Пользовательский поиск

Книга Фракс и монахи-воины. Переводчик Косов Глеб Борисович. Содержание - Мартин Скотт Фракс и монахи-воины

Кол-во голосов: 0

Мартин Скотт

Фракс и монахи-воины

ГЛАВА 1

Макри появилась в “Секире мщения” с мечом на поясе и с конспектами по философии в руках. По её шее сбегали струйки пота.

– Жара покруче, чем в оркской преисподней, – пожаловалась она.

Я лишь согласно промычал в ответ, на большее просто не осталось энергии. В помещении стоит жара и впрямь не меньшая, чем в аду у орков, и сил мне хватает только на то, чтобы донести кружку пива до рта.

У Макри вот-вот должна начаться её смена. Она вылезла из мужской туники, которую обычно носит, когда выходит на улицу, швырнула её за стойку и плеснула себе на шею и лицо водой из кувшина. Вода заструилась по миниатюрному кольчужному бикини – наряду, который позволяет всем желающим любоваться её формами и гарантирует Макри приличные чаевые от докеров, солдат, наемников-варваров и прочих представителей низших слоев общества, которые заходят выпить в таверну.

Макри живет в маленькой комнате на втором этаже. Я тоже обитаю на втором этаже, но в другом конце коридора. Зовут меня Фракс, и, когда на улице не стоит испепеляющая жара, и нормальный человек способен хоть как-то перемещаться, я зарабатываю себе на жизнь ремеслом частного детектива.

“Лучший частный детектив-волшебник в городе Турае” – извещает надпись на дверях моего жилища, выходящих на улицу. Так уж и быть, признаюсь: мои магические способности несколько захирели и продолжают хиреть, но ежели я и не могу творить первоклассное волшебство, как некоторые придворные маги, то пару-тройку заклинаний все-таки помню. Кроме того, у меня очень обострены все чувства, как всегда бывает у людей, постигших искусство магии. Но и это ещё не все. Проводя расследование, я действую всегда весьма решительно. И, стало быть, надпись на дверях более или менее соответствует истине. А о том, что за свои услуги я взимаю мизерную плату, лучше вообще помолчать. Об этом и так все знают. Не могу сказать, что после того, как я потерял работу во дворце, жизнь стала для меня сахаром.

Я лениво шевелю лапой, демонстрируя Гурду, что желаю ещё пива. Если вам это ещё не известно, скажу: Гурд – стареющий наемник-варвар из северных краев, хозяин таверны “Секира мщения”.

– Значит, никакого желания поработать? – интересуется Макри.

Я отмахиваюсь от её глупостей слабым движением руки, но до объяснения все же снисхожу:

– Я на плаву ещё с прошлого дела. Гонорар был что надо.

Шесть недель назад я помог претору Цицерию, а претор, надо сказать, – весьма важная шишка в нашем городе. Куда как более важная, чем сенатор. А сейчас Цицерий сделался совсем уж важным: у нас недавно выбирали заместителя консула, и он победил на выборах. И теперь Цицерий второй по рангу государственный чиновник после консула Калия. А консул Калий, как вам известно, подчиняется только королю.

– Да, – задумчиво протянул я, поднимая со стола кружку, – старик Цицерий, надо отдать ему должное, оказался весьма щедрым клиентом. Впрочем, по-другому и быть не могло. Он ни в жизнь не выиграл бы выборы, не спаси я его репутацию.

Макри насмешливо фыркнула. Она вообще частенько фыркает в ответ на мои слова, но я не возражаю. Во-первых, она одна из немногих моих друзей в городе-государстве Турай, а во-вторых, она помогает мне в работе. Не в самом расследовании, конечно. Макри незаменима в схватках. Наш нищий портовый округ Двенадцати морей – рай для преступников, и его обитателям не слишком нравится, когда кто-то вдруг начинает расследовать их деятельность. Когда я веду дело, я почти уверен в том, что на каком-то этапе мне непременно придется пустить в ход меч. Не скажу, чтобы это меня сильно беспокоило. С мечом я обращаюсь весьма недурственно. Что же касается Макри, то она, как известно, бежала из оркского лагеря гладиаторов и являет собой самую смертельно опасную фехтовальщицу из всех, кто когда-либо топтал землю. Я вовсе не преувеличиваю. Ей всего двадцать один, и она работает за стойкой бара, чтобы добыть хлеб насущный и оплатить учебу в колледже, но вложите ей в одну руку меч, а в другую боевую секиру, постройте перед ней ряд врагов – и вы увидите, что количество жмуриков превзойдет все ваши ожидания.

Семь лет она участвовала в гладиаторских боях, развлекая орков. В результате этих постоянных упражнений её боевое искусство достигло совершенства. Так же сильно выросла и её ненависть к оркам. Ненависть эта усугубляется тем, что в жилах Макри есть примесь оркской крови, что порой делает её жизнь совершенно невыносимой. Есть в ней и кровь эльфов. Вообще-то Макри – весьма странный гибрид, она настолько необычна, что ей частенько приходится выслушивать оскорбления. Однако когда она подает выпивку, а её длинные черные волосы ниспадают на бронзовые плечи, когда звенья её крошечного кольчужного бикини, открывающего все прелести, мелодично позвякивают, пьяницы забывают о своих расовых предрассудках.

– Ты жиреешь, – заметила Макри.

Я самодовольно огладил обширное брюхо.

– Пусть себе, – с ухмылкой сказал Гурд, протягивая мне очередную высокую кружку. – Фракс не терпит работать в жару. Помню, во время Оркских войн мы не могли заставить его как следует драться, когда светило солнце.

Я игнорировал эту лживую попытку бросить тень на мою репутацию. Должен сказать, что во время Оркских войн я сражался как проклятый. Пусть себе издевается. А отдых я вполне заслужил. В прошлом году в это время я, помнится, гонялся в порту за безумным гибридом человека и орка, который уже прикончил восьмерых и едва не сделал меня девятым. Теперь же, сорвав у Цицерия жирный куш, я могу забыть о работе до конца испепеляющего летнего зноя. Одним словом, я счастлив, как эльф на дереве.

– Еще кружечку, Гурд, если тебя это не затруднит, – попросил я.

Гурду примерно пятьдесят. У него обветренное лицо и длинные седые волосы. Но мышцы его с возрастом не ослабли. Его бицепсы выпирают холмами, когда он разливает пиво и разносит кружки посетителям.

– У тебя нет искушения заняться вот этим? – поинтересовался он, показывая на заметку, помещенную в “Достославной и правдивой хронике всех мировых событий” – тощей и скверно напечатанной газетенке, специализирующейся на многочисленных скандалах и преступлениях, захлестнувших Турай.

Я бросил взгляд на заметку:

– Смерть волшебника? Нет. Как-нибудь без этого проживу. Тем более, что волшебником он был никудышным.

“Хроника” сообщает, что указанный волшебник по имени Талий Зеленоглазый был обнаружен мертвым в своем доме в округе Тамлин. Власти выдвинули версию, что он был отравлен, и арестовали всю прислугу. Я помню Талия ещё с той поры, когда служил во дворце. Какой-либо существенной роли при дворе он тогда не играл и серьезной магией не увлекался, занимаясь в основном составлением гороскопов для молодых аристократов. Но это вовсе не означает, что его смерть будет воспринята легко. В последнее время профессия мага в городе-государстве Турай стала делом весьма опасным. Только за последний месяц были убиты Тас Восточная Зарница и Мирий Орла Оседлавший. Оба они были связаны с делом, которым я занимался. Поскольку волшебники весьма полезны в малых государствах, к которым принадлежит Турай, и количество их ограничено, думаю, что Служба общественной охраны вплотную займется расследованием этого убийства. Ну и пусть себе занимается. Если старина Талий довел своих слуг до того, что те решили его отравить, значит, он получил по заслугам. Эти придворные маги разложились вконец. Большая их часть пристрастилась к “диву” и стала наркоманами. Другие – алкоголиками.

– Нацеди-ка мне ещё пивка, Гурд, – попросил я и снова заглянул в “Хронику”. Речь там в основном шла о преступлениях. Впрочем, этого добра в Турае более чем достаточно. Какого-то претора привлекают к суду за контрабанду “дива”; фургон золота, добытого на серверных рудниках, пропал на пути в королевскую сокровищницу; а жилище симнийского посла ограбили.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru