Пользовательский поиск

Книга Фракс и монахи-воины. Переводчик: Косов Глеб Борисович. Страница 18

Кол-во голосов: 0

– Извольте. Разногласия возникли после диспута о природе единосущности. Мы разошлись во взглядах на то, каким образом Вечное и Божественное соотносится с субстанцией, из которой создан наш тленный мир.

– Хорошо, хорошо. Подробности можете опустить. Что случилось после того, как вы вступили в дискуссию?

– В результате взаимного недовольства произошел полный разрыв. Ссора завела нас столь далеко, что в какой-то момент возникла угроза нешуточной битвы. Как вам, видимо, известно, мы не только монахи, но и воины. Обучение боевым искусствам – часть нашего духовного совершенствования. Оно закаляет дух и тело для неустанного бдения во имя Господне и учит нас жертвовать собой ради высоких целей. Чтобы положить конец этому ужасному спору, я и несколько моих единомышленников покинули Звездный храм и основали свой монастырь подальше от наших бывших братьев.

В Звездном храме мой собеседник был вторым по иерархии. Первым был настоятель монастыря Иксиал Ясновидец. Если верить Трезию, размежевание произошло без эксцессов, хотя лично я в этом сильно сомневаюсь. Ни одному настоятелю, даже если он насквозь проникнут духом святости, не нравится, когда его обитель покидает чуть ли не половина братьев, дабы молиться где-то на стороне.

Вообще-то у меня имеются свои соображения по поводу истинной причины схизмы. Исходя из своего понимания природы человеческой (правда, её низших форм), я знаю, что в любой организации все хитроумные дискуссии по тонким материям являются лишь предлогом для того, чтобы выяснить, кто тут главный. События, как я их понимаю, развивались следующим образом: Трезий бросил вызов Иксиалу Ясновидцу, результат схватки оказался ничейным, и почти половина монахов во главе с Трезием удалилась в горы.

Мне уже начал надоедать рассказ о монашеских дрязгах, но тут Трезий перешел к более интересной части повествования:

– Во время диспута, имевшего место перед самым нашим уходом, стоящая во внутреннем дворе статуя святого Кватиния упала с пьедестала и, увы, разбилась. Это явилось для всех страшным ударом. Храм владел древней и прекрасной скульптурой святого. Она была высечена из мрамора, добытого в карьерах Джуваля. Статуя святого Кватиния жизненно необходима для любого монастыря монахов-воинов.

Кватиний был воинственным святым и погиб в одной из войн с орками несколько сотен лет назад. Монахи-воины считают его своим покровителем и примером для подражания.

– Мы, – продолжал Трезий, – были вынуждены основать Облачный храм, не имея статуи. Но, предвидя возможный ход событий, мы заранее заказали новую скульптуру. Поскольку мрамор из Джуваля теперь не завозят, мы попросили Дрантаакса отлить для нас бронзовую статую.

Я удивленно вскинул брови.

– На изготовление статуи требуется несколько месяцев, и теперь, когда Дрантаакса больше нет, мы вынуждены заказывать скульптуру в другом месте. А это, естественно, означает новую задержку. Скульпторы, по своему таланту равные Дрантааксу, встречаются весьма редко, и они всегда загружены заказами. Для нашего ещё совсем нового храма любая потеря времени – серьезный удар. Вам известно, что через три месяца наступает Сопряжение Трех Лун?

Мне это известно. В моей памяти ещё сохранилось кое-что из магических познаний, полученных в молодые годы. В нашем мире Сопряжение Трех Лун – одно из наиболее значительных астрономических явлений. Наступает время празднеств. Все граждане распевают гимны, распивают кли и проматывают гураны на бегах. Я страшно люблю время Сопряжения. Особенно мне нравятся гонки колесниц.

– Отсутствие в монастыре статуи во время Сопряжения Трех Лун означает для нас серьезную потерю лица.

– Насколько серьезную?

Трезий Преподобный, обернувшись к юным братьям, взглядом отослал их прочь. Братья поспешно удалились, не забыв отвесить поклон. И тогда Трезий, наклонившись ко мне поближе, доверительно сообщил:

– Крайне серьезную. Без статуи святого нам не удастся совершить обряд Сопряжения. Если Иксиал Ясновидец сможет к тому времени найти замену разбитой скульптуре, мои братья в Облачном храме попадут в затруднительное положение.

– Если вашу мысль выразить попроще, то это означает – нет статуи, нет и монахов. Я прав?

Он лишь молча кивнул в ответ.

– Но у Иксиала из Звездного храма тоже нет статуи. Они уже заказали себе новую?

– Думаю, что нет. Более того, полагаю, что именно он несет ответственность за кражу из мастерской Дрантаакса.

– Если я вас правильно понял, вы хотите сказать, что Иксиал, который является настоятелем монастыря, организовал убийство Дрантаакса, чтобы завладеть статуей?

– Вполне возможно. Иксиал не знает жалости. Не думаю, что монахи сознательно пошли на убийство, но кто знает, как развернулись события, что пошло не так в тот момент, когда они похищали предназначенную для святилища статую? С другой стороны, он мог кого-то нанять для кражи и даже не предполагал, что может произойти. Так или иначе, но этим двойным преступлением – кражей и убийством – Иксиал нанес мне страшный удар. Смерть Дрантаакса означает, что мы не успеем получить новый образ для поклонения, а его храм приобретет весьма впечатляющую статую.

– Что ведет к вашему полному поражению.

– Именно. Я не желаю, чтобы мои ученики вернулись к Иксиалу.

Я крепко задумался, но, так ничего и не надумав, извлек из ящика на полке бутылку пива, открыл её и выпил. После этого я ещё немного подумал и спросил:

– Итак, что же вы от меня хотите? Если я найду статую, то отдать её вам я не смогу. Ее изваяли для святилища, и она является собственностью города.

Оказывается, Трезию Преподобному это известно. И он вовсе не возражает против того, чтобы я вернул статую властям. Он просто не желает, чтобы статуя попала в лапы конкурента. Если статуя не попадет ни к кому, доверительно сообщил мне Трезий, то это его вполне устроит. Конечно, будет прекрасно, если мне удастся доказать причастие Иксиала к убийству и краже, добавил он.

– Если он не имеет отношения к преступлению и статуя будет возвращена городу, – пояснил Трезий, – то ни один из храмов не будет иметь священного образа и каждый будет судим по заслугам.

– Но если никто не найдет статую и она окажется в Звездном храме, все монахи от вас сбегут, верно?

Трезий Преподобный скорбно кивнул в ответ.

– Вам известно, что я уже вовлечен в расследование? – спросил я. – Меня пригласили не для поисков статуи, но убийц Дрантаакса я разыскиваю.

– Однако нельзя исключать и того, что в процессе изобличения убийцы вы найдете статую, не так ли?

– Да, это весьма вероятно. И я отправлю Иксиала в тюрьму, если окажется, что он замешан в убийстве скульптора.

Перспектива увидеть Иксиала за решеткой, судя по всему, Трезия не особенно удручила, и он ещё раз дал мне понять, что Иксиал готов на любую пакость. Теологический диспут по проблеме единосущности, видимо, и впрямь оказался очень горячим.

Я спросил, есть ли у него какие-нибудь предположения о том, где сейчас может быть статуя. Само собой, статуя лежала у меня кармане, но мне было интересно выяснить, что известно ему.

– Нет, я ничего не знаю, – ответил Трезий. – Но, по моему убеждению, в Звездном храме её пока нет.

– Почему вы так считаете?

– У меня есть собственные источники информации.

– Вы хотите сказать, что у вас там шпион?

На этот вопрос он отвечать отказался.

– Итак, Трезий, если я вас правильно понял, вы не хотите, чтобы статуя попала в руки Иксиала, и приглашаете меня для того, чтобы я её нашел и передал в руки властей.

Монах молча кивнул.

Ну что ж? Я не видел причин, в силу которых не мог бы взять у него деньги. Скульптуру я так или иначе собирался вернуть властям.

Короче, я взял у Трезия стандартный задаток в тридцать гуранов и спросил как бы между прочим, не встречал ли он после своего появления в городе монахов из Звездного храма. Трезий ответил, что не встречал. И солгал – ведь я сам был свидетелем их схватки.

– И последнее. Почему его зовут Иксиал Ясновидец? Он что, пророк?

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru