Пользовательский поиск

Книга Фракс и монахи-воины. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - ГЛАВА 8

Кол-во голосов: 0

– Не совсем. Но он видит очень далеко во всех направлениях и осведомлен практически обо всем.

Трезий направился к выходу и уже в дверях столкнулся с Дандильон.

– Ах, какой балахончик! – выдохнула она, не сводя восхищенного взора с желтой ткани.

Трезий одарил её невозмутимой улыбкой и вышел. Видимо, благодаря своей боевой подготовке он так закалил свою волю и душу, что даже не изумился при виде этой нелепой женщины. Я же уставился на её босые ноги и цветочки в волосах с нескрываемым отвращением.

– Астрат Тройная Луна сказал, что, конечно же, сможет вам помочь, – доложила она.

Астрат ей понравился. Особенно сильное впечатление на неё произвели его радужная мантия и яркий колпак, который он надевает по особым случаям.

– Впрочем, в обширности его познаний по части звезд я несколько сомневаюсь, – залопотала она. – Он не поверил моим словам о том, что для каждого, кто рожден под знаком Дракона, этот год будет необыкновенно удачным. Я обещала вернуться и рассказать ему об этом подробнее.

Несчастный Астрат!

Покончив с Астратом, Дандильон принялась щебетать о дельфинах. Из её пылкой речи я узнал, что несчастные по-настоящему страдают без своего целебного камня и, что она не может понять причин, в силу которых я не хочу им помочь.

– Дельфины пребывают в сильном огорчении от того, что вы отказали им в помощи.

– Ах вот как? И как же вы об этом узнали?

– Они мне сами сказали, как же еще?

Дельфины не умеют говорить. Это сказки для детей. Я представил, как Дандильон сидит на берегу моря и несет околесицу изумленно взирающим на неё дельфинам. Бедные дельфины! Заявив, что у меня нет времени, я выставил её из своей конторы. Мне действительно было о чем подумать.

Обретя столь редкий миг мира и спокойствия, я обратился к книге заклинаний, чтобы загрузить в память Снотворное заклятие. К сожалению, магия обладает одним весьма неприятным свойством: заклинания не сохраняются в памяти, каким бы магическим даром вы ни обладали. После однократного использования они исчезают, и вам снова приходится их запоминать.

Выучив Снотворное заклинание, я почувствовал себя несколько увереннее. В последнее время меня не оставляло предчувствие, что вскоре мне придется иметь дело с большим числом монахов-воинов. После того, как я увидел их обмен любезностями (особенно потрясающе выглядели удары ногой по голове!), у меня пропало всякое желание вступать с ними в рукопашную. Отныне каждый, кто вознамерится врезать мне пяткой по черепу, погрузится в глубокий сон прежде, чем успеет оттолкнуться от земли.

Увы, мои размышления вновь были прерваны самым неподобающим образом.

В кабинет заглянула Куэн, и мне пришлось деликатно намекнуть, что её пребывание в моем жилье столь же уместно, как визит орка на свадьбу эльфов. Если быть честным, я попросту вышвырнул её за дверь.

– Ищи убежище у Макри, – заявил я. – Если там окажется мало места, разрешаю тебе усесться на шею Дандильон. Посмотрим, сможет ли она по звездам узнать, каким путем тебе лучше бежать из города.

Снова оказавшись в одиночестве, я откупорил ещё одну бутылку и принялся размышлять о всякой всячине.

ГЛАВА 8

Мой рассказ о встрече с Трезием произвел на Макри неизгладимое впечатление.

– Для тебя, Фракс, – сказала она, – ситуация просто идеальная. Такого расследования у тебя ещё не бывало. Наконец-то тебя наняли отыскать то, что ты уже нашел. Пари держу, ты будешь тянуть ещё несколько недель, чтобы содрать с него побольше.

– Ах как смешно! Эти колледжевские лекции сильно развили твои таланты по части сарказма. Я ничего не сказал ему о статуе только потому, что дело ещё не закончено. Гросекса-то я не освободил. А статуя – вещественное доказательство.

Еще больше Макри поразилась, когда я продемонстрировал ей огромную статую внутри небольшого кошеля.

– Мне страшно нравится это магическое пространство, – заявила она. – Оно такое багровое… А влезть мы туда можем?

– Ни в коем случае! Проникновение в магическое пространство очень опасно. Мой старый учитель категорически запрещал это делать.

– Ты и вправду думаешь, что Иксиал Ясновидец убил Дрантаакса? – спросила она после того, как я посвятил её в подробности беседы с Трезием.

– Создается впечатление, что за убийством стоит он, и это меня вполне устраивает. Доказав его вину, я вытащу Гросекса из тюрьмы и утру нос префекту Толию. Однако это не объясняет, каким образом статуя оказалась в кошельке. Как она попала в руки того бандита? Если те типы, что хотели меня прикончить, работали на Иксиала, тогда почему они не отдали статую ему?

– Может, им просто не терпелось на тебя напасть?

– Возможно, я как раз тот мужчина, один вид которого возбуждает желание немедленно на него напасть, но это все равно не проливает свет на то, каким образом статуя оказалась у них.

– Не исключено, что это всего лишь случайное совпадение, – предположила Макри. – Они могли украсть кошель со статуей или купить его в какой-нибудь таверне. Ведь тот, кто взял его у Талия Зеленоглазого, мог и не знать, что там лежит.

Вполне возможно, подумал я. Конечно, весьма подозрительное совпадение, однако нельзя исключать и того, что мой старый враг, ограбив Талия, направился в округ Двенадцати морей, чтобы на некоторое время залечь там на дно. Впрочем, эти рассуждения не казались мне убедительными. Боюсь, Сулания сильно заблуждается, полагая, что её папеньку угрохали из-за долга за наркотики. Главным мотивом убийства, скорее всего, было желание овладеть кошелем. Если кошель нужен был только для того, чтобы незаметно вынести статую из мастерской, то человеку, который за этим стоял, неведомо чувство жалости.

– Я имею дело с очень жестоким убийцей, Макри. Представь себе: этот человек решился на двойное убийство. И не обычное двойное убийство: погибли маг и лучший скульптор города. Да, кстати, тебе известно, что Талий был убит стрелой из арбалета?

– А я думала, его отравили слуги.

– Легенда, придуманная властями. Он занимался сбытом “дива”. Не исключено, что снабжал наркотиком принца Фризен-Акана прямо во дворце. Консул Калий не хочет, чтобы скандальная история снова выплыла на поверхность. Прошло всего лишь два месяца с тех пор, когда прискорбный порок принца едва не стал известен народу. Ты не забыла ту безжалостную убийцу, которая питала горячую страсть к арбалету?

– Ясно, не забыла. Ее зовут Сарина Беспощадная.

Да, Сарина Беспощадная… Много лет назад, когда её главным оружием был громкий голос, а на серьезные дела не хватало силенок, я выгнал её из города. Недавно она появилась в Турае в новом и смертельно опасном обличье. Прежде чем вернуться, Сарина четыре года обучалась боевому искусству у монахов-воинов. Я напомнил Макри о связи Сарины с монахами, и она согласилась с моим предположением о том, что, возможно, мы снова имеем дело с Беспощадной.

– Со времени вашей последней встречи ты тысячу раз твердил, что мечтаешь снова её повидать.

– Мне не нравится тон, которым ты произнесла слова “вашей последней встречи”. Что ты хочешь этим сказать?

– Разве она тебя не побила?

– Побила? Меня? Извини, но это не так. Я позволил ей уйти только потому, что был по горло занят. Спасал город от полного разрушения. Если она объявится в наших краях, я обрушусь на нее, как скверное заклятие. Более того, отпустив её, я поступил очень мудро. Это позволит мне получить новое вознаграждение, когда я её снова заарканю. Ни одной коротко стриженной, размахивающей арбалетом убийце дважды от меня не скрыться.

Макри зажгла палочку фазиса, затянулась и передала мне. Я, в свою очередь, плеснул в стакан кли и вручил напиток Макри. Сделав глоток, она поперхнулась, а из её глаз полились слезы.

– Зачем ты пьешь эту гадость? – спросила она. – Когда в лагере гладиаторов нас пытались поить этой отравой, мы поднимали бунт.

– Я пью кли самого высокого качества. Еще стаканчик?

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru