Пользовательский поиск

Книга Фракс и монахи-воины. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - ГЛАВА 7

Кол-во голосов: 0

Сулания допила пиво и огляделась, желая заказать ещё кружечку.

– Итак, Сулания, создается впечатление, что тот, кто убил вашего отца, прикончил и Дрантаакса. У меня имелась пара подозреваемых, но, к сожалению, сейчас нет к ним доступа. Кто-нибудь знал о существовании кошелька?

Если кто и знал, то Сулания об этом не знала. Она вообще мало что знала. Ей постоянно хотелось выпить, и в этом смысле “Секира мщения” оказалась для неё роднее, чем родной дом. Я предложил взять ландус и доставить её в Тамлин, но Сулания заявила, что останется здесь еще. Бедная девочка! Ну конечно, ей, дочери мага из Тамлина, ни разу не доводилось бывать в таких тавернах. Конечно же, ей здесь очень понравилось.

– Я никогда не пробовала пива. У нас в доме было только вино, – горестно сообщила она.

Оставив Суланию наедине с очередной кружкой, я поднялся к себе, но стоило мне войти в комнату, как в ведущую на улицу дверь кто-то постучал. Я спросил, кто там. Оказалось, что меня решила посетить троица монахов. Эти (в отличие от тех, что навещали меня в прошлый раз) вежливо осведомились, можно ли им войти. Балахоны на них были желтые, и я благосклонно кивнул. На тех, что хотели меня обворовать, были красные балахоны. Итак, я их впустил, и в мою контору вошли три монаха – два молодых плюс один старый, весьма почтенного вида. Юные монахи уважительно стояли, пока я смахивал мусор со стула для их старейшины. Несмотря на весьма преклонный возраст, старец передвигался быстро и легко, а когда он сел, его спина оказалась прямой, как палка от швабры.

Он выразил мне почтение голосом гораздо более бодрым, чем можно было бы ожидать от человека столь преклонных лет, и тут я все понял: ну конечно, этот старикан всегда вел здоровый образ жизни. Сомневаюсь, чтобы он хоть раз за всю свою жизнь выпил пива или закурил фазис.

– Умоляю простить нас за то, что мы взяли на себя смелость посетить вас без предварительного уведомления, – вежливо сказал он. – Мы, увы, редкие гости в городе и в силу этого обстоятельства решили рискнуть, надеясь застать вас дома.

Вежливость всегда вызывала у меня серьезные подозрения.

– Чем могу быть вам полезен? – спросил я, глядя ему прямо в глаза.

– Мы хотим попросить вас найти некую статую, – ответил почтенного вида монах.

Поистине странное совпадение: искомая статуя в данный момент лежала у меня в кармане.

– Расскажите мне о ней, – попросил я.

ГЛАВА 7

Старого монаха звали Трезий. Трезий Преподобный. Двое других не представились. Я никак не мог вспомнить, видел ли я этих юнцов среди тех, которые дрались у виллы Талия. Головы выбриты наголо, желтые балахоны – короче, все они на одно лицо. А потому я предпочел не упоминать об этом инциденте. Они – тоже.

Трезий звучным, хорошо поставленным голосом изложил мне любопытную историю. Интонации у него совсем как у старого доброго волшебника, у которого я когда-то брал уроки. Маг научил меня многому, даже научил меня левитации. Да-да! Когда мне было лет пятнадцать-шестнадцать, я умел парить над землей на высоте четырех дюймов, но только долго это умение не продержалось. Если не ошибаюсь, я утратил свой дар левитации после первой же кружки пива.

– Все мы – служители Облачного храма. Наш монастырь стоит в горном крае. Там мы живем, и там мы возносим свои молитвы.

Я понимающе кивнул в ответ. В северных горах, которые граничат с Ниожем, много уединенных монастырей. Во всяком случае, так было в то время, когда я был там в последний раз. С тех пор прошло пятнадцать лет. Это случилось во время нашей войны с Ниожем. Упоминание о горном крае подняло в моей душе мощную волну воспоминаний. В то время Турай был значительно сильнее, чем ныне, и не только потому, что в его войске служил я. Все граждане города были обязаны нести воинскую службу, и мы гордились этим. Человеку, не послужившему своей стране, путь к власти в Турае был заказан. Теперь же половина населения взятками откупается от службы, и королю Рит-Акану приходится прибегать к помощи наемников. Многие из наших сенаторов ни разу в жизни не держали в руках меча.

Всего поколение назад такое было просто невозможно. Думаю, что недалеко то время, когда у нас из-за этого появятся серьезные неприятности. Я вспоминал те дни, когда мы, сражаясь в горах, отбивали наступление армии Ниожа, уничтожая легион за легионом. Мы удерживали перевал. Капитан Ралли был тогда юным солдатом – таким же, как я. Мы выстроились фалангой, с длинными копьями в руках. Когда копья сломались, мы взялись за мечи. Мы прогнали бы их, если б новые вражеские легионы, пройдя через другой перевал, не ударили нам во фланг. После этого началось кровопролитное отступление, за которым последовало отчаянное сражение под самыми стенами города. Нам удавалось сдерживать врага довольно долго, несмотря на то, что армия Ниожа по численности раза в четыре превосходила армию Турая.

В конце концов нас загнали в город, и началась осада по всем правилам – с подкопами, осадными башнями и штурмовыми лестницами у каждой стены. Мы сражались за жизнь, как львы. Наши маги истощили все свои ресурсы и, вооружившись кто чем, вышли на стены. Их примеру последовали и женщины. Даже дети приняли участие в борьбе, метая камни и куски черепицы в кипящее море голов под стенами. В тот момент, когда солдаты Ниожа уже начали просачиваться в город, поступило сообщение, что орки, собрав невиданное в истории мира войско, начали наступление с востока. Орки и полуорки, тролли, драконы, колдуны, какие-то неведомые звери и прочая нечисть собрались под знаменами Бергаза Яростного (последнего вождя, сумевшего сплотить всю эту разношерстную братию) и двинулись на запад, дабы стереть людей с лица земли. Поэтому война между Тураем, Лигой городов-государств и Ниожем немедленно прекратилась, и бывшие враги объединились, чтобы ценой отчаянных усилий прогнать орков. Капитан Ралли и я сражались плечом к плечу с солдатами Ниожа, которые ещё вчера пытались нас убить.

Оркские войны оказались продолжительными и очень кровопролитными. Приграничные сражения и битвы вокруг наших городов тянулись месяцами. С помощью эльфов нам удалось их прогнать. Но какой ценой! Некоторые страны с тех пор так и не сумели восстановить численность населения, а многие некогда прекрасные города навсегда превратились в руины. С тех пор мы живем в условиях хрупкого мира. Мы даже подписали с орками какой-то договор и обменялись послами. Однако долго этот мир не продержится. Перемирие с орками всегда кончается быстро, ведь орки и люди смертельно ненавидят друг друга. По счастью, орки сейчас дают выход своей воинственной энергии в междоусобицах. Но, как только у них появится новый вождь, достаточно могущественный, чтобы собрать их в один кулак, они тут же двинутся на нас.

Земли в горном крае пустынные и невозделанные, но климат там прохладнее, нежели в городе, и, видимо, хорошо подходит для медитаций.

Я отогнал воспоминания и попытался сосредоточиться на рассказе монаха.

Большая часть тамошних монастырей так или иначе связана с Истинной Церковью, которая в Турае является государственной религией. Однако некоторые монастыри вышли из-под её власти. Последнее никого особенно не волнует, поскольку наш город в религиозном отношении гораздо либеральнее, чем многие другие государства. Раскольников оставляют в покое, если они не проповедуют повсюду свою ересь и не сеют волнений. Но ежели такое случается, король посылает в монастырь батальон солдат, и баламутов выдворяют из страны. При всей нашей религиозной терпимости мятежей мы допустить не можем. О существовании Облачного храма я раньше не слышал.

– Мы основали нашу обитель совсем недавно. До прошлого года я и мои собратья монашествовали в Звездном храме. К сожалению, там случился разлад. Не стану вдаваться в подробности – разногласия носили чисто теологический характер, для нас они чрезвычайно важны, но к делу, боюсь, отношения не имеют.

– Позвольте мне решать, что имеет отношение к делу, а что – нет.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru