Пользовательский поиск

Книга Фракс и монахи-воины. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - ГЛАВА 19

Кол-во голосов: 0

– Сомневаюсь, что она видит в них своих друзей.

– Хорошо. Ты сумела добиться того, что я чувствую себя насквозь виноватым. Ну и что же, по-твоему, я должен сделать?

– Купи ей цветы, – мгновенно предложила Танроз.

Я презрительно фыркнул.

– Танроз, ты слишком уверовала в целительную силу пучка цветов. Я, конечно, не могу не признать, что в тот момент, когда Макри прошлый раз пребывала в дурном расположении духа, цветочки подействовали не хуже, чем волшебный амулет. Но думаю, что это трюк одноразового использования.

Недавно случилось так, что я, используя Снотворное заклинание, случайно уложил её спать перед лицом противника, а для обожающей подраться девицы это явилось сильнейшим моральным ударом. Макри на меня тогда страшно разозлилась. Я воспользовался советом Танроз и преподнес ей здоровенный букет. К моему великому изумлению, Макри вначале бросилась мне на шею, потом заплакала, а затем выбежала из комнаты. По мнению Танроз, эти бессмысленные действия означали то, что я прощен. Танроз оказалась права, но думаю, что это произошло лишь потому, что Макри раньше никто цветов не дарил. Она не так тупа, чтобы наступать дважды на одни и те же грабли.

– А ты все же попробуй, – сказала Танроз.

Я тяжело вздохнул. Если уж и Танроз не может придумать ничего более стоящего, значит, положение безнадежно.

Через входную дверь в таверну вбежала Макри.

– Классные занятия по риторике! – возвестила она, обращаясь к стряпухе.

Заметив меня, девица тут же отправилась наверх, бормоча на ходу, что недурно было бы проветрить помещение, поскольку оно сильно провоняло.

– Да пропади все пропадом! – прошипел я и выскочил на улицу. Предстоящее занятие никакого восторга у меня не вызывало.

Торговец цветами Бакс вел свой бизнес на углу улицы Совершенства, наверное, лет тридцать и за все три десятилетия не имел от меня никакого навара. Когда несколько месяцев назад я подкатил к нему, чтобы прикупить цветов, в нашем квартале едва не случилась революция. И на этот раз все было точно так же.

– Эй, Рокс! – заорал Бакс, обращаясь к расположившемуся на противоположной стороне улицы рыботорговцу. – Фракс опять покупает цветы!

– Значит, у него все ещё есть подружка! – проревел в ответ Рокс.

– Ну и молодец же ты, Фракс! – взвизгнула Бирикс – одна из самых популярных проституток округа Двенадцати морей.

– Настоящий джентльмен! – подхватила её компаньонка и коллега.

Строительные рабочие на лесах радостно загоготали и, со своей стороны, прокомментировали мои действия.

Схватив цветы, я помчался домой, прекрасно понимая, что второй раз этот трюк не сработает. Когда Макри попытается запихнуть цветочки мне в глотку, я скажу Танроз пару ласковых слов. В “Секиру мщения” я ворвался в тот момент, когда Макри рассказывала Танроз о том, как прошли её занятия. Не проронив ни слова, я сунул цветы в руки Макри, стукнул кулаком по стойке бара и заорал что есть мочи, требуя для себя пива и большой стакан кли. Надо признать, что мое извинение со стороны выглядело не очень элегантно.

Однако мгновение спустя кто-то сзади постучал мне по плечу. Я оглянулся и увидел перед собой Макри. Вначале она меня обняла, затем залилась слезами и после этого выбежала из зала. Припомнив прошлый раз, я подумал, что это добрый знак, но на всякий случай все же решил сверить свой вывод с мнением Танроз.

– Должно ли это означать, что теперь все в полном порядке?

– Естественно.

Для меня все это выглядело по меньшей мере странно.

– Знаешь, Танроз, у меня нет этому объяснения. Что, дьявол вас всех побери, особенного вы видите в каком-то пучке цветов?

– Очень много. Особенно много цветы значат для тех, кто большую часть жизни провел у орков в лагере гладиаторов. Думаю, что там цветов очень мало. Макри, во всяком случае, их никто раньше не дарил.

Видимо, Танроз права.

– Может быть, они помогли бы мне и с моей женой?

– В любом случае не повредили бы. Неужели ты ни разу не дарил ей цветов?

– Конечно, нет. Я и понятия не имел о том, что это следует делать. Жалко, что я не знал тебя, Танроз, когда был моложе. Возможно, тогда моя жизнь была бы много легче.

Взяв пива и ещё одну порцию рагу, я плюхнулся за свой любимый столик и погрузился в размышления о таинственной женской сущности. Не могу не признать, что я плохо их понимаю. Но своей вины в этом я не чувствовал. Просто такого предмета, как общение с дамами, в программе школы чародеев не значилось.

ГЛАВА 19

Все наконец вернулось в норму, если считать, что ошеломляющая жара является нормой. На улице рядом с “Секирой мщения” кишмя кишели строительные рабочие, а я отбросил все мысли о работе. До конца лета я намеревался наслаждаться заслуженным отдыхом. “Достославная и правдивая хроника всех мировых событий” продолжала смаковать историю с королевским золотом, и в многочисленных статьях мне отводилась достойная роль. Я против этого, естественно, не возражал, так как подобная реклама прекрасно способствует бизнесу.

Мне удалось урвать часть награды, обещанной за возврат золота короля, но получил я значительно меньше того, что мне причиталось по справедливости. К тому времени, когда Служба общественной охраны, адвокаты, клерки в конторе претора и прочий чиновный люд города отхватили свои куски, для человека, который действительно решил загадку, не осталось почти ничего. Чтобы восстановить справедливость, мне, видимо, придется обратиться с просьбой к заместителю консула Цицерию.

Мы сидели на заднем дворе таверны, а Каби и Палакс услаждали наш слух игрой на флейте и мандолине. Посетителей в “Секире мщения” не было, Дандильон удалилась жить на берег, а Сулания вернулась в Тамлин. Пить она стала гораздо меньше и теперь, как утверждала Макри, была увлечена организацией отделения Ассоциации благородных дам среди своих богатых соседок.

– Выходит, затеял все это дело таки Иксиал? – спросила Макри.

– До конца нам это неизвестно. После того, как все закончилось, определить инициатора практически невозможно. Я не могу сказать, кто из них был хуже. Когда я был начинающим детективом, то считал, что началом для каждого расследования явится какое-нибудь преступление, а концом – решение загадки. Однако, реальная жизнь показала, что это далеко не так. Возьмем для примера последнее дело. Банда людей носится по городу, и каждый из них старается вести себя безобразнее других. В конце концов они и сами перестают понимать, кто из них что сотворил. Тем не менее, я могу с уверенностью сказать, что все они заслужили то, что получили. И особенно Гросекс.

Парня повесили ещё на прошлой неделе. Смотреть на казнь я, естественно, не пошел. Калия вернулась в Пашиш, и, насколько я понимаю, она тоскует по Иксиалу гораздо сильнее, чем по Дрантааксу. Но у неё сохранилось множество шедевров убиенного супруга, что обеспечит ей безбедное существование в преклонном возрасте.

– Ты знаешь, а ведь ни один из этих людей мне не заплатил ни гроша, – пожаловался я Макри. – Если не считать дельфинов, конечно, но их вряд ли можно включить в число людей. Я бегал в магическом пространстве, мне грозила смерть от рук Сарины Беспощадной… И ничего. Ни единого гурана. Похоже, я старею. Боюсь, что мне уже никогда не выбраться из округа Двенадцати морей.

– Вот это тебе поможет, – сказала Макри, извлекая из висевшей на шее сумки какой-то предмет. При ближайшем рассмотрении предмет оказался золотым пальцем. – Я подумала, что мы заслужили награду, и отломила у святого палец, когда статуя вернулась из магического пространства. Половина пальца принадлежит тебе.

– Умница! Хорошо соображаешь.

Я внимательно изучил золотой палец святого Кватиния. Половина его принесет мне изрядное количество гуранов. Итак, все кончилось не так уж и скверно. Несколько хороших дел зимой, пара выгодных заказов от Гильдии транспортников или даже от Ассоциации достопочтенного купечества, и я смогу покинуть округ Двенадцати морей. Климат летом в Турае просто адский, но и зимой он ненамного лучше. А в сезон горячих дождей, который должен наступить через месяц, улицы города превращаются в реки, в них буквально на ваших глазах тонут нищие бродяги.

51
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru