Пользовательский поиск

Книга Фракс и монахи-воины. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - ГЛАВА 4

Кол-во голосов: 0

Астрат кивнул и согласился прощупать город при помощи магии.

Прежде чем удалиться, я спросил, как лучше всего уберечься от безобразия, подобному тому, которое учинил утром Толий.

– Может быть, стоит попробовать Заклинание невидимости? – деликатно предложил он. – Сделай своего клиента невидимым для представителей власти.

– Боюсь, это за гранью моих возможностей. С невидимостью у меня всегда случались проколы. На большее, чем Снотворное заклинание, я теперь вряд ли способен. Это – мое основное оружие.

– Хм-м…

Он снял с полки фолиант с записью заклинаний и провел пальцем по алфавитному указателю.

– А как насчет этого? Временное замешательство. Очень простенькое короткое заклинание. Сбивает присутствующих с толку и крайне затрудняет обыск. Не без недостатков, конечно, особенно если тебе попадутся достаточно волевые люди, но в то же время дает возможность спрятать кого надо от назойливости Службы общественной охраны.

Из этого и впрямь может кое-что получиться. Я поблагодарил Астрата, допил вино и удалился. После прохлады дома предвечерние улицы показались мне раскаленными добела. Кроме того, за мной продолжали следить. Я не делал попыток уйти от слежки, предпочитая выяснить, кто за мной увязался. Но наблюдатель вел себя хитро, и увидеть его мне так и не удалось.

Макри закончила свою смену в баре “Секиры мщения” и как раз собиралась удалиться к себе, чтобы заняться математикой. Она настолько амбициозна, что вознамерилась даже поступить в Имперский университет. Это абсолютно невозможно, женщин в университет не принимают. Туда зачисляют сынков сенаторов и самых богатых торговцев. Ну, а лицам с примесью оркской крови, вход в Имперский университет категорически запрещен. Несмотря на это, Макри не желает отказываться от своих безумных мечтаний.

– В Колледж Гильдий меня тоже не брали, – заявила она. – А теперь погляди, как хорошо я там успеваю.

– На прошлой неделе ты учинила драку сразу с восемью своими однокашниками!

– Они издевались над формой моих ушей.

Сложная генеалогия Макри привела к тому, что у неё остроконечные ушные раковины. Но поскольку она носит длинные волосы, её ушей, как правило, не видно.

– Ну и что? Я издевался над твоими ушами тысячу раз.

– Ты, Фракс, вечно пьяный, невежественный болван, и взять с тебя нечего, – парировала Макри. – Что же касается студентов, то они должны быть вежливыми. То, что случилось, по правде говоря, и дракой назвать нельзя. Большинство из них просто убежали. Сразу после этого я успешно сдала экзамен по философии.

Я знаю, что у Макри в стопке бумаг за баром припрятано несколько палочек фазиса. Я взял у неё взаймы одну, и мы вдвоем поднялись по лестнице.

– Постарайся, чтобы Гурд не поймал тебя на краже фазиса, – назидательно сказал я.

– Ему следует мне больше платить. Почему ты не хочешь помочь дельфинам?

– Помогать дельфинам? Работать на Дандильон? Ты, наверное, шутишь. Я – сыщик, расследующий дело об убийстве, и у меня нет времени топтаться вокруг общественно неполноценной особы с цветочками в волосах и слушать, что блеют так называемые говорящие дельфины о своем целебном камне. Эта женщина, вне сомнения, тронулась умом.

– А мне она понравилась, – улыбнулась Макри.

– Только потому, что тебе всегда нравятся люди, которые меня злят.

– Кто же, например?

– Например, Ханама из Гильдии убийц. Эта баба едва меня не прикончила, а ты с ней регулярно встречаешься.

Эти встречи служили причиной некоторых трений между мной и Макри. Макри связана с Ассоциацией благородных дам – организацией, выступающей за равноправие женщин в Турае. Следует признать, что права представительниц прекрасного пола в нашем городе существенно ограниченны. Им разрешено вступать лишь в немногие весьма специализированные гильдии, такие, как Гильдия магов или Гильдия убийц. Доступ в Ассоциацию почтенного купечества для них закрыт, что, несомненно, мешает дамам, обладающим деловой хваткой. Женщины у нас лишены права голоса и не могут заседать в сенате. Более того, их не допускают в роскошные бани и гимнасии, расположенные в центре города. Должен признать, что положение женщин в Турае меня нисколько не волновало до тех пор, пока Макри не включилась в борьбу за равноправие и не стала поднимать по этому поводу шум.

Мне кажется, я уже готов разделить их взгляды. От их победы от меня не убудет. От Макри мне удается откупиться, пожертвовав гуран-другой в пользу её организации, однако совсем недавно я с тревогой узнал, что Ассоциация разрослась до опасных размеров. Думаю, что большинство жителей Турая были бы немало удивлены, узнав, что Ассоциацию поддерживают не только булочница Минарикс и травница Чиаракс, но и принцесса Ду-Акаи. А принцесса Ду-Акаи, да будет вам известно, третья особа в линии наследников трона. Король, узнав об этом, наверняка не обрадуется. Так же как и Истинная Церковь, с отвращением взирающая на деятельность Ассоциации.

Лисутарида Властительница Небес – весьма могущественная волшебница – тоже поддерживает Ассоциацию благородных дам. Правда, это случается лишь в те редкие моменты, когда Лисутарида отрывается от кальяна, через который она курит легкий наркотик, именуемый “фазис”. Впрочем, что такое фазис, вам уже известно. Как ни странно, но я почти уверен в том, что Ханама – третье по значению лицо в Гильдии убийц – также состоит в Ассоциации. Макри ходит на собрания Ассоциации, и меня постоянно тревожит мысль о том, что люди, которым не следует знать о моих делах, могут случайно узнать, чем я занимаюсь. Нет, Макри никогда сознательно не выдаст моих тайн, но она живет в нашем городе всего год и ещё недостаточно знакома с плодами цивилизации. Ее до сих пор обманывают на рынке. Ей с трудом дается общение со столовыми приборами. Я могу ей бессовестно врать, а она об этом не догадывается…

Макри прошла дальше по коридору, дабы приступить к занятиям, а я направился к себе, чтобы приступить ко сну.

ГЛАВА 4

На следующее утро я проснулся в такую рань, что почти успевал свершить утреннюю молитву, чего со мной не случалось вот уже много лет. Несмотря на столь успешное начало, утро доставило мне сплошные неприятности. Чтобы быстрее добраться до тюрьмы, я взял ландус, но повидаться с Гросексом мне так и не удалось. Все заключенные, согласно закону, имеют право на встречу со своими представителями, коим в данном случае являюсь именно я. Однако в Турае к юридическим тонкостям относятся без особого почтения, и меня выпроводили из тюрьмы, заявив, что Гросекс никого не желает видеть. Когда я начал довольно громко протестовать, чиновник предложил мне продемонстрировать письменное доказательство того, что я действительно представляю интересы Гросекса.

– Префект Толий уволок подозреваемого прежде, чем тот успел подписать документ о моих полномочиях.

Долгая и горячая дискуссия завершилась ничем. Судя по всему, власти хотели как можно быстрее покончить с этим делом и не желали никого допускать к защите. Заседание суда должно было состояться на следующей неделе, и, если ничего не изменится, Гросексу не миновать петли. Дрантаакса в городе любили, народ жаждал крови.

Я клял себя на чем свет стоит за то, что не сумел сохранить никакого влияния. Да, у меня имелась масса контактов в преступном мире, но после того, как вашего покорного слугу вышибли из дворца, власть предержащие навсегда захлопнули для него двери своих домов.

Возможно, Цицерий, наш новый заместитель консула, которому я совсем недавно оказал серьезную услугу, и мог бы выйти ради меня на тропу войны, но увы – Цицерий отправился с важной миссией в Маттеш, и я оказался на мели.

Что ж, если меня лишили возможности встретиться с Гросексом, тем более необходимо потолковать с супругой Дрантаакса. Но и в этом направлении мои поиски завершились провалом. Никто не видел, как она уходила, никто не знал, где она сейчас. В городе у неё остался единственный родственник – брат, работавший в портовых складах. Он ничего не смог мне сообщить. Похоже, судьба сестры его вовсе не заботила. Как видно, они уже давно не ладили между собой.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru