фасады и, пробиваясь через клубящийся туман, освещали мостовую.

По узкой улице, опираясь на трость, брела темная, почти невидимая под черным зонтом фигура в котелке. Перед входом в дом номер девяносто девять эта зловещая фигура задержалась на несколько секунд, а затем нырнула в зловонный туман. Тень слилась с другими тенями, и ничто не говорило о том, что она вообще здесь появлялась.

Глава 5

Кастер со вздохом откинулся на спинку кресла. Была суббота. До полудня оставалось пятнадцать минут, и по справедливости он должен был бы не торчать в своем рабочем кабинете, а потягивать с дружками пиво в боулинг-клубе. Ведь он же, дьявол всех побери, начальник полицейского участка, а не какой-нибудь вшивый детектив из убойного отдела. Какое они имеют право требовать, чтобы он надрывался по субботам? Самый что ни на есть никчемный, дерьмовый пиар. И вот он, капитан Кастер, вынужден сидеть здесь, бесполезно протирая штаны и слушая, как шуршит асбест в коробах вентиляции. Бессмысленно погублен обещавший быть таким приятным уик-энд.

Хорошо, что хоть Пендергаст не сует нос не в свое дело. По крайней мере – пока. Интересно, почему ему так неймется? Когда он спросил об этом О'Шонесси, проклятый ирландец увильнул от ответа. А ведь коп с его прошлым должен был бы давно научиться целовать задницу. Хватит. Если парень не хочет оказать услугу начальству, его следует держать на коротком поводке. В понедельник он с этого и начнет.

Аппарат внутренней связи на столе мурлыкнул, и Кастер, сердито надавив кнопку связи, прохрипел:

– Ну что еще? Я же приказал меня не беспокоить!

– На линии комиссар Рокер, сэр, – ответил Нойс максимально нейтральным тоном.

«Обожемойсукинсын», – подумал Кастер и протянул трясущуюся руку к телефону, с которого хитро подмигивал ему красный глазок. Какого дьявола хочет от него комиссар? Разве он не сделал то, что они все от него хотели? Шеф, мэр и... другие. Если что-то не так, то он не виноват.

Толстый дрожащий палец коснулся кнопки.

– Кастер? – От резкого тона шефа у капитана засвербило в ушах.

– Слушаю, сэр, – проскрипел Кастер, делая все, чтобы голос звучал не так пискляво, как обычно.

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru