Пользовательский поиск

Книга Фракс и монахи-воины. Переводчик: Косов Глеб Борисович. Страница 24

Кол-во голосов: 0

Итак, убедив её в том, что подобные вещи случаются сплошь и рядом, я набросил свой плащ на железные шипы и перевалил через стену. Оказавшись на земле, я спрятался за дерево, и вскоре ко мне присоединилась Макри. В саду, кроме нас, судя по всему, никого не было. Свет дня постепенно угасал, солнце скрывалось за крышей дворца, стреляя последними яркими лучами через амбразуры золотых башен.

– Неужели мы пойдем в дом? И что мы скажем, если нас схватят?

– Что-нибудь придумаем. Мне всегда удается что-то изобрести. А ты спрячь подальше свои мечи и кинжалы. Если ты кого-нибудь нечаянно убьешь, наше положение может осложниться.

Низко пригибаясь и то и дело оглядываясь, мы перебегали от дерева к дереву, неуклонно приближаясь к белому зданию виллы.

– Какой огромный сад, – прошептала Макри.

– В Тамлине они все такие большие. Мой тоже был очень обширным. Мне даже не хватало сил добрести до его дальнего конца.

Ночь наступала очень быстро. В небе на востоке низко стояли лишь две из трех наших лун, и света от них, надо сказать, было совсем немного.

Рядом с домом рос густой кустарник, который мог служить для нас идеальным укрытием. Низко пригибаясь, мы перебежали к кустарнику и замерли, выжидая. Наступила ночь, но в помещении виллы по-прежнему было темно. Странно. Даже, если в доме нет хозяев, слуги должны были остаться, чтобы поддерживать порядок. Я начинал испытывать легкое беспокойство. Если все обитатели дома убиты, то я буду не я, если первым не обнаружу их трупы. Со мной такое случается постоянно, и Служба общественной охраны из меня вытряхивает душу. В связи с этим они мне дали кличку. Фракс-жмуриколов – вот как они меня называют.

Внезапно открылась дверь, выходящая в сад, и из неё один за другим вышли несколько человек с зажженными свечами в руках. Они шагали в полном молчании. Я напряг зрение, чтобы рассмотреть странную процессию. Четверо. Помимо свечей, они вчетвером несли нечто длинное и, по-видимому, тяжелое. Это нечто очень сильно смахивало на мертвое тело. Фракс-жмуриколов снова в деле! Я взмок от напряжения, стараясь сообразить, во что я мог вляпаться на сей раз. Темные фигуры продолжали молча двигаться по направлению к нам. Четыре темные человеческие фигуры, несущие пятую.

– Монахи, – прошептала Макри и оказалась права.

Это были монахи с гладко выбритыми головами. Цвета их балахонов я различить не мог. Монахи приближались к нам. Я вздохнул с облегчением, заметив, что покойник, которого они несли, начал подавать признаки жизни. Монахи осторожно опустили свою ношу на землю. Ноша вдруг встала на колени и приняла позу, характерную для медитации. Монахи один за другим упали на колени, приняли ту же позу и, по-прежнему держа в руках свечи, стали пожирать взглядом свою бывшую ношу. По тому почтению, с которым монахи взирали на этого человека, я догадался, что передо мной сам Иксиал Ясновидец.

Мои глаза начали постепенно привыкать к темноте. Рядом с ним был ещё кто-то. И этот кто-то вовсе не монах. Вглядевшись внимательнее, я понял, что это – женщина. Для монаха у неё на голове было слишком много волос. Да, молодая женщина. Наверное, Калия.

Иксиал поднял руку. По-видимому, он собирался произнести речь. Однако что-то вдруг привлекло его внимание, и, обратившись лицом в нашу сторону, он спросил:

– Кто там?

Мы окаменели. Я готов был поклясться, что в кустах и в темноте он нас видеть не мог.

– Выходите! – приказал он. – Вам не удастся скрыться от Иксиала Ясновидца.

– Пожалуйста, если вы этого так хотите, – сказал я, выходя на открытое пространство. – Тем более, что от неудобной позы у меня уже начались судороги. А у вас действительно острый взгляд. Исходя из этого, я могу сделать вывод, что передо мной Иксиал Ясновидец.

Четыре монаха мгновенно вскочили на ноги и заняли позицию между мной и своим наставником.

– Что вам надо? – поинтересовался Иксиал и добавил: – По какому праву вы являетесь без приглашения в мой сад?

Теперь он уже сидел, и сидел как-то необычно. Создавалось впечатление, что находящаяся рядом с ним женщина его поддерживает. Вначале я подумал, что передо мной ещё один любитель “дива”, но голос его был ясным и твердым, совсем не таким, как у наркомана.

– Вы хотите знать, что я хочу? Прежде всего я желаю побеседовать с дамой. О Гросексе, бывшем ученике её недавно оставившего наш мир супруга Дрантаакса. Указанный Гросекс в настоящее время страдает в темнице, ожидая суда быстрого и неправедного, после которого последует его казнь. Поговорив с дамой, я хотел бы перекинуться парой слов с вами, чтобы уяснить, по какому праву ваши монахи преследуют меня по всему городу, обыскивают мое жилище и нападают на меня в темных закоулках.

Из дома вышли ещё несколько монахов и с угрожающим видом расположились за спиной своего предводителя. Меня очень интересовало, сколько их осталось в доме. Я уже успел израсходовать Снотворное заклинание и теперь не знал, со сколькими монахами-воинами мы с Макри сможем разделаться.

Иксиал начал было говорить, но тут же замолк, издав какой-то непонятный хрип. Лицо его исказилось. Складывалось впечатление, что Ясновидец не может справиться с одолевающей его болью. Монахи с тревогой смотрели на своего настоятеля. Иксиал начал валиться вперед, но Калия не дала ему упасть. Удерживая Ясновидца в сидячем положении, Калия извлекла из сумки флакон и стала смачивать его губы какой-то жидкостью. Остальные монахи стояли с тупым видом, не зная, как поступить. Все служители культа были очень молоды, и страдания настоятеля, видимо, повергли их в глубочайшее уныние. Я выступил вперед, отодвинув монахов в сторону:

– Что с ним?

Калия подняла на меня полные отчаяния и тоски глаза. Никто не пытался мне помешать, когда я, взяв у одного из монахов свечу, откинул прикрывающее его ноги одеяло. Передо мной предстало воистину ужасное зрелище. На ногах были множественные переломы, некоторые кости смещены. На переломы наложены самодельные стянутые тряпьем шины. Места, не скрытые шинами и тряпьем, залиты кровью. Раны почернели и выглядели отвратительно. Если гангрена ещё не началась, то она уже бродила где-то неподалеку. По моему мнению, жить Ясновидцу оставалось двадцать четыре часа. А может, и того меньше.

ГЛАВА 10

– Мы ждем целителей, – сказала Калия дрожащим, лишенным всякой надежды голосом.

Ей, как и мне, было ясно, что никакие целители спасти Иксиала не смогут. Его ноги были изувечены настолько, что он жил, по моему мнению, лишь благодаря своей воле и тем физическим упражнениям, которыми истязал тело всю жизнь. Имея такие травмы, большинство людей уже давно перестали бы цепляться за жизнь.

– Что произошло?

Калия не ответила. Я посмотрел на Иксиала, и тот на миг открыл глаза. Некоторое время Ясновидец боролся с болью, но затем его голова бессильно поникла, и он потерял сознание.

Окна дома осветились – это прибыли целители. Вскоре в саду появились две женщины с зелеными парусиновыми сумками в руках. В таких сумках обычно носят лекарства. Вслед за женщинами в сад вышел мужчина в широком развевающемся балахоне. Аптекарша, травница и целитель. Успеха им!

Я отошел в тень кустов – туда, где скрывалась Макри. Целители приступили к осмотру, монахи встали вокруг них кольцом.

– Никаких шансов, – пробормотал я. – Для экономии времени им следовало бы сразу пригласить гробовщика.

Макри страшно устала от монахов. Всего несколько часов назад они следовали за нами по всему городу, теперь же они настолько обеспокоены здоровьем своего настоятеля, что им совершенно не до нас.

– Мне необходимо поговорить с Калией вне зависимости от того, умирает настоятель или нет. Я здесь лишь за тем, чтобы помочь Гросексу.

Для удобства целителей монахи зажгли масляные лампы. Калия отошла в сторону и стала в тень. Монахи не обращали на неё никакого внимания.

– Похоже, она не настроена на беседу, – заметила Макри.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru